Яндекс.Метрика
  • Юлия Николаева

Лауреат премии Чуковского Анна Игнатова: «Читатель должен тянуться за книгой»

Автор произведений для детей и подростков о том, какие истории нужны в детстве и сможет ли искусственный разум заменить сказку
Лауреат премии Чуковского Анна Игнатова: «Читатель должен тянуться за книгой» Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»

Анна Игнатова – детский писатель и поэт, автор многочисленных сказок и повестей. На днях она стала победителем конкурса имени Корнея Чуковского в номинации «За лучшее произведение в прозе для детей от 8 до 12 лет». Жюри высоко оценило сказку «Принцесса Торнада». В интервью «Петербургскому дневнику» Анна Игнатова рассказала, какие книги нужны в детстве и сможет ли искусственный разум заменить сказку.

О природе таланта

– Читатели называют «Принцессу Торнаду» книгой об управлении эмоциями, с которыми бывает нелегко справиться даже взрослому человеку. Можно ли сказать, что это воспитательная сказка и читать ее нужно в семейном кругу?

– Так как я сама долгое время читала своему сыну самые разные произведения, то была бы очень рада такой картине: мама или папа читают мою книгу своим детям перед сном, а они просят не останавливаться и прочитать хотя бы ещё одну главу. Эта книга без возрастных ограничений, потому что там нет ничего, что может ранить психику ребенка. Книга получилась многослойной, на разный жизненный опыт и накопленные знания. Ребенок увидит историю принцессы, подросток – повесть о первой любви, взрослые могут считать аллюзии на нашу современную жизнь, мне бы хотелось, чтобы она воспринималась именно так.

– А на каких книгах выросла писательница Анна Игнатова?

– На тех же, что и большинство моих сверстников. Одна из моих любимых книг – «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, с которой меня с братом познакомил отец. Несколько раз перечитывала «Всадник без головы» Майна Рида, а вот Фенимор Купер возмутил своим снисходительным отношением к индейцам. Размеренный и затянутый Жюль Верн тоже не произвел впечатления, поэтому могу понять современную молодежь, которым не нравятся некоторые популярные произведения. Время идет, меняется представление о динамике романов. А вот индейские авторы нам нравились – «Земля соленых скал», «Саджо и её бобры», «Слушайте песню перьев». Такие книги увлекали, потому что лето мы проводили на островах Вуоксы.

– В детстве представляли себя писателем?

– Мне всегда очень нравилось слово как материал и источник загадок. Например, «конец» и «начало» – однокоренные слова, невероятно интересно проследить их родство и увидеть взаимосвязи, поэтому уже в юном возрасте надеялась, что уйду не в цифры, а в буквы. А ещё думаю, что со мной произошло чудо – детское увлечение пластилином вдруг стало профессионально востребованным. Мне предложили проиллюстрировать книгу «Вектор пластилина» работами из материала для лепки. Вышло настолько удачно, что потом и другие авторы стали просить, чтобы их книги были оформлены пластилиновыми героями.

– Однако писателем вы стали не сразу, как и почему произошла профессиональная трансформация из учителя в писателя?

– В конце 90-х годов на зарплату учителя невозможно было прожить, вот и приходилось крутиться на трех работах: была секретарем при курсах иностранных языков, там же вела подготовительные занятия для абитуриентов, репетиторствовала. Ученики остались и сейчас, потому что я люблю делиться знаниями и получать результат.

А вот к писательской деятельности меня подтолкнул случай. Однажды я участвовала в любительских соревнованиях по велоспорту. Так как я человек азартный, то на спуске решила разогнаться и нагнать секунды. На крутом повороте мне под колесо попал камень, и я, перелетев через руль, получила шестое сотрясение мозга в своей жизни. Мне нельзя было ничего делать: ни читать, ни пользоваться гаджетами, только лежать и фантазировать. Так я придумала цикл «Ускользнувшие сказки», которые стали своеобразными пародиями на народные. В одной из них, например, Иван- царевич запустил стрелу и попал в Царевну-лягушку. И больше ничего не происходит, потому что он ее просто убил.

– Иногда писателям жизненно необходима поддержка со стороны…

– Настоящим открытием стало для меня знакомство с Галиной Дядиной – прекрасным современным детским поэтом, с которой мы познакомились на сайте Стихи.ру. Она настояла на том, чтобы я участвовала в фестивалях и семинарах для молодых писателей. И даже помогла составить письмо с подборкой стихотворений известному петербургскому поэту и писателю Михаилу Яснову. С её легкой руки я отправилась на семинар молодых писателей. Это был неожиданный мир, в который меня привели Галина Дядина, Михаил Яснов, Валерий Воскобойников, а также мои коллеги, с которыми подружилась за время семинаров и фестивалей, – Наталья Волкова, Тамара Михеева, Ирина Лисова.

Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»

– Вы написали сценарий к мультфильму «Королевство М», новое амплуа оказалось комфортным?

– И здесь я почувствовала себя в очень комфортной среде: осваиваю новое, и мне помогают. Наталья Мирзоян, режиссер «Смешариков» и «Фиксиков», буквально за руку меня взяла, объяснила, как пишется сценарий, какие у него отличия от литературного произведения. Это было чудесное время: мы могли поехать на три дня на дачу и между занятиями бадминтоном, плаванием, катанием на велосипедах придумывали новые серии. До сих пор считаю чудом встречу с гениальными актерами, озвучившими мультсериал.

О воспитании

– Популярная проблема: современные дети мало читают и много времени проводят с гаджетами. Как в условиях клипового мышления, когда возможность формирования мысли ограничивается секундами, привить человеку любовь к книге? Или время детских книг прошло?

– На самом деле современные дети благодаря гаджетам много читают и много пишут. Другое дело, что они читают и что пишут. Как-то после творческой встречи с читателями ко мне подошла одна бабушка и спросила, как заставить ребенка полюбить чтение. Говорю, знаете, тут один глагол лишний – либо вы заставляете читать, либо он любит это занятие. Когда мой сын видит, что я тороплюсь, убегаю на работу, но всё равно возвращаюсь за любимой книгой, без которой не могу обойтись в метро, он тоже начинает интересоваться книгами. И потом, я всё время читала ему, вплоть до 10-го класса. Не потому, что он не хотел, просто это стало нашей хорошей семейной традицией. Нужен собственный пример.

– А что вы читали вместе?

– Например, мы читали «Эмиля из Лённеберги» Астрид Линдгрен, когда ему было восемь лет. Помню, как оба ревели. А сцена там была такая: заболел его друг Альфред, он порезал палец, в который попала инфекция. Наутро ему стало совсем плохо, но взрослые не захотели в пургу отправляться к доктору. Тогда Эмиль сам запряг своего Лукаса, чтобы, рискуя собственной жизнью, спасти Альфреда от заражения крови. И вот ночью, расчищая сугробы, он прорывается в больницу. Когда силы его почти оставили, дорогу помогли расчистить люди… Мы сидим с сыном и переживаем, заходит в комнату дедушка, спрашивает, что случилось. А Костя со слезами на глазах говорит, что мы очень хорошую книгу читаем. И вот это очень ценно, мне кажется.

О перспективах

– Не так давно Марк Цукерберг представил свою модель метавселенной. Легко вообразить, как на виртуальных экранах сказки для человека будет создавать искусственный интеллект. Смогут ли писатели с ним конкурировать?

– Со мной могут поспорить, конечно, но в этом вопросе я консерватор. Детскую книгу, которая пахнет типографской краской, которую можно положить под подушку, разрисовать, порвать, потом пожалеть, бесконечно долго рассматривать картинки, с которой можно вступить в контакт, не заменит никакой экран. В конце концов, представьте, сколько прекрасных людей участвовало в создании книги – умных, добрых, креативных... Читатель должен тянуться за книгой, отставать от неё, догонять, а если ему дают то, что он ожидает услышать, не будет никакого роста.

О литературе

– Немного о сказках, ставших классикой. Изначально книги самой известной волшебницы Джоан Роулинг считались произведениями сомнительного уровня, но в итоге оказались популярными даже среди взрослого населения. Прежде всего, она позволила найти «цемент», соединяющий родителей и подростков. Как из всего многообразия детской литературы найти свою Джоан Роулинг?

– Джоан Роулинг – это эпоха, двадцать лет прошло с тех пор, как появились ее первые книги, но интерес к ним ничуть не ослаб. Есть музеи Гарри Поттера, проводятся экскурсии, посвященные знаменитому волшебнику, продаются сопутствующие товары. Все семь книг я очень люблю. Правда, переводы были очень разными, приходилось даже «редактировать» первые книги, читая сыну вслух. Её произведения – неувядающая классика. Недавно прочитала отзыв, где «Принцессу Торнаду» сравнивают с «Икабогом» Роулинг, поговаривают даже, что политические игры у меня описаны с большим юмором. Надо обязательно прочитать и сравнить.

А в вопросе выбора можно ориентироваться как на советы знающих людей, так и на собственные предпочтения. Ну а если мама и папа читают своим детям с таким же интересом, с каким дети слушают, это очень хороший ориентир.

– Наш ближайший сосед Финляндия лидирует в издании книжек-картинок, явлении, которое только начинает приживаться в сознании российского читателя. Как вы относитесь к книжкам-картинкам, комиксам, где изображение превалирует над текстом?

– Отношусь к этому как к новому виду искусства, не вижу в этом ничего плохого. Когда-то мы собирали открытки, переливные календарики, и никто не говорил, чтобы мы вместо этого почитали книжку. Прекрасный комикс-роман – новый способ выразиться. Глупо его отрицать, лучше с ним познакомиться.

– Какие-то новые литературные формы ещё могут появиться?

– Могут. Сейчас проходят интерактивные экскурсии в музеях, где невероятное сценическое мастерство, оживают картины. Представляю будущее как что-то очень интересное.

– Над чем вы сейчас работаете?

– Мне очень хочется написать о людях, которые бескорыстно помогают окружающим в экстремальных ситуациях, – о спасателях. Сейчас мне важно сказать, что в мире есть что-то важнее денег. Важнее денег может быть человеческая жизнь. Ради неё человек возьмет и отгул на работе, и семью оставит в праздничный день, потому что кому-то нужна помощь. И денег он при этом не заработает ни копейки. У повести есть рабочее название «Мой папа – выключатель». Её герой – маленький мальчик, который даже придумал стихи про своего отца: «Мой папа спасатель, с беды выручатель».

Но ребята в детском саду ещё не очень хорошо выговаривают звуки, они подхватывают стих, и у них получается «папа-выключатель». Мальчик расстроен, а папа смеется: «Всё правильно, ведь я все неприятности взял и выключил».

Закрыть