Яндекс.Метрика
  • Анастасия Бирюкова

Виктория Заболотная: «Первая волна пандемии принесла мне колоссальное удовольствие»

Актриса театра «Буфф» – о новой авантюрной постановке, возвращении театра в офлайн после пандемии и любимых петербургских местах
Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»

Актриса Виктория Заболотная сыграла одну из главных ролей в новом спектакле театра «Буфф» «NEOПОЛИТАНЦЫ». Телезрителям Виктория знакома по сериалам «Иванько», «ИП Пирогова» и «Рикошет». В интервью «Петербургскому дневнику» артистка рассказала, как играла в театре без зрителей и где ее можно встретить в Петербурге.

В РОЛИ АВАНТЮРИСТКИ

– Этой весной на сцене театра «Буфф» прошла премьера спектакля «NEOПОЛИТАНЦЫ». Для тех наших читателей, кто его еще не видел, расскажите, о чем он?

– Каждый зритель, который придет на спектакль, увидит в нем что-то свое. Конкретно для меня это спектакль о выборе как в масштабном смысле – к чему идем, для чего живем, так и в относительно маленьком, бытовом – согласен ли я на что-то, готов ли я на какие-то вещи для того, чтобы выжить или чтобы что-то сохранить. А может быть, наоборот, чтобы разрушить…

– Кого вы играете?

– Я играю одну из главных героинь – Риту, девчонку, которая попала в необычную ситуацию, и ей приходится в ней выживать. А для этого в её семье есть аферист – самый главный и матерый выдумщик. Он придумал систему, в которой члены семьи довольно интересным способом зарабатывают себе на жизнь. Этот способ я, конечно, раскрывать не буду, сохраним интригу, чтобы зритель мог воскликнуть: «Ничего себе, вот маневр!»

– Ваша героиня достаточно авантюрная…

– Да, а еще она меня привлекает тем, что в ней происходит внутренний переворот. Начинает она как довольно легкий и отчасти ветреный персонаж, человек, готовый к авантюрам, но по ходу действия и событий, которые с ней происходят, у Риты открываются глаза на этот мир, ее личную жизнь и то, как она хочет жить дальше.

– А вам авантюризм героини близок?

– В такой степени нет, но в целом да, я довольно открытый к приключениям человек.

– Действие спектакля происходит в Неаполе – близка ли вам Италия по духу?

– Я никогда не была в Италии, но очень мечтаю туда попасть. Почувствовать атмосферу, которая окружает эту страну, там совсем другие люди, менталитет. Я бы хотела своими глазами на это посмотреть. Говорят, что в Италии живут достаточно экспрессивные люди – возможно, это шаблоны… Хотя, может быть, в этом есть доля правды.

– Любите ли вы итальянское кино?

– Да, люблю. Когда мы были студентами, мы занимались «Декамероном» Боккаччо и в связи с этим смотрели итальянское кино и читали литературу, чтобы познакомиться с материалом, эпохой, темпераментом итальянцев. В тот период мы много времени посвящали фильмам Феллини, Пазолини – всех итальянских классиков.

– В основе сюжета спектакля – экстравагантная афера: безнадежная бедность или супружеская верность. Актуален ли такой способ решения материальных проблем в наши дни?

– На самом деле – вопрос сложный. В наши дни происходит столько бед, и есть люди, которые отчаялись и готовы, наверное, на многое. Бывают такие ситуации, когда ты не можешь или не видишь другого выхода... Например, как в нашем спектакле: не пришло им ничего другого в голову, кроме аферы. Относительно моих внутренних приоритетов, я бы так не смогла, билась бы до последнего – мыла полы или посуду, что угодно бы делала, но не пошла бы на такой шаг.

– А ваши экранные и театральные героини часто сталкиваются с таким выбором?

– У меня были роли, когда мои героини делали выбор, не свойственный мне, я бы в жизни так не поступила. Если режиссер позволяет, вы можете вместе придумать альтернативный ход событий, что-то поменять или добавить. Но если нет, то мы в данной ситуации, как рабы своей профессии, должны выполнять то, что прописано в сценарии.

ПАНДЕМИЯ ПРИНЕСЛА УДОВОЛЬСТВИЕ

– Испытываете ли вы волнение перед выходом на сцену?

– Каждый раз испытываю внутренний трепет и волнение, и кажется, что с ними невозможно справиться. Тогда я просто делаю первый шаг на сцену, а дальше будет, что будет. Театр и спектакль – это некая подвижная материя: все зависит от маленького взгляда, вздоха твоего партнера – и вдруг все может повернуться. От текста сценария ты не убежишь, но все может изменить один эмоциональный поворот. Неизвестность дает то самое волнение и трепет.

Когда я в первый раз вышла на сцену во время студенческого спектакля, «колбасило» меня так, что тряслись руки и ноги. Сумасшедшая энергия, а вокруг точно такие же заряженные люди. Вы соприкасаетесь друг с другом и начинаете отталкиваться просто, потому что все вокруг вас искрится. Благодаря этому и живут студенческие спектакли. Зритель, который на них приходит, порой даже ничего не понимает и снисходительно относится к постановке, но все отмечают, что энергия вокруг зрительного зала захватывает и потрясает.

– Стать актрисой – ваша детская мечта?

– Я мечтала быть в детстве певицей и всем об этом рассказывала. Точно знала, что буду на сцене, что физика и математика мне не нужны! Мои родители не были с этим согласны, но им пришлось смириться, и сейчас, я надеюсь, они радуются моим успехам. Я стараюсь приглашать их на все премьеры, которые случаются у меня.

– Как пережили коронавирусный год?

– Возможно, меня многие не поймут, но первая волна пандемии принесла мне колоссальное удовольствие в том плане, что я отдохнула. У меня был довольно плотный график, и я буквально потеряла счет дням, потерялась в ощущении себя. Целый месяц я читала, собирала пазл, выходила погулять и общалась с родными. К своему стыду, я только во время пандемии познакомилась с книгой «Шантарам» – это то, что понравится любому человеку. Самое большое впечатление на меня произвели сериалы «Рассказ служанки, «Ход королевы», «Неортодоксальная».

Потом я стала скучать по работе, ритм, к которому ты привыкаешь, становится тебе необходим. Начинаешь думать: что бы такого сделать, чтобы энергия, которая в тебе бурлит, нашла выход?

– А как выходили к зрителям после перерыва?

– Как будто бы этого никогда не было! Как будто снова в первый раз выхожу на сцену: трясутся руки и ноги. Актёрский аппарат необходимо тренировать постоянно. Если ты находишься в практике, то растешь, а если нет возможности что-то делать, организм начинает лениться. Как сохранить театральную активность? Я проигрываю роли внутри себя. Это как в музыке: есть некая партитура того, что должно быть: от чего ты отталкиваешься в роли и к чему пришел. Так и актер эмоционально пропускает через себя роль.

– Театральный Петербург – восстанавливается ли он, на ваш взгляд?

– По моим наблюдениям, зрители соскучились по театру точно так же, как и актеры. Я смотрела онлайн-спектакли в пандемию. Мы сами сталкивались с этим: у нас шла трансляция спектакля «Эзоп» на пустой зал. Это довольно необычный опыт, и он кажется неестественным, по крайней мере, для меня, потому что нет взаимообмена. Ты отдаешь энергию в пустоту, плюс мне кажется, что экран театральную энергию искажает. А в театре нет ничего важнее этой энергии.

– Как проводите свободное время?

– Я очень люблю гулять, могу часами выхаживать по городам, куда мы приезжаем с гастролями. А когда я дома, люблю встречаться с друзьями, если есть возможность, стараюсь ездить к родителям, которых не так часто вижу, как хотелось бы. В Петербурге люблю гулять вдоль воды, в Таврическом саду, на Марсовом поле, могу завернуть на Техноложку, очень люблю часовню Ксении Блаженной.

Закрыть