Яндекс.Метрика
  • Михаил Григорьев

Денис Угаров: «Морозов хотел с нами выиграть»

Двадцать лет назад «Зенит» выиграл первые в российской истории медали. О команде и ее тренере Юрии Морозове в интервью «ПД» вспоминает бывший полузащитник сине-бело-голубых
Денис Угаров: «Морозов хотел с нами выиграть» Фото: gov.spb.ru

– За счет чего «Зенит» смог выиграть бронзовые медали в 2001 году? Что, по-вашему мнению, было главным в том сезоне?

– Собрался хороший коллектив. Были и молодые ребята – Аршавин, Кержаков, Астафьев, Васянович, Катульский, Цветков, и опытные – Кобелев, Горшков, Овсепян, Лепехин, Спивак. Команда сложилась интересная.

– Задачу бороться за медали поставили перед стартом чемпионата или она возникла уже в ходе сезона, который стал удачно складываться?

– Помню, что Юрий Андреевич Морозов перед началом чемпионата сказал нам, что он находится уже в таком возрасте, а ему было 66 лет, что хочет что-то еще выиграть с «Зенитом». Он ставил задачу – набирать определенное количество очков на каждом отрезке чемпионата. Морозов нам объяснял, что если будем набирать 20 очков в десяти матчах, то такой график нам гарантирует место в призовой тройке. И мы тогда набрали в итоге 56 очков, столько же набрал «Локомотив», а «Спартак», который выиграл золото, как раз набрал ровно 60.

– Как известно, Морозов был очень суровым тренером и резким человеком, мог повысить голос на игроков. Трудно было с ним работать?

– Юрий Андреевич был непростым человеком. Он мог сильно накричать, сначала это было неприятно, обижало. Но потом я понял, что он кричит не для того, чтобы тебя оскорбить, а чтобы ты играл лучше, чтобы понял, как не надо и как надо. Морозов был человеком отходчивым, его резкость была от души. Если сравнивать его с Садыриным, то Павел Федорович был гораздо мягче и как человек, и как тренер.

– Морозов добивался строжайшей игровой дисциплины?

– Он требовал неукоснительного выполнения своих установок. Игровая дисциплина была очень жесткая.

Все должны были четко знать его установки, что и как им надо делать на поле. То есть если мяч на правом фланге, идет атака на наши ворота, то каждый знал, в какую зону ему бежать. Как действовать при угловых ударах, при штрафных, при вводе мяча вратарем от своих ворот – все отрабатывалось на тренировках. Наигрывали очень много вариантов, доводили до автоматизма. Юрий Андреевич не допускал даже малейшей импровизации. В этом плане Садырин давал футболистам больше свободы. Морозов же трепетно относился к тому, чтобы все было, как он распланировал. И мы старались это выполнять. Каждый футболист понимал, что такая строгая дисциплина делает команду сильнее.

– Болельщики любили Морозова и за то, что он смело доверял молодым игрокам, воспитанникам петербургского футбола.

– У Юрия Андреевича все получали свой шанс. Молодые, конечно, проявили себя по-разному. Не все сразу влились в игру. Сергей Васянович сначала блеснул, а потом пропал. Азарт Кержакова, Аршавина, Астафьева помог им раскрыться.

Вообще, молодым всегда легче вливаться в команду, когда в ней хорошая атмосфера. В «Зените» в 2001 году атмосфера была ровная.

– Задача стать призерами не начала психологически давить на вас?

– Ближе к финишу чемпионата напряжение стало нарастать. Было сильное волнение в последних домашних матчах на «Петровском» с волгоградским «Ротором», с новороссийским «Черноморцем». Получалось, что мы могли занять даже не третье место, а второе, выйти в Лигу чемпионов, но могли и все потерять.

– Какой матч можете назвать переломным в том сезоне?

– Были хорошие матчи, были и те, что вспоминать не очень приятно. Так, мы победили 6:1 ЦСКА, но, как позже выяснилось, этот матч стал последним для Павла Федоровича Садырина, который уже был тяжело болен.

Игры со «Спартаком» всегда были для нас особенными, это сильный раздражитель. В 2001 году мы выиграли на «Петровском», а в гостях проиграли. Однако «Зенит» в 2000 году вы играл на выезде и в 1996 году победил в Москве. Хотя «Спартак» тогда был чемпионом, а «Зенит» – дебютантом высшей лиги.

– Как вы оцениваете сезон-2001 лично для себя?

– Наверное, это мой лучший сезон. Впрочем, я и в 2000 году неплохо играл, когда мы в Кубке Интертото дошли до финала, обыграли английский «Брэдфорд», на равных бились с испанской «Сельтой». Да и в 1995-м, когда мы выходили в высшую лигу, у меня многое получалось.

– Последний тур чемпионата, 8 ноября 2001 года, «Зенит» выигрывает у «Черноморца» и ждет окончания матча «Локомотива» со «Спартаком», надеясь, что чемпионы не проиграют. Помните свои чувства в тот вечер?

– Было чувство несправедливости. «Локомотив» выиграл, гол был забит на последних секундах. Думаю, что шансов на то, что «Зенит» пустят в Лигу чемпионов, не было. Не нужна была там команда, которая до этого с трудом входила в десятку. В Лиге чемпионов другие деньги. Уверен, что московские клубы тот вопрос решили во взаимной выгоде. При равенстве очков «Локомотив» нас обошел.

Закрыть