Яндекс.Метрика
  • Марина Алексеева

Борис Эйфман представит экранную версию спектакля «Русский Гамлет» о Павле I

Режиссером-постановщиком фильма выступает хореограф
Фото: Евгений Матвеев

Зал ДК имени Ленсовета, где проходят съемки, погружен в темноту. Луч прожектора освещает лишь сцену да выставленные вдоль нее столы с мониторами. За одним из них сидит сам Борис Эйфман.

Мотор, начали!

«Готовы?» – спрашивает он. И после небольшой паузы командует: «Внимание, начинаем!»

Появляется девушка с хлопушкой. Видеть ее на сцене, а не на съемках кино непривычно. Борис Эйфман объясняет: «Мы пытаемся выйти за границы жанра «фильм-балет». И создать пластическое кино. То есть художественный фильм, только без слов».

Идут съемки второго акта балета «Русский Гамлет». Его на музыку Бетховена и Малера хореограф поставил еще в 1999 году. А в 2016-м со свойственной ему требовательностью вновь обратился к противоречивой фигуре Павла I. Сохранив сюжетную канву, он переосмыслил хореографическую партитуру, сделав ее более изобретательной и эмоционально насыщенной.

Ювелирная работа

Исполнитель роли Павла I ведущий солист Театра балета Бориса Эйфмана заслуженный артист России Олег Габышев признается: спектакль «Русский Гамлет», который он впервые увидел в Новосибирске, стал для него судьбоносным. Именно тогда у танцовщика зародилась мечта непременно попасть в этот балет. Сегодня он не просто исполняет главную партию в спектакле, но и участвует в сохранении постановки «на пленке» на долгие годы.
Олег вспоминает, как перед премьерой новой версии балета он вместе с другими солистами труппы Бориса Эйфмана, занятыми в «Русском Гамлете», ходил на экскурсию в Михайловский замок. Причем танцовщикам показали даже те помещения, куда обычных посетителей не пускают. «Теперь, когда я проезжаю мимо этих окон, всегда испытываю трепет. Жизнь Павла I полна мистики, тайн и трагизма», – с явным сочувствием к своему персонажу говорит Габышев.

По его словам, киноверсия отличается насыщенностью крупных планов, которые зрителю в театре не всегда видны. «Мне кажется, в этом и состоит прелесть работы, когда я, как ювелирный мастер, должен максимально достоверно, как будто под микроскопом, показать каждую деталь», – считает он.

Запечатлеть действо

Оператором-постановщиком картины выступает Сергей Трофимов, тот самый, что снял «Ночной» и Дневной дозор», «Вертинского» и «Нулевого пациента». У него уже есть опыт переноса на экран балета Эйфмана «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана». И это, считает один из самых востребованных деятелей киноиндустрии, помогает съемочной группе чувствовать себя более спокойно и уверенно.

«Мы уже знаем способы и приемы. И не тратим время на поиски, а просто пытаемся запечатлеть это красивейшее действо», – признается он. И хотя все съемки нужно завершить за 12 дней, он уверен: с работой они справятся.

«Артисты всецело доверяют своему руководителю. И, если Борис Эйфман говорит, что что-то нужно переделать, они выкладываются до конца», – резюмирует он.

Сергей Трофимов признает, что сама форма имеет ограничения, и для операторов (на проекте задействованы три камеры) все происходит достаточно монотонно. Но подчеркивает: снимая такой великолепный танец, они получают огромное удовольствие.

Красивая история

По словам Бориса Эйфмана, он пытается соединить театр и кинематограф. «Мы еще не пришли к совершенству, к тому идеальному кино, которое я вижу, потому что стеснены условиями, временем. Это вообще не всегда просто, но зато рождает новый вид искусства», – полагает он.

«Русский Гамлет» – это девятый балет хореографа, экранизируемый за последние годы. И каждый снятый фильм получил признание публики.

«Эти картины демонстрировались во многих странах мира. Например, в США до пандемии более 100 кинотеатров показали «Братьев Карамазовых», они имели ошеломляющий успех, как и представленный недавно в Доме кино в Москве фильм «Ночь нежна», – рассказал хореограф.

Он считает, что востребованность такого жанра очень велика. Ведь подобных картин не делает никто в мире. «Поэтому мы хотим сохранить свое направление пластического кино. Кино без слов, но говорящее о многом», – поясняет он.

«Зритель соскучился по таким чистым эмоциям, по красивым историям. Я думаю, что наша деятельность имеет очень серьезные перспективы», – уверен Борис Эйфман.

Закрыть