Яндекс.Метрика
  • Марина Алексеева

Режиссер нового мюзикла «Винил» Сусанна Цирюк: «Хороший спектакль смотрят как футбольный матч»

Зажигательная музыка, шпионские тайны и, конечно, любовная история – все это мюзикл «Винил», премьера которого состоится в театре «Мюзик-Холл» 15 октября
Фото: из личного архива Сусанны Цирюк

– Сусанна Юрьевна, почему именно «Винил»?

– Все началось со звонка директора театра «Мюзик-Холл» Юлии Стрижак. Это было очень приятно и неожиданно, ведь я никогда прежде не работала здесь. Мы познакомились, рассмотрели ряд названий и дружно пришли к согласию – это будет «Винил». Потому что других постановок, рассказывающих о 60-х годах прошлого века в жанре джазового мюзикла, в Петербурге нет. Да и вообще петербуржцы пока мало знакомы с творчеством популярного композитора Евгения Загота, который написал блестящую и очень стильную музыку к этому спектаклю. Это тоже будет интересно зрителям.

Ну а поскольку речь идет о вокально-инструментальном ансамбле, то не вывести на сцену пять молодых джазовых музыкантов, которые будут играть вживую, было бы просто преступлением. Поэтому они даже станут действующими лицами спектакля наравне с актерами.

– А какая история положена в его основу?

– Сюжет мюзикла похож на сюжет фильма «Стиляги». Это лето 1957 года, канун Фестиваля молодежи и студентов в Москве, который стал для людей глотком свежего воздуха. В мюзикле между собой сталкиваются два мира – юные талантливые стиляги, которые сочиняют и поют запрещенную джазовую музыку, и советские граждане, комсомольцы, которые всегда и во всем следуют правилам. Конечно, будет и любовная линия.

Не хочу вдаваться в пафос, но мне хотелось сделать небольшой экскурс в историю, в ту яркую, романтическую, пусть немного идеализированную эпоху, о которой сегодняшние молодые люди знают мало.
Сейчас это время воспринимается идиллически. Лично меня оно тоже очень привлекает. Это юность моих родителей. Это старые фотографии, которые я видела дома. Это прелестная музыка и мамины платья с нижними юбками.

– Мюзикл – жанр синтетический. Поэтому подобрать артистов для него – задача непростая. Как справлялись?

– Да, ребята здесь должны обладать полным комплексом навыков - петь, танцевать, играть. Мы отсмотрели 228 заявок. А действующих лиц – 6 главных и 12 человек ансамбля. Мы набрали два полных состава исполнителей, просто высококлассный коллектив. У нас в ансамбле играют артисты, которые в других проектах исполняют главные роли. Например, Мария Решавская играет главные роли в Музкомедии, Андрей Карх – в театре «Мюзик-Холл» и других питерских спектаклях, Миша Глекель сейчас репетирует роль Раскольникова в проекте Эдуарда Артемьева «Преступление и наказание». Алина Атласова – замечательная Татьяна в спектакле ЛДМ «Демон Онегина» и очаровательная Алиса в стране чудес в постановке «Мюзик-Холла». Перечислять можно долго, но точно знаю, одно: такому составу ансамбля позавидует любой постановщик. И мы очень благодарны ребятам за участие в проекте.

– Вы как-то сказали, что музыка помогает раскрыть психологическую глубину спектакля.

– Конечно, усиливается эмоциональное воздействие. Тут есть даже такая хитрость: в драме актер «голый». Если он не добрал, перебрал или сфальшивил – все видно. Здесь это тоже есть, но сильный музыкальный материал и хороший дирижер в какой-то степени прикрывают актера. Да, тоже чувствуется его индивидуальный потенциал, масштаб личности, харизма. Но все равно музыка помогает, потому что градус у нее выше бытовых эмоций.

– Если артист мюзикла должен уметь все, то какими качествами должен обладать его режиссер, ставящий музыкальный спектакль?

– У меня около 70 постановок в разных странах. Но сказать, что ставить сложнее – драму, оперу или мюзикл, я, пожалуй, не смогу. Это вообще трудная профессия. Кто-то из великих очень точно сказал, что форма музыкального спектакля есть 80 процентов его содержания. Главное – я люблю свою работу, получаю от нее удовольствие. Это придает сил и будит фантазию. Главное, чтобы хватило терпения. Потому что хочется, чтобы получилось все и сразу. Но так не бывает. Надо работать.

– Терпение больше присуще женщинам. Почему же в театрах, тем более музыкальных, превалируют мужчины?

– Когда я училась в петербургской консерватории, то на два курса мальчиков я была одна. Сейчас женщин-режиссеров стало больше, но я считаю, что это, безусловно, мужская профессия. Это как повар. Либо мужчина вообще не готовит, либо он готовит, и мясо у него всегда будет вкуснее, чем у повара-женщины.

 Не опасаетесь обвинения в сексизме?

– Все против сексизма, а я за. Я хочу, чтобы мне открывали дверь. Чтобы подносили сумки, подавали пальто. И я считаю, что есть профессии, в которых мужчины ценнее, и не вижу в этом ничего зазорного.

– И все-таки вы сильная женщина. Практически одна, без участия артиста Алексея Нилова, вырастили сына, который теперь известный музыкант.

– Растила я его действительно одна, но они виделись, дружат и сейчас. Мы никогда не ссорились, просто расстались. Как я говорю, у всех отношений, как правило, есть свой срок годности. Поэтому мы расстались в прекрасных отношениях и дружим семьями по сей день. Девять лет назад Алексей очень смешно пришел на нашу свадьбу с моим нынешним супругом. Он принес 99 роз и сказал: «Леха, отдаю тебя в хорошие руки».

 Тот факт, что ваш нынешний муж тоже принадлежит к миру искусства, он сценограф и художник по свету, не мешает в личной жизни?

– Наоборот. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что тяжело бывает актерам. Если у одного состоялась карьера, а у другого нет, то второй человек может очень страдать. А нам всегда есть о чем поговорить. Если мы работаем на разных проектах, то можем поделиться впечатлениями. Если на одном, то нам уж точно есть о чем поговорить. Конечно, бывает всякое. Но когда людям не скучно вместе, это компенсирует любые проблемы.

– Одно время вас представляли только как автора шлягера Belle из Notre Dame de Paris. Не было обидно?

– Нет, я ничего не имела против. Хотя Belle неслась из всех утюгов, ее даже пьяные в подворотне пели. А сын попросил меня больше не писать песен. Но я на все это не обращала внимания. Скажу больше: одно время меня везде представляли как жену ниловского персонажа, капитана полиции Ларина из «Улиц разбитых фонарей». И то ничего. Мы только смеялись.

– До премьеры «Винила» осталось несколько дней. Кому, в первую очередь, вы бы посоветовали посмотреть мюзикл?

– Тут рамки очень широкие. Взрослые люди приятно поностальгируют. Молодежи он будет интересен потому, что это спектакль о молодых и играют в нем молодые. В центре сюжета – любовная история, те же, что и сегодня, творческие проблемы, только на фоне переломной эпохи. Музыка драйвовая, зажигательная, потрясающие ритмы, визуально ярко.

Я считаю, хотя это может странно звучит, что в идеале хороший спектакль – это когда его смотрят как футбольный матч. Тогда я считаю, что он получился.

У меня только один критерий. Если нам с актерами в процессе репетиций было взаимно интересно, то будет интересно и зрителю. Мы создавали «Винил» с любовью. И если мы получаем удовольствие на сцене, то надеюсь, что и зрители получат его в зале.

Справка

Сусанна Цирюк – продолжательница известной музыкальной династии, выпускница петербургской консерватории, многократный номинант «Золотой маски». Работала режиссером в Белорусском театре оперы и балета и в Мариинском театре.

Цирюк – талантливый либреттист, автор русских версий культовых мюзиклов: «Бал вампиров», «Граф Монте-Кристо», «Мисс Сайгон», «Аладдин» и др. Именно Сусанна Цирюк написала стихи к романтичным шлягерам – Belle из Notre Dame de Paris и «Короли ночной Вероны» из «Ромео и Джульетты».

Закрыть