Яндекс.Метрика
  • Анна Домрачева

Сокольник Аводнев: «Хищным птицам нужны полувольные условия»

Завтра отмечается Международный день птиц, который приурочен к началу их возвращения с мест зимовок. Накануне этой даты сокольник Вадим Аводнев рассказал «Петербургскому дневнику» о своей мечте открыть центр, посвященный хищным птицам
Фото: личный архив Вадима Аводнева

– Вадим, обычно заводят кошек, собак. Ну или попугаев, если говорить о птицах.

– Да, я тоже в детстве мечтал о собаке, даже хотел стать пограничником-кинологом. Однако родители не одобряли мою страсть. Поэтому однажды весной, когда мне было лет десять, я купил двух цыплят у метро по пять копеек. Один выжил и вскоре стал роскошным петухом с белоснежным оперением.

– То есть собаку родители не разрешили, а цыплят – разводи на здоровье?

– Да. Тогда как раз начинались школьные каникулы, и мы собирались все лето провести на даче. Но ближе к осени мне пришлось расстаться с Чикой, так звали петуха. Мы отдали его в военную часть на хоздвор, где были 22 курицы. Это был цирк, конечно! Два десятка куриц и мой домашний ручной петух. Говорят, он оказался очень плодовитым.

– Хорошо. При каких условиях появились соколы?

– Это был июль 2010 года, я уже был женат, и мы с семьей ехали на дачу в деревню Иципино. По обычаю остановились у средневековой Копорской крепости. Мы с дочкой Витой пошли гулять вдоль неприступных стен и наслаждаться видами. И вдруг Вита кричит: «Папа, папа, смотри, какие ярко-коричневые черепашки!» Я подошел поближе и по когтям и клюву понял, что это не черепашки, а птенцы какой-то хищной птицы. Мы тут же огляделись. Думали, что птенцы могли выпасть из гнезда и что сейчас с неба на нас стремительно набросятся их родители. Но нет, ничего не произошло. Мы наблюдали за тем, как неуклюже и неуверенно малыши скакали по камням, пытаясь вспорхнуть, и моя дочка попросила взять их с собой. Мы еще раз оценили шансы птенцов выжить, и я решился забрать их.

– Как отреагировала ваша жена?

– Честно говоря, восторга не проявила. Но резонно заметила, что птенцов надо срочно покормить. Помню, мы заехали в супермаркет и купили куриный фарш. Как потом выяснилось, это не самая лучшая еда для птенцов мелкого сокола – пустельги (название мы узнали с помощью Интернета). Но птенцы с удовольствием склевали пищу и потом всю дорогу спокойно просидели в коробке. На даче я их выпустил, и они бегали по участку – летать же еще не умели.

– Можно ли содержать хищных птиц в домашних условиях?

– Не рекомендуется. Только если на короткое время. Хищным птицам нужны полувольные условия – вольер, свежий воздух, солнце, чистая вода и место, где можно порхать. Если птица сидит на привязи, как собака на цепи, то обязательны регулярные прогулки с ней часа по два, занятия, охота, тренировочные полеты. Тогда да, можно и в домашних условиях.

– А ваша работа связана с птицами?

– Я устроился в аэропорт Пулково орнитологом-сокольником. Там с ловчими соколами мы отпугивали непрошеных гостей с территории воздушной гавани и близлежащих окрестностей.

Потом еще работал там, где нужно было отпугивать наглых чаек, вредных голубей и воробьев от разных объектов, например, зерновых хранилищ, предприятий рыбного промысла, памятников архитектуры, свалок бытовых отходов.

А потом мы создали соколиный двор в деревне Шуваловка, недалеко от Петродворца. Но, к сожалению, дело пришлось свернуть.

– Какая у вас мечта?

– Сейчас я ищу такое место, где можно было бы открыть центр, который бы объединил в себе все, что связано с хищными птицами. Собрать коллектив, у которого бы глаза горели, людей, неравнодушных к птицам. Здесь можно было бы проводить выставки, а также разместить и питомник, и реабилитационный центр. Мечтаю собрать все воедино.

Для справки:

«В Петербурге постоянно проживают около ста видов птиц, у нас богатое биоразнообразие. При этом во время миграции, то есть осенью и весной, в городе можно встретить почти 200 видов. Среди редких – большие хищные птицы, например орланы, а еще журавли, беркуты, редкие утки... От птиц, конечно, есть практическая польза. Те же вороны выступают в роли санитаров, съедают огромное количество остатков пищи», – рассказал орнитолог Владимир Храбрый.

● Систематическое изучение птиц началось в Петербурге в конце XIX – начале ХХ века. Наиболее крупные работы о птицах нашего региона принадлежат перу Евгения Бихнера.

● Кроме того, вклад в изучение орнитофауны нашего города внес Валентин Бианки, заведующий отделом орнитологии Зоологического музея Академии наук, отец известного писателя Виталия Бианки.

● Птиц в городе можно встретить повсюду. Даже в чаше фонтана «Нептун» в Верхнем саду Петергофа плавают кряквы и чайки.

● В 2020 году три вида птиц Санкт-Петербурга вошли в обновленную Красную книгу России – красношейная поганка, клуша и дубровник.

Закрыть