script async src="https://widget.sparrow.ru/js/embed.js">
Яндекс.Метрика
  • Яна Григорьева

В Петербурге разработали пешеходные маршруты по историческим деревьям центра города

Пока действуют четыре маршрута
Фото: Светлана Холявчук/Петербургский дневник

История Петербурга – это не только уникальные архитектурные сооружения, но и деревья. Так, в Летнем саду еще можно найти растения, которые застали Александра Пушкина, Анну Ахматову, а в Румянцевском сквере – Александра Блока. Более того, как и здания, представляющие историко-культурную ценность, в городе есть деревья-памятники.

Альтернатива прогулкам по крышам

За сохранение зеленого каркаса, как и зданий города, сегодня идет активная борьба: появляются общественные организации, активисты, неравнодушные жители, которые вместе с властями города ищут способы их спасти.

Конечно, неотъемлемая часть защиты и сохранения – доступность зеленых насаждений для горожан, в том числе информационная. Пилотный проект «Живые свидетели истории» как раз призван решить эти вопросы. Создатели разработали шесть пешеходных маршрутов, правда, пока презентовать готовы только четыре: «Великие дубы», «Деревья Петроградской стороны», «Деревья Невского проспекта и его окрестностей» и «Вокруг Таврического сада». Пройтись по ним можно, скачав специальное приложение на телефон.

«Сегодня люди тянутся к нестандартным маршрутам для прогулок по городу. Многим приелся стандартный маршрут по историческому центру города. Возможно, кого-то заинтересует наша разработка, которую я сравниваю с последней тенденцией в городе – прогулкам по крышам», – отмечает координатор проекта «Живые свидетели истории» Федор Резванов.

Где на карте возрастные деревья

Безусловно, в городе есть такие зеленые мастодонты. Так, помимо дуба Петра Великого в Летнем саду возрастные деревья можно увидеть в Румянцевском сквере Васильевского острова.

«Весь сквер, по сути, был высажен в 1867 году по инициативе купца Степана Соловьева. В том числе два дуба, которые можно здесь увидеть, насчитывают 150-летнюю историю, – рассказывает Федор Резванов. – Отмечу, что информацию о деревьях в целом очень сложно где-либо найти. Единственным источником оказались документы с сайта администрации Петербурга. Я не исключаю, что если к этой работе подключатся историки и краеведы, изучат архивы, то будет найдено больше информации о деревьях».

Старинные дубы также можно увидеть на бульварах Большого проспекта Васильевского острова, у дома 25, недалеко от Андреевского собора. Дубы, вероятно, украшают бульвары с момента их появления, то есть примерно с 1810-х годов.

Насладиться разнообразием исторических деревьев можно в Летнем и Михайловском садах. К слову, создатели проекта разработали один из маршрутов вместе с Русским музеем, в чьем ведении находятся сады.

Один из последних в городе старых вязов как раз украшает территорию Летнего сада. Увидеть его можно по правую руку от входа в сад, если идти в сторону набережной реки Фонтанки. Ему насчитывается больше 150 лет.

«За последние 8 лет в городе погибли восемь вязов в возрасте до 200 лет. В целом последние 20 лет вязы гибнут от голландской болезни, – рассказывает заведующая сектором мониторинга зеленых насаждений садов Русского музея Екатерина Жукова. – Конкретно наш вяз находится в хорошем состоянии. Летом вокруг него можно увидеть дубовики – грибы, которые, возможно, помогают поддерживать иммунитет вяза».

Настоящим открытием, которое сделали сотрудники Русского музея, участвуя в проекте «Живые свидетели истории», стала лиственница, которая также расположена в Летнем саду.

«Лиственница сама по себе считается королевским деревом за счет своей твердой древесины. У нас на территории Летнего сада находится архангельская лиственница, подобные раньше выращивали в Линдуловской роще (государственный природный ботанический заказник, расположенный недалеко от поселка Рощино. Цель заказника – сохранение старейшего в России и Европе искусственного насаждения лиственницы сибирской. – Ред.). С помощью метода кернения мы узнали, что она совпадает с периодом создания рощи, то есть ей 294 года, а то и больше. Для нас это большая находка, потому что в рамках нашей инвентаризации деревьев сада специалисты предполагали, что ей 190 лет. Сейчас она кандидат в деревья – памятники живой природы», – рассказывает главный хранитель садов Русского музея Ольга Черданцева.

Деревья или коммуникации

Собственно, как сохранить такие уникальные деревья Петербурга?

«Наши сады в центре Петербурга являются музейной коллекцией самых старовозрастных деревьев города. Для справки: в Летнем саду числится сегодня 1862 дерева. Из них растений, которым больше 100 лет, – 1023, деревьев, которым больше 150 лет, по нашим данным, – 368, а тех, кому уже больше 200 лет, – около 100 деревьев. Конечно, есть растения, которым даже больше 300 лет. Конечно, ни одно дерево в городе – подчеркиваю: ни одно – не должно сноситься без показаний специалистов. Да, могут быть ошибки, человеческий фактор исключать нельзя, в том числе градостроительного характера, но тем не менее я знаю, что городские ведомства знают о проблеме, связанной с сохранением деревьев в городе. Тема острая», – рассказывает Ольга Черданцева.

Она отмечает, что сегодня в современном городе у специалистов нередко возникает вопрос: а что в приоритете – инженерные коммуникации или зеленые насаждения?

«Давайте спросим сегодня молодежь о том, что они хотят: хороший Wi-Fi в своем доме или сохранить старые тополя под ним? Угадайте, что они ответят. Мы упираемся даже не в сохранение деревьев – методы для этого есть, а в законодательную базу, а это финансирование и возможность озеленения в стесненных условиях. Куда деревьям деваться, когда улица длиной 10 метров, а его корни произрастают до 25 метров?» – рассуждает Ольга Черданцева.

Координатор проекта «Живые свидетели истории» Алексей Лебедев считает, что вопрос сохранения исторических деревьев нужно рассматривать прежде всего в юридическом поле.

«Сегодня город использует деревья как определенные объекты благоустройства. Например, какое-либо возрастное дерево находится на внутридворовой территории. Представим, что условный председатель дома поинтересуется, сколько стоит лечение этого дерева. В результате сумма окажется неподъемной для жителей дома. В итоге дерево просто спилят по желанию самих же жителей, потому что кто-нибудь решит, что оно обязательно упадет или машину, или на человека, а раз лечить дорого – лучше спилим», – отмечает Алексей Лебедев.

То есть сегодня дерево не рассматривается как объект, представляющий собой ценность, считает эксперт.

«Скорее как объект, который легко можно продать, вырубить, а на его месте что-нибудь построить, например. Причем я говорю не про деревья в парках и садах, а про растения, которые расположены во дворах. Думаю, если удастся изменить законодательство и взять деревья под охрану – не обязательно любые, хотя бы те, которые признаны возрастными, – ситуация с деревьями в городе уже поменяется», – отмечает Алексей Лебедев.

Отметим, что сегодня есть национальный реестр старовозрастных деревьев России. Для примера, в него внесено только два дуба, которые имеют статус памятника, оба находятся в Институтском переулке Ботанического сада Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета им. С.М. Кирова (СПбГЛТУ). Сегодня одному из них 203 года, а второму – 204 года.

Фото: Светлана Холявчук/Петербургский дневник
Закрыть