Яндекс.Метрика
  • Яна Григорьева

Мария Элькина: «Петербург просто должен стать самим собой»

Одним из участников IX Санкт-Петербургского международного культурного форума, который состоится в ноябре, станет архитектурный критик Мария Элькина. В беседе с «Петербургским дневником» она поделилась своим видением того, как должен развиваться город
Фото: пресс-служба Санкт-Петербургского международного культурного форума

– Мария, на форуме вы примете участие в обсуждении современной архитектуры. А что можно сегодня отнести к этому понятию?

– На мой взгляд, в представлении общества это понятие несколько искажено. Зачастую под современной архитектурой понимают яркие и экспрессивные постройки. Хотя любая архитектура, которая появляется сегодня, – современная. Я бы добавила, что современная архитектура должна отвечать сегодняшним ценностям и потребностям людей.

– Назовете здания, которые бы отвечали этим критериям?

– Это сложный вопрос. Таких зданий сотни и тысячи в мире. Например, мне очень нравится LittleIsland – плавучий парк на реке Гудзон в Нью-Йорке. Его концепцию разработал британец Томас Хизервик. Он, с одной стороны, показывает высокотехнологичность нашего мира, а с другой – обращает внимание людей на необходимость трепетного отношения к природе, вопросам ее сохранения и появления в городской среде, защите экологии.
В Петербурге не так много современной архитектуры. Один из ярких примеров – работы архитектора Сергея Чобана: бизнес-центры «Лангензипен» на Петроградской стороне и «Дом Бенуа» в Калининском районе. Очень интересно, каким окажется театр по его проекту на проспекте Добролюбова.

При этом выдающегося здания, которое во всех смыслах говорило бы на языке современности, в Петербурге сегодня все же нет. В городе построен «Лахта Центр». По мировым меркам это здание немного старомодное, но его появление в Петербурге очень важно, так как показывает заинтересованность города в чем-то новом. К тому же небоскреб нравится людям. Это яркий показатель жажды города и его жителей в появлении современных построек. И в этом плане говорить, что Петербург консервативный город, неправильно.

В то же время «Лахта Центр», на мой взгляд, скорее пример качественной современной инженерной инфраструктуры, нежели архитектуры. В любом случае – повторюсь – он показывает, что город настроен на развитие высоких технологий.

– Применимо ли слово «архитектура» к высотным однотипным жилым зданиям, которые сегодня строятся в спальных районах города?

– Эти здания строятся по однотипным проектам. К слову, подобных примеров много в азиатских странах. Понятие «архитектура» к ним абсолютно не применимо – в таких проектах нет ни художественной, ни научной мысли. Строительство подобных зданий – катастрофа, так как они формируют городскую среду низкого качества. Очевидно, что она создаст проблемы для будущих поколений.

Для решения этих вопросов и нужна урбанистика, а также современная архитектура. Специалисты, работающие в этих сферах, ищут альтернативу тому, что сегодня происходит в спальных районах города. Нам нужны более гуманные и интересные решения по части нового строительства.

– В анонсе к одному из обсуждений, в котором вы поучаствуете, сказано: «Имидж, созданный в информационном поле, бывает важнее, чем физическое воплощение». Можете привести примеры из сферы архитектуры и градостроительства Петербурга, когда имидж, созданный средствами массовой информации, сыграл свою роль?

– В нашем обществе весьма шаблонное представление об архитектуре. Если говорить конкретно о Петербурге, то у нас существует «культ исторического центра города», он нам кажется прекрасным во всех смыслах. На этом фоне новые постройки априори считаются неудачными, ненужными, другими. Эти образы довольно жестко навязываются средствами массовой информации, градозащитниками, даже в кино и литературе их много. К сожалению, эти представления лишают нас шанса создавать что-либо хорошее сегодня.

Как появлялась современная архитектура во всем мире последние 100 лет? Строилось что-то, скажем так, далекое от идеала, на него смотрели горожане, в том числе специалисты, оценивали, взвешивали все минусы и плюсы, но принимали в конечном счете, стремясь сделать лучше. И никакого другого пути здесь нет. Невозможно вернуться в прошлое и строить здания как в XIX веке. Есть только один путь: принять современность, понять, чего ей не хватает, и сделать ее лучше.

В исторической части Петербурга сегодня проживают не более миллиона человек. Остальные почти пять миллионов живут в новостройках, которые мы не относим к современному городу. И в этом наша беда. Когда мы принимаем такую позицию, мы лишаем себя возможности сделать городскую среду лучше.


– Об архитектуре и урбанистике должны рассказывать только специализированные СМИ или это направления для любых городских изданий?

- Конечно, писать об этом должны все городские СМИ, уделяя как можно больше внимания сфере градостроительства и архитектуры, она жизненно важная. Но это не должно быть внимание скандального типа. Один из последних примеров – манеж лейб-гвардии Финляндского полка на Васильевском острове. Я видела документы по итогам проведенной историко-культурной экспертизы здания, видела старые планы, и очевидно, что старого здания не существует, просто какие-то его фрагменты были использованы в новом. Но обыватель, не вникающий в детали, из заголовков понимает только то, что разрушают действительно цельный памятник.

Или, например, история с будущим многофункциональным спортивным комплексом «СКА Арена» в Московском районе, фасады которого делают по проекту архитектурного бюро CoopHimmelb(l)au. И опять, общественность широко обсуждает вопрос строительства «такого урода», имея в виду будущую арену. При этом никто не говорит о том, почему в городе одновременно строят сотни, тысячи однотипных высотных домов в спальных районах. Я не скажу, что эта арена – шедевр, но это точно не худшее из того, что создается.

В СМИ должно быть представлено более взвешенное мнение по вопросам строительства и создания городской среды. Нужно привлекать больше квалифицированных экспертов, а у журналистов должно быть четкое понимание проблемы, ответственность за написанное.

В целом в идеале хотелось бы изменить риторику в текстах и репортажах на более конструктивную и более обоснованную.

– На Культурном форуме вы также выступите модератором сессии: «Свобода vs регламент: чем можно и нельзя управлять в современном городе».

– У нас очень устаревшие, поэтому не очень эффективные механизмы управления городом. Но, конечно, в современном мегаполисе баланс в градостроительной политике достижим. Хотя и не так просто. Город объединяет много различных интересов: застройщиков, которые сегодня, на мой взгляд, чувствуют себя в Петербурге очень вольготно. Они зарабатывает деньги, строя большое количество квадратных метров. Есть интересы жителей того или иного района. Кроме того, у города есть долгосрочные экономические интересы, потому что создание комфортной, качественной городской среды важно для экономики, социальной сферы города, для благополучия людей.

В конце концов, должна быть ответственность перед будущим. Условно говоря, почему в XIXвеке, когда началось строительство и развитие городов, стали резервировать места под зеленые насаждения? Потому что людям было понятно, что города стремительно разрастаются, и можно лишить будущие поколения зелени. Сегодня мы также должны оставлять свободные земельные участки для наших потомков, чтобы у них было поле для маневра. Строя здания, мы должны понимать, сколько времени они прослужат, уделяя внимание качеству материалов, или какую атмосферу они будут создавать для детей, которые среди них вырастут.

Да, баланс в градостроительном политике города можно найти. На сессии мы будем как раз говорить о механизмах его достижения.


– На ваш взгляд, в каких все-таки направлениях должен развиваться город?

– В первую очередь нужно заботиться о сохранении и развитии зеленых насаждений, а также заниматься вопросом очистки водоемов.

Во-вторых, развитие транспортной системы. Спальные районы города сегодня буквально задыхаются в пробках, и нам, конечно, срочно нужно что то делать с этим, транспорт – кровеносная система мегаполиса.

В-третьих, нужно уменьшать темпы жилищного строительства. Надо понимать, что план по возведению квадратных метров реализуется ценой психологического, физического и материального благосостояния людей, которые в них живут.

– Как вы считаете, есть такие успешные примеры в нашей стране или за рубежом, где баланс между экономическими интересами, социальными интересами и будущим уже соблюден? И как вы думаете, ощущают ли его граждане, которые живут в этих странах?

– Думаю, что это большинство городов Европы. Мне очень нравятся города в Нидерландах. Или, например, в Дании. Очень интересный кейс Мадрида, который сейчас считается одним из самых благополучных городов в мире с точки зрения среды.

Есть ли в России такие города, мне сказать сложно. Я бы не приводила в пример Москву, там скорее крайне технократическое развитие, я не уверена, что такой вариант очень устойчив.

Что касается Петербурга, то он просто должен стать самим собой – таким уникальным урбанистическим прорывом для мира. Если мы встанем на рельсы устойчивого здорового развития города, то вполне можем стать примером межкультурного мегаполиса. Ведь сегодня наш город объединяет и азиатскую, и европейскую, и, об этом стоит сказать отдельно, скандинавскую культуры.

Закрыть