Яндекс.Метрика
  • Нина Астафьева

Петербургские ученые предупредили, что канал «Стамбул» заберет у Черного моря пресную воду

Гидрологи из Северной столицы встревожены положением дел на наших южных морях
Фото: pixabay.com

Каспий высыхает, а в Черном море могут начаться необратимые биохимические процессы, которые погубят в нем все живое. Поводом для тревог стал проект нового судоходного канала «Стамбул», дублера Босфорского пролива. О намерении его строить на днях объявил турецкий президент Эрдоган.

Без экономической выгоды

Условия прохождения судов через канал Босфор были оговорены соглашением в швейцарском городе Монтре еще в 1936 году. Страны, которые имеют выход к Черному морю, могут проводить свои суда в любом количестве, а нечерноморские имеют ограничения по загрузке судна и времени их нахождения в Черном море (не более 21 дня). Советский Союз и Россию эти условия вполне устраивали: черноморские военные базы чувствовали себя в относительной безопасности. Но на новый канал соглашение Монтре вряд ли будет действовать – и еще неизвестно, разрешат ли российским судам вообще в него заходить.

Военный аналитик Борис Подопригора обратил внимание еще на одну деталь: по его информации, в Совете Европы недавно обсуждали положение причерноморских стран и предлагали разделить их на два разряда: те страны, которые всегда имели естественный выход к Черному морю и тех, что обрели его в силу политических обстоятельств.

«России отведена именно эта роль, – отмечает аналитик. – В любом случае, как бы ни работало потом соглашение Монтре, речь идет о кардинальном переформатировании статуса Черного моря. Практически все страны НАТО, которые имеют границы с Черным морем, напрямую говорят о необходимости строительства военно-морских объектов. В первую очередь речь идет о Румынии, но болгарские братушки, я знаю, тоже будут не против. Если учесть понятные соображения Грузии, то в данном случае речь идет о выжимании России из Черноморского бассейна».

По словам Подопригоры, России остается только одно: призывать к наделению канала «Стамбул» тем же статусом, что есть у пролива. Он отметил также, что экономической выгоды канал не несет никакой, хотя и стоит минимум 20 миллиардов долларов.

«Я наблюдал судоходство на Босфоре: в порт заходят по два судна за полтора часа, – резюмирует он. – Торгового флота почти нет».
Возможна катастрофа?

У амбициозного проекта есть свои турецкие противники, в основном из числа экологов. Какую опасность проект несет Черному морю, рассказал профессор кафедры прикладной океанографии ЮНЕСКО-МОК и комплексного управления прибрежными зонами Российского гидрометеорологического университета Валерий Малинин. Он напомнил, что Черное море когда-то было таким же внутренним водоемом, как Каспий. Сейчас вода в море относительно пресная: гораздо преснее, чем в Мраморном, но таков только ее верхний слой. На глубине примерно 200 метров кислорода в водной массе практически уже нет, и море представляет собой безжизненную сероводородную среду, в которой нет ничего живого. В центре моря сероводородная зона поднимается к его поверхности примерно на 50 метров.

При этом Черное море является самым большим хранилищем сероводорода среди всех морей нашей планеты. И ситуация ухудшается. Эта относительно пресная поверхностная прослойка вод становится все тоньше. Дело в том, что уменьшается сток не только крупных рек, Дуная и Дона, но и мелких. Кроме того, из-за глобального потепления повышается температура поверхностного слоя воды, и быстро растет испарение. Если прослойку прорвет, то сероводород хлынет в атмосферу, возникнет экологическая катастрофа.

Тревожная ситуация отмечается и в соседних морях. В Азовском море из-за снижения притока пресных вод быстро растет соленость, что привело к резкому сокращению промысловых запасов рыбы. В Каспийском море быстро снижается уровень. Сейчас он находится на отметке -28,5 м. Если опустится ниже еще на полметра, произойдет осушение нерестилищ на севере Каспия. К концу столетия уровень моря может опуститься на 9-18 метров – это будет такая вселенская экологическая катастрофа, которую даже трудно себе представить, заключает Валерий Малинин.

Закрыть