Яндекс.Метрика
  • Яна Григорьева

Александр Чепель: «Уникальность дачи Маяковского – в ее подлинности»

Краевед, кандидат исторических наук, ведущий авторской рубрики проекта «Открытый город» Александр Чепель поделился воспоминаниями Лили Брик и Владимира Маяковского о лете 1918 года, которое они провели на даче поэта в Левашове
Фото: предоставлено проектом «Открытый город»

«На этой даче Владимир Маяковский провёл лишь один летний сезон – 1918 года. Пребывание там было во многом вынужденным: в Петрограде была сложная санитарно-эпидемиологическая обстановка – свирепствовала эпидемия холеры. Об этом Маяковский писал своей сестре Ольге 15 июля 1918 года: «Я живу не в Питере, а в деревне, за 50 верст. Когда я получил твое первое письмо, я потелефонил бриковской прислуге, чтоб она немедленно отослала тебе деньги, зная, что это к спеху, а значит, и не мог сам написать ничего на переводе при всем своем желании. При первой же оказии хотел послать вам письмо, но теперь от нас в город никто не ездит, не езжу и я, потому что в Питере холера страшная. Сегодня случайно получил твое письмо (приехали ко мне на именины) и отвечаю сейчас же».

Лиля Брик, отдыхавшая здесь вместе с Маяковским, рассказала о том лете так: «Кормили каждый день соленой рыбой с сушеным горошком. Хлеб и сахар привозила из города домработница Поля. Поля пекла хлеб в металлических коробках из-под бормановского печенья «Жорж» – ржаной, заварной, вкусный. Ходили за грибами. Грибов много, но одни сыроежки, зато красивые, разноцветные. Отдавали на кухню жарить. По вечерам играли в карты, в «короля»… Между пейзажами, «королем», едой и грибами Маяковский читал нам только что написанные строчки «Мистерии». Читал весело, легко. Радовались каждому отрывку, привыкли к вещи, а в конце лета неожиданно оказалось, что «Мистерия-буфф» написана и что мы знаем ее наизусть».

Литературовед Евгений Антипов так оценивал роль дачной жизни в появлении «Мистерии-Буфф»: «Вероятнее всего, Маяковский ходил сюда пешком и сочинял в это время стихи. Если это место повлияло на создание поэмы, то исключительно из-за переходов. Думаю, что с электричками в то революционное время была беда, и вот это было самое настоящее рабочее состояние».

Воспоминания о том лете оставила и Эльза Триоле, сестра Лили Брик: «Володя и Лиля уехали вдвоем в Левашово под Петроградом. Для мамы такая перемена в Лилиной жизни, к которой она совсем не была подготовлена, оказалась сильным ударом. Она не хотела видеть Маяковского и готова была уехать, не попрощавшись с Лилей. Я отправилась в Левашово одна. Было очень жарко. Лиличка, загоревшая на солнце до волдырей, лежала в полутемной комнате; Володя молчаливо ходил взад и вперед. Не помню, о чем мы говорили, как попрощались… Подсознательное убеждение, что чужая личная жизнь – нечто неприкосновенное, не позволяло мне не только спросить, что же будет дальше, как сложится жизнь самых мне близких, любимых людей, но даже показать, что я замечаю новое положение вещей».

В сентябре Брики и Маяковский уезжают из Левашова и уже сюда не возвращаются.

«После 1918 года на даче находились и жилой дом, и поликлиника, и база отдыха. Последний известный владелец здания – «Почта России». Уникальность дачи – в ее подлинности: всё-таки именно в этих стенах, в этих местах целое лето жил поэт, здесь он написал «Мистерию-Буфф», да и сама дачная постройка представляет несомненный интерес как образец деревянной дачной архитектуры Серебряного века». Высокая башня, кровля с переломами, островерхие окна, резные детали придают зданию романтический облик. Дача, вне всякого сомнения, нуждается в реставрации, чтобы этот памятник архитектуры, неразрывно связанный с жизнью и творчеством поэта, сохранился для будущих поколений».

Закрыть