script async src="https://widget.sparrow.ru/js/embed.js">
Яндекс.Метрика
  • Марина Бойцова

«Старые добрые инфекции»: почему инфекционисты не огорчены их возвращением

На COVID-19 жизнь не заканчивается. Людей не минуют скачки давления, боли в сердце, ломота в позвоночнике и обычное сезонное ОРВИ. Мы провели несколько часов в поликлинике и посмотрели, с чем и зачем сейчас идут пациенты в амбулаторно-поликлиническое звено
«Старые добрые инфекции»: почему инфекционисты не огорчены их возвращением Фото: Александр Глуз/ «Петербургский дневник»

Ровно за год – мы были в Городской поликлинике № 122 в ноябре 2020 года – внешне вроде бы ничего не изменилось: так же работает гардероб и регистратура, так же люди перед кабинетами ворчат на тех, кто пытается «только спросить». Изменилась только ситуация перед кабинетом врача-инфекциониста. Раньше узкий специалист, как и все врачи поликлиники, ездил по домашним вызовам, спасая коронавирусных пациентов, а сейчас пациенты стоят перед кабинетом инфекциониста в очереди на вакцинацию.

Новые реалии

Главный врач поликлиники № 122 – крупнейшей на юго-западе Петербурга – утверждает, что на самом деле изменилось многое. Поликлиники стараются все же уделять внимание не только пациентам с коронавирусом, но и возвращаются к своей основной задаче – лечению и профилактике обычных, не инфекционных заболеваний.

«Сегодня наряду с основным направлением работы всех медицинских учреждений и амбулаторно-поликлинического звена в частности – лечением пациентов с COVID-19 – мы занимаемся и плановым приемом пациентов. Прием ведут и участковые врачи-терапевты, и специалисты, работает дневной стационар. Мы не должны забывать, что существуют и другие заболевания», – считает Елена Литвинова.

Поликлиника № 122, обслуживающая около 70 тысяч жителей Стрельны, Петергофа и Ломоносова, имеет два дневных стационара. Благодаря тому, что летом открылось еще одно взрослое отделение в Стрельне, появилась возможность расширить коечную мощность дневного стационара и возможности амбулаторного лечения. Учитывая огромную территорию района и особенности пригорода, врачам приходится работать отнюдь не в зоне шаговой доступности. По словам медиков, нагрузка возросла в 2-2,5 раза. Если в мирное время участковый врач делал за смену 15-20 вызовов, то сейчас – до 40.

Впрочем, так было и год назад. Но если в 2020 году инфекцию сопровождала огромная усталость и часто даже отчаяние врачей, то сейчас появились большие и маленькие надежды и перспективы.

«Мы понимаем, что измотаны все. Врачи – постоянно возрастающей нагрузкой, пациенты – сложностями при получении медицинской помощи, но сегодня есть выбор у каждого. Сейчас есть вакцина, а значит, возможность себя защитить», – считает главный врач.

COVID-19 занимает очередь

Врач-инфекционист Марина Дессау год назад, как и все врачи, ходила по домашним вызовам. Сейчас занимается преимущественно вакцинацией и лечением посткоронавирусных больных.

В 122-й поликлинике – два прививочных пункта, каждый способен прививать по 200 пациентов в день. Процесс вакцинации сам по себе не требует большой затраты времени. Для того чтобы избежать очередей, мы предлагаем записаться на вакцинацию заранее. Время и дату пациент выбирает самостоятельно. Это можно осуществить через портал «Здоровье петербуржца», время ожидания номерка сейчас, когда в городе прививочный ажиотаж, – примерно неделя. Кроме того, всем желающим привиться нет отказа, и прививку сделать можно и в день обращения, только в этом случае придется ожидать в очереди, примерно 30 минут.

Сама процедура вакцинации, как и везде: первичный осмотр врача, измерение уровня сатурации, температуры, давления, сбор анамнеза, выслушивание жалоб. Затем – допуск на прививку, после которой пациент получает особый QR-код – не такой, как на «Госуслугах», а для внутреннего удобства работы медиков перед вторым этапом вакцинации.

«За свою смену примерно с 10 до 15 часов успеваю принять около 90 человек. Из вакцин в наличии сейчас «ЭпиВакКорона» и «Спутник V», на днях ждем «Спутник Лайт», но сейчас его рекомендуют для повторной вакцинации. Пациент имеет право выбрать любую из имеющихся в наличии вакцин, ну а врач с учетом показаний и противопоказаний примет решение», – говорит Марина Дессау.

Фото: Александр Глуз/ «Петербургский дневник»

Народу на вакцинацию много, но очереди нет, все достаточно приветливы, общаются, делятся мнениями. Некоторые пришли уже на ревакцинацию – тоже по записи. Но есть и тревожные пациенты. Одна дама буквально хватала каждого проходящего человека в белом халате с требованием дать медотвод, потому что кто-то ей сказал, что при ее определенной патологии делать прививку якобы нельзя. Все медики терпеливо объясняли, что ответ даст врач на осмотре, и если есть противопоказания – никто насильно не уколет.

Другой молодой человек с тестом на антитела пытался доказать, что его антител достаточно и вакцинироваться он не будет, потому что «это уже перебор антител». Марина Дессау только пожимает плечами:

«При всех инфекционных заболеваниях – дифтерии, столбняке, клещевом энцефалите, гриппе – мы всегда ревакцинировали пациентов и при антителах, новая коронавирусная инфекция ничем не отличается. За два века в этой практике ничего не поменялось и не поменяется. Если прививка будет сделана даже на максимуме антител, хуже точно не будет», – уверяет врач-инфекционист.

Уже начали делать совмещенные прививки от COVID-19 и гриппа. Медики говорят, что желающих довольно много.

По словам Марины Дессау, за 11 месяцев вакцинации самых разных групп населения она ни разу не видела ни одного тяжелого последствия прививки, ну разве что местные аллергические реакции.

Поделилась специалист и своей профессиональной радостью: начиная с нынешней осени стали вновь появляться старые знакомые инфекции – энтеровирусы, грипп, в 2020 году полностью вытесненные COVID-19. Видя мое недоумение, инфекционист поясняет:

«Это говорит о том, что COVID-19 скоро займет свою нишу в ряду обычных сезонных инфекций. В этом году стало видно, что начали появляться другие вирусы. Для вирусной инфекции надо 4 года, чтобы он ушел  либо занял свое место в общем строю сезонных инфекций. Как только он его займет, ему не позволят другие вирусы так хозяйничать, у них же внутривидовая борьба. Он займет свою позицию, и мы будем понимать, к чему готовиться к каждому сезону», – объясняет доктор.

В этой межвирусной борьбе она видит и заслугу вакцинации. По ее словам, создание вакцины – это огромный плюс.

«Если бы век назад случилась такая пандемия, мы бы ничего не успели сделать. Создать за полгода вакцину – это большой шаг вперед. Самое плохое, что может сделать любая вакцина, – она просто не сработает. А вот что произойдет после вируса, мы до сих пор не знаем и только начинаем изучать постковидные осложнения. У нас много вирусов, много штаммов, и именно вирусы, а не вакцины – явное зло. И если что-то плохое будет происходить, то это пойдет от вирусов, а не от вакцин», – убеждена инфекционист.

Наш ответ антидепрессантам

На 3-м этаже огромной поликлиники – дневной стационар. Здесь, в отличие от прочих этажей, тихо и умиротворяюще. На чистых койках лежат пациенты под капельницами, кто-то занят раздумьями, кто-то мирно беседует.

Светлана Фоминых, заведующая дневным стационаром поликлиники №122, рассказывает, что к ним по-прежнему приходят пациенты с цереброваскулярными болезнями, остеохондрозами, ишемической и гипертонической болезнями, с осложнениями после перенесенной пневмонии.

Еще один несомненный плюс дневного стационара сегодня – это некий островок безопасности.

«На западе дневных стационаров нет, там сразу – либо больница, либо лечись дома. А ведь чисто психологически наше лечение – это тоже положительные эмоции. Люди спокойно принимают лечение, общаются, идут на физиотерапию, в бассейн. Иногда важно просто полежать под контролем медицинского персонала, и уже лучше становится. Так что у нас дневной стационар выполняет функцию антидепрессанта, которые за рубежом выписывают налево и направо», – смеется завотделением.

Ганна Сергеевна Шульдешова, которая из своих 76 лет более 30 лет живет в Ломоносове и так или иначе является пациенткой этой поликлиники, приходит в дневной стационар как минимум дважды в год. Получает капельницы после операции на сердце, уколы снимают боли от грыжи. Ну и общается, конечно.

«Даже если не спрашиваю – девочки подойдут, все объяснят, укол сделают. Я под наблюдением здесь и в полном покое», – рассказывает женщина.
Дневной стационар сейчас, когда плановая помощь в больницах ограничена, – это, безусловно, выход.

«Еще до эпидемии через нас проходило много пациентов, и мы видим, что при правильно подобранной терапии и приверженности лечению многие вполне могут обойтись без госпитализации. К сожалению, основная масса обратившихся пациентов месяц принимает назначенные лекарства, а как становится лучше – бросают. Осознание того, что требуется постоянная терапия при определенных хронических заболеваниях – это самое сложное», – убеждена Светлана Фоминых.

Она говорит, что даже когда с апреля по июль прошлого года была приостановлена плановая помощь в поликлиниках, то у тех пациентов, которые были привержены ранее назначенной терапии, особых провалов в состоянии здоровья не было. И даже те, кто болел COVID-19, но находился на постоянной терапии от основного заболевания (в основном речь идет о сердечно-сосудистых проблемах), легче переносили и коронавирусную инфекцию.

Закрыть