Яндекс.Метрика
  • Федор Резкин

Владимир Болдырев: «Законодательная гильотина не должна сказаться на качестве строительства»

Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга – единственное в городе ведомство, где знают все о том, как строилось любое современное здание в городе. Руководитель Службы Владимир Болдырев встретился с «ПД» и рассказал, как ведется новое строительство в Северной столице и почему новостройки простоят дольше исторических памятников архитектуры
Фото: Госстройнадзор

– В начале сентября вступили в силу изменения в контрольно-надзорной деятельности. Что именно поменялось и как нововведения скажутся на взаимодействии города с застройщиком?

– Все поправки закона направлены на упрощение процедур строительства и снижение административных барьеров с целью добиться сокращения сроков строительных работ и финансовых издержек, тем самым улучшив инвестиционный климат, увеличив объемы строительства и снизив стоимость квадратного метра. Сразу говорю, что это нельзя называть упрощением надзора. Это делается именно для того, чтобы устранить «зарегулированность» отрасли.

– Сколько таких «барьеров» попадет под «законодательную гильотину» и к чему это приведет в конечном итоге?

– По нормам, действовавшим до 1 сентября, было больше 130 различных процедур, 70 процентов будет исключено. За счет этого должен сократиться инвестиционно-строительный цикл от заявки на приобретение земельного участка до ввода объекта в эксплуатацию. Сейчас на все согласовательные процедуры необходимо от 3 до 5 лет в зависимости от сложности территории. По планам – сократить инвестиционный цикл на один год.

– На горожанах это может как-то сказаться? Скажем, в части качества построенных домов?

– Однозначно – нет. Госстройнадзор, как и прежде, контролирует работы на каждом из этапов строительства. По закону объект должен соответствовать требованиям проектной документации. Значит, это должно быть так.

– А какие изменения в работе Службы могут произойти?

– Много изменений для нашей службы будет в следующем году. Новый закон о контрольно-надзорной деятельности предписывает принять новое положение о региональном строительном надзоре. Сейчас мы ждем утвержденных требований от федерального правительства, чтобы взять их за основу при разработке своего положения. Кроме того, в соответствии с уже вступившими в силу изменениями наше ведомство начинает контролировать неподнадзорные объекты, в отношении которых не требуется экспертиза проектной документации, например, небольшой склад.

– Минстрой отвечает за национальный проект «Жилье». В рамках этого проекта каждый регион ежегодно должен сдавать определенное количество квадратных метров жилья. С одной стороны, плановость, но вы ведь не можете принимать брак или активнее строить. Не заложен тут конфликт?

– В этом году для Петербурга план составляет 3,191 миллиона квадратных метров. Наш город продолжает активно развиваться. Например, за восемь месяцев этого года уже 70 процентов плана выполнено, 2,3 миллиона квадратных метров жилья введено в эксплуатацию. Если какой-то застройщик не справляется и срывает сроки, мы все равно не примем этот дом. В конце концов, за нашей работой тоже наблюдают, и, случись что, попросят объясниться.

– Я знаю, что вы создали общественный совет, в который входят люди с ограниченными возможностями. Они вместе со специалистами выезжают на стройплощадку. Зачем?

– Несколько лет назад мы подписали соглашение с межрегиональной общественной организацией «Ассоциация ветеранов, инвалидов и пенсионеров», а потом с общественной организацией ветеранов боевых действий «Инвалиды войны». Все делается на добровольной основе. Их представители выезжают с нами на стройплощадки, где принимают участие в итоговых проверках объектов социальной инфраструктуры. Скажем так, они полностью проделывают маршрут от парковки и до дверей квартиры, а потом говорят свои замечания. Может быть, где-то поручень высоко расположен или мест для разворота коляски мало. Застройщики устраняют эти замечания. Я считаю, это правильно, чтобы работы принимали люди, которым предстоит этим пользоваться. У нас в городе объекты социальной инфраструктуры, которые строятся городом, на 100 процентов соответствуют требованиям доступности для инвалидов. Так почему жилье не должно соответствовать?

– А какие претензии от инвалидов звучат наиболее часто?

– Чаще всего речь идет о вспомогательных элементах. Могут быть неправильно расположены или вообще отсутствовать информационные указатели. Например, о месторасположении лифта, входа или выхода, тактильные и контрастные элементы – они используются для слабовидящих людей.

– За последние годы застройщики стали больше обращать внимание на потребности людей с ограниченными возможностями?

– Все очень просто: мы, жители Петербурга, – потребители услуг. Мы хотим иметь удобные парковки, благоустроенные зоны отдыха, иметь в квартирах просторные планировки. С каждым годом наши требования дополняются. Понятно, что строители вынуждены ориентироваться на наши запросы. Это касается и потребностей маломобильных групп.

– Иногда можно услышать, что раньше, в СССР или при царе, строили о-го-го как, а теперь все тяп-ляп, и 20 лет не простоит. На ваш взгляд, насколько современное строительство качественнее и почему?

– Качественно – это когда здание построено в соответствии с требованиями проектной документации. Потом нельзя забывать, что раньше не было высокотехнологичных материалов и машин, многоступенчатого контроля за строительными работами. Новые технологии позволяют улучшать эксплуатационные характеристики зданий и сооружений, а также сократить срок строительства, при этом без ущерба качеству. Например, зимнее бетонирование –сейчас есть возможность выполнять железобетонные конструкции из бетона с использованием противоморозных добавок. При соблюдении технологии мы получим бетон необходимых характеристик, несмотря на сложные погодные условия.

– Тогда почему строители дают гарантию только на пять лет?

– Этот гарантийный срок 5 лет предусмотрен законодательством, но, если строительный дефект был допущен по вине застройщика и был выявлен позднее, человек может предъявить претензию и обратиться в суд за защитой своих прав. Говоря о качестве, хочу дополнить, что сейчас многие строительные компании создают специальные подразделения, которые следят за качеством как применяемых стройматериалов и технологий, так и конечного продукта. Поэтому если сравнивать текущее положение в стройке с тем, что было, скажем при СССР, сейчас стандарты качества развиваются в сторону интересов и запросов потребителя.

– Скажите, в среднем за время строительства объекта сколько раз его проверяют?

– Как правило, строительство здания состоит из нескольких этапов: «нулевой», когда копают котлован, фундамент, каркас, и так далее. Как только строительство здания попадает в нашу сферу ответственности – начало работ, создается план проверок по всем этапам строительства. Кроме того, частота проверок зависит от сложности строящегося объекта.

– От вас зависит, когда здание будет сдано и люди могут въезжать в новый дом. Для строителей любая задержка с передачей квартир может стоить очень дорого. Насколько они покладисты со Службой?

– Опять же утверждение, которое не согласуется с ролью застройщика и надзорного ведомства в формировании сроков строительства. Застройщик должен выполнить все требования проектной документации и подготовить необходимый пакет документов. Если выявляются недочеты во время проверок, Госстройнадзор отражает их в своих предписаниях и указывает сроки для устранения. Сроки процедур Госстройнадзора лимитированы и сокращены до минимума (по новому закону срок проверки сокращается с 20 до 10 рабочих дней). Задержки с вводом, как правило, связаны с отсутствием необходимых документов или финансирования у застройщиков.

– Вы уже достаточно давно работаете в строительной сфере (от ред. – с 2010 года). Скажите, можно наших застройщиков разделить по группам: халтурщики, недорабатывают или молодцы. И каких больше?

– Это устаревший подход к оценке качества строительства. Я бы делил конечный продукт на категории в зависимости от их финансовой составляющей: эконом, комфорт, бизнес, а компании-застройщики по их отношению к строительному контролю, стандартам качества, клиентской службе. Многие компании сейчас разрабатывают свои стандарты качества, с ними потребитель может ознакомиться до начала заключения сделки по покупке объекта недвижимости.

Для себя я делю компании на тех, кто с первого раза способен правильно подготовить всю необходимую документацию, и не обладающих такими компетенциями. Мы пытаемся это исправить, постоянно проводим вебинары, разъясняем изменения в законодательстве.

– В прошлом году в Петербурге было спроектировано первое здание в формате БИМ-технологий. Говорят, это стало настоящим прорывом. Объясните почему?

Давайте сразу уточним термины. БИМ – это иностранный термин, российский аналог – технологии информационного моделирования (сокращенно ТИМ). Эти технологии позволяют качественно улучшить не столько сам процесс строительства, сколько процесс эксплуатации будущего здания. Представьте, если у вас есть 3Д-модель здания, где вы наглядно видите, где и какая труба проложена.

Именно поэтому правительство России сейчас форсирует события в отношении внедрения этих технологий в проектирование строительства. С 1 января этого года проектирование и экспертиза объектов за счет бюджета возможны будут только с использованием ТИМ. В Санкт-Петербурге прорабатывается вопрос загрузки ТИМ-моделей через Единую систему строительного комплекса.

– Говоря о цифровых моделях, ни могу не спросить о том, как идет работа по цифровизации процессов?

– В этом году наша информационная система надзора станет доступна в режиме онлайн. Что это значит? Инспектор на площадке сможет формировать или менять документы при помощи своего мобильного устройства. Мы внедряем принципиально новую архитектуру информационной системы «Стройформ». Все проверки Госстройнадзора можно увидеть в электронном реестре генпрокуратуры. В наш «Стройформ» будет включен дополнительный электронный сервис, который позволит автоматизировать внесение информации о проверках в этот реестр.

– Как вы видите развитие службы в ближайшие годы?

– Нам, сейчас я говорю про всех участников строительного рынка, предстоит совершить цифровую революцию в профессиональной сфере. Законодательство постепенно вводит новые требования по оцифровке не только госуслуг, но и процессов проектирования, строительного контроля и государственного надзора. Это повысит прозрачность стройки для власти, инвестора и конечного потребителя. В этом направлении нам нужно двигаться дальше.

Закрыть