Яндекс.Метрика
  • Елена Норицина

Антон Лубченко: «Исполняем классику, которую мало кто слышал»

Художественный руководитель II Петербургского музыкального фестиваля имени Станислава Горковенко рассказал «Петербургскому дневнику», может ли это культурное событие стать ежегодным
Фото: Стас Левшин

– Антон Владимирович, как построена программа фестиваля? Что лежит в основе?

– Афиша отличается своей концентрированностью. Мы делаем акцент на том, что было дорого и интересно самому Станиславу Константиновичу Горковенко. Маэст ро был неутомимым популяризатором современной музыки, различных новинок. В разные времена к нам приходили такие композиторы, как Валерий Гаврилин, Исаак Шварц, Андрей Петров, Василий Соловьев-Седой. Многие музыканты приносили свои партитуры в расчете на Симфонический оркестр Ленинградского радио и телевидения (с 2001 года это Губернаторский оркестр Санкт-Петербурга). Также Станислав Константинович играл классическую музыку, которая была менее известна, – сочинения, стоявшие в тени более крупных произведений.

И в программу нашего фестиваля вошла именно эта традиция – исполнять малоизвестные творения классиков. Что-то представляем в России впервые, а что-то – после долгого перерыва.

– Какие произведения звучат со сцены?

– В этом году программа проходит на лучших концертных площадках города. Мы открылись на сцене Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга, там уже состоялся концерт «Фауст: Шуман. Шнитке» (6+).

Сегодня мы дадим «Семейный концерт для детей и взрослых» (6+) в Малом зале имени Михаила Глинки Санкт-Петербургской филармонии. Исполним симфоническую сказку австралийского композитора Тома Вудса «Карнавал динозавров». Он сам написал и сюжет произведения, и либретто. Мы решили привезти эту партитуру в Россию. Перевели сказку на русский язык, чтобы дети могли более точно понимать замысел автора, а взрослые не скучали.

Закроем фестиваль 12 декабря в Концертном зале Мариинского театра. Там мы исполним оперу Сергея Прокофьева «Повесть о настоящем человеке» (6+). За 75 лет со дня написания произведения опера прозвучит в Петербурге всего в четвертый раз, а публично – в третий. Такая постановка редко исполнялась на сценах Северной столицы. Я очень благодарен Валерию Гергиеву, директору Мариинского, а теперь и Большого театра, за доверие, которое он оказал. Благодаря ему мы сможем исполнить раритетную оперу в акустическом зале.

– Во время постановки «Фауст: Шуман. Шнитке» были представлены две трактовки легенды. Почему решили сделать именно так?

– Программа показывает интересный срез времен. Каждый большой художник по-своему рисует образы героев. Поэтому мы представили две редко звучащие музыкальные трактовки.

В первую очередь было показано произведение «Сцены из «Фауста» Гете» немецкого композитора-романтика Роберта Шумана. Его сочинение совмещает в себе оперу, кантату и ораторию.

Также мы продемонстрировали произведение Альфреда Шнитке «История доктора Иоганна Фауста». Композитор был значимой фигурой в музыке XX века. Он написал партитуру в 1983 году. На ее премьере в 1980-е годы был ажиотаж. Партия Мефистофеля – одна из главных в кантате. Она написана на эстрадное контральто. Именно поэтому ее должна была петь народная артистка СССР Алла Пугачева. Но по итогу певица отказалась от участия. В дальнейшем арию исполняли только оперные певицы. И это, конечно, не соответствует авторскому замыслу.

Одна моя знакомая ходила на премьеру постановки «Фауст» Альфреда Шнитке в 1980-е. Она спросила у композитора, почему партия была написана именно для Пугачевой. Он ей ответил, что ему был нужен… жанровый шок. Спустя 40 лет мы вернулись к эстрадному звучанию, сегодня Мефистофеля исполнила Екатерина Бачурина.

– С какими произведениями работать было сложнее всего?

– Профессиональный коллектив трудностей испытывать не должен. Но одно из ключевых сочинений программы фестиваля и правда вызвало некоторые сложности. Кантата Альфреда Шнитке требует разношерстного и огромного состава – рояль, орган, клавесин, саксофоны, бас- и электрогитары в сочетании с симфоническим оркестром и авангардной техникой. Такие произведения исполняются вживую нечасто. Главной задачей дирижера было соблюсти все краски и тембры, которые композитор закладывал в произведение.

– В этом году фестиваль проходит во второй раз. Можно ли уже говорить о том, что это культурное событие стало для Петербурга традиционным, ежегодным?

– Сам проект имеет долгосрочную перспективу. Он может занять свою нишу в культурной жизни города, хотя это достаточно непросто. В Петербурге проходит множество акций и форумов. Все городские площадки – выдающегося масштаба. Поэтому сейчас тяжело предложить слушателю то, что не могут другие фестивали. Но мы пытаемся. Например, в наш репертуар вошли, можно сказать, мировые и российские премьеры. То есть мы исполняем музыку, которую мало кто слышал.

Закрыть