Яндекс.Метрика
  • Мария Мельникова

Аниме: рассадник жестокости или кладезь культуры Японии?

Имеют место оба мнения
Фото: Коллаж: «Петербургский дневник», фото: Александр Глуз

В 1970 году в СССР состоялась удивительная премьера – по телевизору впервые показали детище японских аниматоров «Солнечный Принц». И с этого момента общество разделилось по еще одному признаку, ведь кому-то аниме понравилось, а кому-то совсем нет. С этого момента прошло более 50 лет, однако ситуация не изменилась. «Петербургский дневник» выяснил, за что люди любят и ненавидят глазастых мультяшек.

Основатель и режиссер театра «Небесные Бродяги» Илья Лошаков: «Разврат и жестокость в аниме видят только взрослые»

Впервые я увидел аниме в восемь лет. Просто щелкал телевизионные каналы и наткнулся на мультфильм «Мой сосед Тоторо» режиссера и писателя Хаяо Миядзаки. Меня очень удивили необычные персонажи, насыщенная рисовка и сама история. Этот мультфильм до сих пор в списке моих самых любимых.

После я смотрел и другие аниме, некоторые работы были интересными, другие не очень, но ни одно не произвела на меня столь же сильное впечатление. По-настоящему я увлекся японской анимацией лет в 25, когда начал изучать мифологию. Оказалось, что аниме – просто кладезь информации о существах из японского эпоса. Позже я с труппой своего театра «Небесные Бродяги» поставил несколько спектаклей, героями которых были мифические персонажи. А весной 2021 года мы с актерами на месте помойки сделали сад с персонажами произведений Хаяо Миядзаки.

Еще в детстве я сделал вывод, что аниме бывают хорошими и плохими, как произведения любого другого жанра. Вроде бы вывод очевидный, однако он почему-то недоступен для очень многих взрослых людей. Я не понимаю тех, кто, наткнувшись на неудачный мультфильм, «хейтит» сразу все аниме. Мне кажется, для того чтобы сделать какие-то выводы, надо посмотреть как минимум работ 20.

Меня очень удивляет, когда аниме обвиняют в насаждении разврата и жестокости. Я не знаю ни одного ребенка, который бы обратил внимание на короткую юбку или выдающиеся формы Сейлор Мун, все это видят только взрослые. Детям же просто нравится смотреть, как школьницы спасают мир с помощью лунной призмы.

У меня есть манга «Тетрадь смерти», я купил ее задолго до запрета, и могу точно сказать, что подростки любят это произведение за интересный сюжет, необычную рисовку и мистику, а не из-за интереса к теме смерти. У нас вообще большая проблема с мультфильмами для подростков, «Смешарики» и Disney хороши, но все же это детский контент. Аниме же предлагает интересные именно подросткам сюжеты, поэтому оно и популярно у школьников. Да и разве только в аниме поднимается тема смерти и демонстрируется жестокость?

Всех, кому не нравится аниме, я призываю его просто не смотреть вместо того, чтобы проклинать всю японскую анимацию. Тем же, кто еще не определился, советую читать мангу и ознакомиться с мультфильмами Хаяо Миядзаки, которые могут открыть дивный новый мир.

Художник и арт-бизнесмен Алексей Сергиенко: «Аниме – это наркотик для мозга»

Я вырос на произведениях «Союзмультфильма» и свято верил в то, что анимация создается для детей, соответственно и нести она должна разумное доброе вечное. Когда я впервые наткнулся на аниме, то с удивлением узнал, что так думают не все. Я не помню названий того, что случайно посмотрел, но все это меня очень неприятно поразило.

С художественной точки зрения графика аниме – это примитивизм. В принципе, ничего плохого в этом жанре нет, он имеет право на существование, однако только в том случае, если не становится инструментом манипулирования массами. В аниме же благодаря примитивизму жестокость и пошлость подается нарочито легко, как вариант нормы, которому даже как-то неприлично удивляться. Именно поэтому, на мой взгляд, аниме не должно быть доступно хотя бы маленьким детям. Необходимо следить, чтобы производители японской анимации объективно оценивали свои мультфильмы и правильно указывали возрастные ограничения. Но тут снова встает вопрос: «Зачем вообще нужны мультфильмы для взрослых?» Мне этого не понять.

Аниме – продукт японской культуры, его создают люди с другим мировоззрением и ценностями. Я не против изучения чужих культур, но против их засилья. К тому же детей, на мой взгляд, нужно воспитывать согласно культуре той страны, в которой он растет.

Чаще всего персонажи аниме – какие-то нереальные сверхлюди с идеальной внешностью, которая может существовать только на бумаге. Когда-то миллионы девочек по всему миру отказывались от еды, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к параметрам куклы Барби, однако все эти попытки были тщетны. Миру потребовалось почти 50 лет на то, чтобы понять, что кукла не может быть идеалом, и сегодня Барби активно критикуют, но ведь в отличие от непропорционально длинноногих аниме-красоток она давно не авторитет.

Но самое главное – аниме, как и большинство любых других мультфильмов, – это чистое развлечение, которое не несет никакой пользы, зато прекрасно съедает время. А ведь есть люди, которые могут все выходные потратить на просмотр аниме, потому что это наркотик для мозга, от которого сложно оторваться.

Однако я против запрета аниме и любых видов развлечений на государственном уровне. Я не запрещаю смотреть японскую анимацию даже своим детям, конечно, в рамках разумного. Однако я делаю все, чтобы они выбирали другие виды отдыха, например спорт и книги.

Закрыть