Яндекс.Метрика

Доктор филологических наук рассказала, появится ли в русском языке слово «беременный»

И объяснила, почему люди ссорятся из-за ошибок в написании слов и ударениях
Фото: Рената Первушевская/СЗИУ РАНХиГС

Сможет ли эксперт сдать ЕГЭ по русскому языку, перейдут ли феминитивы из устной речи в деловую коммуникацию и почему в Сети происходят баталии из-за ошибок пользователей? Об этом и не только в новом выпуске «Дневника эксперта» – совместного проекта «Петербургского дневника» и СЗИУ РАНХиГС – рассказала профессор кафедры журналистики и медиакоммуникаций Северо-Западного института управления РАНХиГС, доктор филологических наук Олеся Глущенко.

ПОЧЕМУ МЫ СПОРИМ ИЗ-ЗА ОШИБОК?

Уровень грамотности молодежи падает, констатировала в беседе с «Петербургским дневником» доктор филологических наук. Несмотря на то что общий уровень эрудиции петербуржцев остается высоким, ошибки в словах и постановке ударений люди совершают часто. Отчасти это происходит благодаря автоматическим редакторским программам.

«Грамотность можно рассматривать в двух аспектах: как орфографический, пунктуационный навык и как общую подготовленность, эрудированность. Если мы будем сужать вопрос и говорить о грамотности как о наличии навыка правильного написания слов и формообразований, – конечно, такая грамотность существенно пострадала в последние десятилетия. Причины на поверхности. Если сопоставить поколение 70–80-х и современность, мы много читали, причем литературу, изданную в качественных издательствах, проверенную хорошими редакторами. С одной стороны, формировался навык грамотного написания, а с другой, он поддерживался тем, что мы впитывали зрительно, прочитывая литературу. Как сейчас формируется этот навык? Учителя рассказывают, как правильно писать, а потом молодой человек открывает интернет. И что он там видит? Соответственно, такой навык написания слова он впитывает. Это одна из основных причин, почему объективно падает грамотность».

Нередко споры в интернете перетекают в плоскость русского языка: пользователи обвиняют друг друга в неправильном употреблении слов, резко указывают на ошибки. По словам эксперта, это происходит, потому что аргументативная база в споре заканчивается. «Языковой паспорт человека, который проявляется в том числе в грамотном произношении и написании слов, – это его конкурентное преимущество. С одной стороны, когда у нас исчерпаны аргументы и мы не можем через содержание переубедить своего оппонента, мы смотрим на форму и говорим: «Как человек, который неграмотно пишет, может разбираться в вопросе?» – объясняет Олеся Глущенко. – С другой стороны, мы все сильно различаемся по глубине формирования навыка правильного написания, и хорошо, если он станет не просто вопросом межличностных отношений, а вопросом внутренней социальной политики. Экзамен на грамотность – это хорошо. Люди, чуткие к общественным изменениям, все чаще начинают обращать внимание на это: «Посмотрите, как написано, а как это неграмотно сказано, как это смешно, коряво и не по-русски». С моей точки зрения, это подпитывается еще и тем, что заботимся о своей национальной идентичности, а язык – это проявление национальной идентичности человека. Соответственно, правильное написание – это правильная упаковка этой идентичности».

Стоит ли поправлять собеседника, совершившего ошибку? «Если мы говорим о процессе обучения в школе и в вузе, безусловно, поправлять и исправлять ошибки, объяснять их надо, не задевая личности. Если это не учебный дискурс, надо делать это мягко, например, произнести фразу с правильным ударением в слове», – советует Олеся Глущенко.

Фото: Рената Первушевская/СЗИУ РАНХиГС

ЧТО ПРОВЕРЯЕТ ЕГЭ?

Также в беседе с «ПД» доктор филологических наук затронула тему Единого государственного экзамена по русскому языку. По ее словам, эксперт без труда сможет сдать его, как и выпускник. Правда, на сегодня экзамен слабо проверяет коммуникативные способности школьников.

«Знание орфографических и пунктуационных правил и основные грамматические навыки ЕГЭ проверить, безусловно, может. Задания меняются, они уже не такие чудовищные, как в начале 2000-х, когда ЕГЭ внедрялся как эксперимент. Письменная часть экзамена проверяет умение построить связную речь и не отойти от темы, но вот полноценные коммуникативные навыки он не проверяет», –  добавляет наш собеседник.

Кстати, феминитивы в экзамене и в деловой коммуникации, по мнению нашего собеседника, не приживутся. «Феминитивы – это хорошая производная, они выполняют свои номинативные функции, а именно называют лиц женского пола по роду деятельности, профессии и должности. В речевой стихии они уместны. В разговорной стихии они, конечно, останутся и постепенно потеряют оценочность, то есть сказать, «авторка» – плохо это или хорошо, мы не сможем сказать, в дальнейшем равноправие с точки зрения экспрессии будет только нарастать. В деловой коммуникации феминитивам пока делать нечего. В деловой коммуникации учитель и студент – слова мужского рода. Дело в том, что у языка сейчас есть возможности обозначить лицо женского пола, занятое указанной деятельностью и занимающую такую должность через глагол. Например: «Врач Иванова вела прием». Через ресурсы синтаксиса, координацию глагола по женскому роду мы выразили смысл. Языку этого достаточно. Говорить о том, что нам нужна новая номинативная единица, которая будет называть сугубо женщину, не очень экономное использование языковых ресурсов. На вопрос, будут ли они существовать, могу ответить: да, будут. Там, где они сейчас существуют, – в речевой стихии. Надо ли их вводить в нормативное поле и закреплять как нейтральное и обязательное, отвечаю – не надо, незачем», – отметила Олеся Глущенко.

Появились феминитивы в речи, поскольку после революции женщины стали входить в социальную нишу, которая раньше принадлежала мужчинам. Но под мужчин язык адаптируется пока не так сильно. «Обратим внимание на обозначение лиц мужского пола. Допустим: швея – женского пола, для мужчин обозначения нет. Языковая стихия в эту сторону не поворачивается, и сказать о неравноправии могут ровно так же и мужчины. Общество так меняется, что вполне возможно лет через 30 мы будем говорить, что слово «беременный» существует», – уверена доктор филологических наук.

В беседе с «ПД» лингвист развеяла миф, что петербуржца можно отличить по речи. «Сказать, что сейчас есть существенные орфоэпические различия, когда по произношению можно сказать, что этот человек живет в Петербурге или Ленинградской области, мы не можем. Существенных орфоэпических различий, которые охватывают большие потоки людей, сейчас нет. Различия в основном идут номинативные. Это греча, кура, поребрик, парадная. Таких слов не очень много, говорить об их увеличении не приходится», – замечает эксперт.

Закрыть