Яндекс.Метрика
  • Нина Астафьева

Что ответили агрегаторы на обвинения в накрутке цен во время ЧП в метро

Таксисты, взвинтившие цены на проезд в утро, когда некоторое время не работала подземка, возмутили городской Комитет по транспорту
Фото: pixabay

«Данная ценовая политика лишает многих пассажиров доступных поездок. Прошу незамедлительно принять исчерпывающие меры для недопущения подобных ситуаций», – заявил председатель Комитета по транспорту Кирилл Поляков в письме, которое было направлено агрегаторам.

13 минут без метро

Напомним, что 11 марта из-за дыма было кратковременно закрыто движение поездов на 3-й линии. Задымление, вызванное нарушенной изоляцией кабельной муфты, ликвидировали почти сразу, но ключевой участок – от станции «Василеостровская» до станции «Площадь Александра Невского» – работал с перебоями, по одному пути. С 9:21 до 9:34 линия была закрыта полностью.

В этот момент, сообщает Комитет по транспорту, ситуацией воспользовались многие такси, резко подняв прейскуранты на свои услуги. У некоторых агрегаторов, по рассказам жителей, цены выросли сразу в три раза. Наживаться на нештатной ситуации Смольный считает недопустимым делом и просит в кратчайшие сроки принять меры по недопущению повышения цен на свои услуги.

Редакция «Петербургского дневника» поинтересовалась у агрегаторов, какие меры к жадным водителям будут приняты, но оказалось, что сначала этих водителей потребуется найти, а заниматься этим никто не будет.

«Мы пока не получали запросов из Комитета по транспорту или администрации Санкт-Петербурга, – отметила пресс-секретарь ГК «Везет» Мария Фойхт. – Тарифы на услуги такси устанавливаются перевозчиками, и 11 марта они не менялись. На конечную стоимость поездки влияет множество факторов, такие как затрудненность движения в определенном районе или количество активных водителей на линии. Тысячи горожан, лишенных возможности передвигаться на метро, ищут альтернативный способ добраться в место назначения, и часто им становится такси. И если машин на всех не хватает, а их и не будет хватать, рядом со станциями метро включается статус «высокого спроса», и цена растет».

При этом представитель «Яндекс Gо» Алексей Бирюков заявил, что компания «тесно взаимодействует с городской администрацией во время сложных и чрезвычайных транспортных ситуаций, в частности – ориентирует приехать в трудное место как можно больше «экипажей».

Агрегаторов – узаконить

О том, что цену на услугу назначает робот, а он газет не читает и про закрытия не ведает, рассказал и глава «Партнерства Такси-Санкт-Петербург», член Общественной палаты Александр Холодов. Робот реагирует даже на вполне штатные ситуации, например, прибытие «Сапсана». До прибытия стоимость поездки от вокзала до дома составляет 500 рублей, а через 5 минут – уже тысячу. Спрос в одной точке многократно возрос – и вот результат.

Но это не значит, что проблему агрегаторного ценообразования не надо решать.

«Самый крупный агрегатор, «Яндекс.Такси», поначалу утверждал, что он просто поисковик, который сводит вместе людей, желающих подработать таксистами, и будущих пассажиров, – говорит Холодов. – Но сейчас они стали, по сути, монополистами и находятся вне правового поля. Агрегатор отменил для своих водителей обязательный медосмотр в начале смены и вообще стал диктовать условия. Представьте, что вы будете заказывать через поисковик билеты в театр, и агрегатор скажет: «На этот спектакль мы сделаем наценку, потому что его все любят, а другой спектакль будет стоить подешевле».

Теракт – это совсем другое дело

Напомним, что 4 года назад, в день теракта в метро, петербуржцы в едином порыве помогали друг другу добраться до дома, потому что закрыт был весь метрополитен, а не только одна линия. И все дружно ополчились на таксистов, взвинтивших цены на услуги. Таких было немного, а крупные агрегаторы, наоборот, заставили своих водителей работать бесплатно, позже компенсировав им расходы.
Другое дело, что на всех машин, конечно, не хватало.

«Задирание цены, – продолжает Александр Холодов, – делает потерпевшими сразу двух пользователей. Один – это тот, кто согласился ехать за 5000 рублей там, где цена поездки – 500. Второй – тот, кто отказался и пошел пешком. Первому потом могут компенсировать затраты, некоторые агрегаторы это проделывали, а про второго никто не узнает. Хотя он больше пострадал».

В 2017 году, когда произошел теракт, такси через приложение было еще не так популярно, и многие пользовались официальными таксомоторами, обговаривая цену с самим таксистом. Сейчас все изменилось, но и среди таксистов стало больше непрофессионалов, которые к тому же никому ничем не обязаны.

Председатель некоммерческого партнерства таксомоторных предприятий Петербурга Юрий Вейков напомнил, что в нашей стране государство не устанавливает цены на таксомоторные перевозки. Это делают агрегаторы, которые, естественно, стремятся заработать на высоком спросе. Они не могут обязать конкретного водителя взять конкретные заказы (хотя и созывают всех в район ЧП – прим. «ПД») и вынуждены увеличивать на них цены с целью заинтересовать водителей.

«Возможно, цены взвинчивали нелегальные таксисты. По любой жалобе пассажира надо проводить конкретное расследование, а в расследовании локального повышения цен я особого смысла не вижу. С одной стороны, у нас нет госрегулирования цен и тарифов в такси. С другой стороны, агрегаторы, как коммерческие организации, стремятся через рыночные механизмы регулирования цен увеличить свои доходы», – объяснил эксперт.

Закрыть