Яндекс.Метрика
  • Анна Емельянова

«На стендапе заработать сложно». Как живут не самые популярные петербургские комики

Марат Шакиров и Евгений Трушин – организаторы и участники проекта «Stand-Up ТОЧКА». Они рассказали молодежной редакции «Петербургского дневника», почему не хотели бы работать на телевидении, сколько получают за выступление и честно ли придумывать истории
Фото: личный архив героя публикации

– Что такое «Stand-Up ТОЧКА»?

Евгений Трушин (Е.): Это объединение комиков, в Петербурге таких шесть-семь. У нас очень разношерстная команда, промежуток в возрасте у всех по три года, и опыт у ребят разный. Сейчас мы сотрудничаем с барами и получаем процент от их выручки.  Деньги попадают в «общак» объединения, а оттуда потом идут на общие проекты, например, вчера вышел наш первый подкаст на YouTube с Юрой Ивановым.

Марат Шакиров (М.): Первое время бары нам ничего не давали, сейчас копилочка понемногу собирается. Из нее что-то уходит на таргет, что-то фотографам, операторам, звукачам. Всем платим, стараемся, чтобы у всех были деньги. Сегодня часть доната получили и комики, но на «Открытых микрофонах» и «Проверках материала» они обычно выступают бесплатно. На стендапе заработать очень сложно. Представляешь, сколько донатов сегодня мы получили, это ведь будет делиться на всю команду, надеюсь, по тысяче получим. А есть что-то надо.

– Можно прокормить себя чувством юмора?

М.: Если сидеть на грече с майонезом – да. 

Е.: На вещи первой необходимости, еду и квартплату хватит, но для этого нужно пахать. Не всегда получается написать заказной текст, сценарий, например, какого-нибудь скетча, пранка или YouTube-шоу. На фрилансе много таких заявок, одна шутка – 500 рублей, а за пятиминутный сценарий может и 6 тысяч прилететь. Но пока мы ноунеймы, поэтому сами ищем работу.

М.: Когда станем участвовать в эфирах и проектах, делать что-то более массовое, вот тогда работа будет сама нас находить.

Фото: личный архив героя публикации

– Какие у вас перспективы?

М.: Есть много проектов: OUTSIDE STAND UP, Stand Up Club #1, «22 комика», «Стендап Андеграунд». 

Е.: В них комики выдают накопленный материал на более широкую аудиторию. Люди, которые сидят дома и смотрят YouTube, могут и не ходить в бары. Чтобы они о нас узнали, мы пишем материал, делаем его большим, снимаем концерт и выкладываем в Интернет.

М.: На барах далеко не уедешь, а в Интернете у проектов уже есть своя наработанная аудитория. Если тебя видят по всей России через YouTube, то у тебя есть перспективы, просто нужно чаще «светить лицом».

Е.: Нужно выступать везде и часто. Как сказал Стив Мартин: «Если за тобой идет хотя бы один человек, то ты уже можешь считать себя успешным комиком».

– Выступление на телевидении – это успех?

Е.: Нет, это просто хороший способ набрать аудиторию из телезрителей. Достаточно, чтобы тебя заметили, некоторым хватает одного «Открытого микрофона», чтобы до сих пор получать отдачу.

М.: Плюс это ведет к деньгам, начинают приглашать на корпоративы. Ужасная вещь – люди платят деньги, значит, нужно сделать то, что они от тебя ждут, а еще там некому разогреть зал.

Е.: Мне однажды предложили похороны провести, хотели сделать что-то интересное, но я все-таки отказался.  А телевидение – это один из путей развития, лично мне ближе другой юмор – неприлизанный, непричесанный, острый.

М.: В телевизоре очень много подводных камней: контракты, выплата денег, политика. Там ты работаешь. Есть шоу «Команда импровизация», которое ведет Антон Шастун, если присмотреться, есть кадры, на которых видно, что он реально уставший. Недавно у них в гостях была девушка из женского стендапа – синяки под глазами, местами неестественность. Там тяжело.

– Как начинается путь комика?

Е.: В барах. Есть дни, когда на «Открытом микрофоне» начинающие комики выступают по 3-4 минуты, аналог чуть повыше – «Проверка материала», это уже 10 минут на сцене.

М.: У нас, как и в других объединениях, может выступить любой, для этого выходят афиши, в которых указан ведущий, ему пишут по всем вопросам. В Питере ажиотаж на комедию высокий, в первую минуту могут написать 50 человек, из которых ты знаешь половину, а половина хочет дебютировать. В первые минуты запись разрывается, отбираем по порядку. Каждый ведущий делает, как хочет, мне комфортно так – открытый микрофон, людей много, мероприятие должно пройти хорошо, поэтому пять проверенных комиков я записываю вне очереди. 

А путь у нас интересный, никто не знает, к чему он приведет. Может, мы будем выступать по барам до 30 лет, а может, когда-нибудь «выстрелим». Сейчас – просто прикольно. «У самурая нет цели, только путь».

Е.: Для меня это какая-то психотерапия. Становится легче, когда я напоминаю себе о том, что все, что со мной произошло, не смертельно, если посмеяться над этим. Будет момент, когда я смогу сложить ручки, но стендап не даст мне этого сделать.

Фото: личный архив героя публикации

– Как сделать историю смешной?

М.: Дело не в том, смешная она или нет. История должна цеплять аудиторию, нужно, чтобы люди чувствовали и понимали. Если зал не поймет эмоцию, которую ты хотел передать, то и отдачи не будет.

Е.: Зрители должны поверить в то, что говорит комик, а они сделают это только тогда, когда сам комик поверит в то, что он говорит. 
Формулы шутки нет, но есть инструменты, которые мы используем. Например, диссонанс, когда в предложении возникают два слова, которые априори вместе не стояли, или правило трех, когда в перечисление вставляется что-то, что ты не ожидаешь увидеть в этом ряду.

– Историю можно придумать?

Е.: Можно, вопрос в том, в каком проценте она останется правдивой. История не рождается просто так, зачин реален, явно что-то с кем-то произошло. А приукрасить можно – почему нет? Наша задача – просто донести залу свою эмоцию от рассказанного.

– Как понять, что зрителей «зацепило»?

Е.: Реакции бывают разные, например, сегодня женщина громко, в паузу, когда уже зал отсмеялся, сказала: «Какая жесть…» Вот это живая эмоция, она здесь и сейчас произошла у человека, значит, «зацепило».

М.: Для меня есть две самые лучшие эмоции, которые должны быть в зале, – либо громкий смех, либо «УУУ» – тяжелая, грязная эмоция.

– А если зал молчит?

М.: Можно «посыпаться», занервничать, если нет никакой отдачи на рабочие шутки, а можно продолжить давить зал. Зависит от твоего опыта. 

Е.: В любом случае, на сцене же человек стоит, мы живые люди, которые осмелились рассказать свою боль аудитории. Вообще, главная причина создания стендапа – выйти и рассказать волнующие тебя вопросы, наболевшее. 

Фото: личный архив героя публикации

– На кого ориентироваться начинающему комику?

М.: Я вот смотрю не всех, а только тех, кто мне нравится по харизме, по духу, по подаче. Можно не копировать, а просто что-то для себя подметить. 

Е.: Я бы посоветовал не ориентироваться на кого-то, а быть на сцене искренним. Если ты ничего не умеешь, но хочешь попробовать, посмотри полнометражку Стива Мартина «Как стать стендап-комиком», она есть на YouTube. Если ты за личное общение – заплати за курсы, пусть тебе все объяснит Игорь Меерсон, хороший комик. Хочешь в телевизор – посмотри телевизионных комиков, разберись, как и о чем они шутят, возьми на заметку и выступай так же. Тебя заметят, если попадешь в формат. Путей развития много, но в любом случае важна искренность, нужно чтобы зал тебе поверил.

Закрыть