Яндекс.Метрика
  • Нина Астафьева

Ученые рассказали, сколько осталось терпеть комаров в Петербурге

В этом году этих насекомых много из-за снежной зимы
Ученые рассказали, сколько осталось терпеть комаров в Петербурге Фото: https://pixabay.com/

Нашествие комаров в Петербурге и Ленобласти было ожидаемым и очень неприятным событием. Энтомологи уверяют, что укусы лесного (как, впрочем, и подвального комарья) опасны только для гиперчувствительных аллергиков. Но защищаться от них все-таки стоит.

Ларвициды и ловушки

Чтобы уменьшить популяцию комаров, требуется обработать водоемы специальными средствами – ларвицидами. Larva по-латыни – личинка, и ларвициды, специальные патогенные бактерии, направлены на то, чтобы погубить личинки и не дать им развиться в имаго, то есть взрослые особи.

По данным портала государственных закупок, в этом году ларвициды закупали только два района города – Пушкинский и Кировский. Обе закупки (на 100 и 160 тысяч рублей) состоялись в марте. Также антикомариные и антиклещевые мероприятия (на 440 тысяч) заказала городская ритуальная служба, отвечающая за состояние кладбищ.

В предыдущие годы аналогичные закупки проводили Петродворцовый, Выборгский, Курортный районы, однако летом прошлого года комаров не было совсем, по причине бесснежной зимы.

«Год на год не приходится, – напоминает энтомолог Зоологического института РАН Сергей Айбулатов. – Прошлогодней зимой, как известно, не было осадков, а главное - была очень короткая весна: жара пришла еще в апреле. Разумеется, если где-то в низинах и была талая вода, то она высохла мгновенно. В этом же году снега была очень много, а весна длилась столько, сколько положено. Результат – горы снега в кюветах, в оставшихся с войны воронках, в ямах… Кровососущие комары эти места очень любят и всегда предпочитают талую воду».

Пристрастие к грязной воде объясняется просто: в прудах и озерах живут стрекозы и водные жуки, которые личинки комаров употребляют в пищу. Комариными личинками питаются также и рыбы, но все равно антикомариная обработка их популяции не повредит. Но городские службы предпочитают обрабатывать леса и парки от клещей, поскольку те более опасны. А борьба с комарами идет по остаточному принципу.

«В наших краях погибнуть от комариных укусов невозможно, – уверяет энтомолог Алексей Халин. – Даже если выйти в лес без одежды и заблудиться. Где-то в сибирской тайге, может быть, бывают такие полчища насекомых, что их нападение чревато большой кровопотерей, но даже там человек, если и умрет, то, скорее, от аллергической реакции. В Ленобласти такого опасного гнуса не бывает».

Любят камуфляж

И все-таки почему борьбу с комарами нельзя было начать тогда, когда ученые только сделали свой прогноз: лето будет комариным? Сергей Айбулатов объясняет это так: поймать момент, когда личинка становится уязвимой для ларвицида, довольно сложно. Пока в кюветах лед, даже если он тает днем, личинки гибнут сами, так как не могут дышать. А потом уже время может быть упущено.

«Проще попросить людей использовать средства индивидуальной защиты, если вы вынуждены работать в лесу, – посоветовал энтомолог. – Надевать накомарник и светлую одежду, потому что комары почему-то предпочитают садиться на одежду темных тонов. В светлой, кстати, и потеряться сложнее. И пользоваться репеллентами. Наконец, помнить, что в середине дня комаров сравнительно мало, а вот после 6 вечера и до 9 утра – в разы больше».

Ученый напомнил, что обычно комаров становится меньше уже в июле, когда высыхают последние лужи. Даже если успевает народиться новое поколение комаров, то ему становится негде откладывать личинки.

Отметим, что российские лесные комары (так называемые аэдосы) не имеют ничего общего с малярийными комарами, поэтому болезни не переносят. Есть куда более опасное заболевание – лихорадка Западного Нила, то есть комариный энцефалит, но в наших широтах она не встречалась.

Закрыть