Яндекс.Метрика
  • Михаил Григорьев

Михаил Григорьев: Харламова будут любить у нас всегда

Обозреватель «Петербургского дневника» – о легендарном хоккеисте
Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник»

Незабываемому Валерию Харламову, «легенде №17», любимцу миллионов, 14 января могло бы исполниться 75 лет.

Народная любовь, или, скромнее, любовь болельщиков, – больше чем слава, популярность, признание, уважение. Слава меркнет, популярность падает, признание и уважение забываются, а любовь людей не просто остается – она с годами становится все сильнее, как, например, все сильнее любили Льва Ивановича Яшина, когда он закончил играть. И при этом не важно, получил народный любимец официальные почести прижизненно или посмертно. Разве меньше стали любить Высоцкого после присуждения ему посмертно премий и установки монументов?

Харламов был уникален во всем, абсолютно ни на кого не похож. Его мать – испанка, в его характере можно было найти любимое в России донкихотство, необузданный темперамент, черты матадора.

Как он был смел! В играх с канадцами приходилось действительно выплевывать на лед выбитые зубы. Конечно, он мог и подраться, ответить ударом на удар, но чаще наказывал грубиянов заброшенными шайбами.

Кстати, песня «Профессионалы» («Хоккей СССР – Канада») написана Высоцким еще в 1967 году, до первой Суперсерии. Но поэт увидел испанское начало в северной игре, помните: «Играют с партнером, как бык с матадором» и «Не оплошай, бык, – Бог хочет шайбы, / Бог на трибуне – он не простит». Матадором для канадских быков стал Валерий Харламов. Родись он в Испании, возможно, стал бы торреро, ну а в России выбрал хоккей – игру неистовых.

Только после встреч с лучшими профессионалами у нас поверили в величие и мощь родного хоккея и перестали вспоминать, что он канадский. Поверили и возгордились.

Весть о его гибели в 1981 году облетела мир во время розыгрыша Кубка Канады. На родине хоккея тоже скорбели о русском гении, изменившем их взгляды не только на любимую игру, но и на привычный мир.

В память о Харламове решили, что под его номером 17 больше никто не будет играть ни в ЦСКА, ни в сборной.

Любовь к Харламову умрет только с теми, кто его продолжает помнить и любить, значит, она вечна…

Закрыть