Яндекс.Метрика
  • Михаил Григорьев

Дмитрий Радченко: «Меня узнают люди не только в Петербурге и Москве, но и в Мадриде»

Один из самых популярных футболистов Петербурга, бывший нападающий сборной России Дмитрий Радченко сегодня отмечает юбилей. В интервью «ПД» он рассказал о том, как сегодня тренирует игроков атаки в академии «Зенита» и насколько трудным было для него решение вернуться из Испании на родину
Дмитрий Радченко: «Меня узнают люди не только в Петербурге и Москве, но и в Мадриде» Фото: ФК «Зенит»

 Дмитрий Леонидович, с каким настроением встречаете 50-летний рубеж? Перед юбилеем задумываетесь о прожитых годах?

– Подхожу к юбилею с хорошим настроением. Когда думаю о своей жизни, о том, как она сложилась, то могу сказать – все было не зря. Не зря я все детство вставал в шесть утра, трясся в переполненных троллейбусах и автобусах, в метро ехал через весь город, и возвращался к десяти вечера домой из футбольной школы «Смена». Я многого достиг в футболе. Самое важное – что меня узнают люди и в Петербурге, и в Москве, и в Мадриде, где я был последний раз два года назад, подходят, говорят «спасибо за вашу игру». Помнят мои голы.

– Уже несколько лет вы живете и работаете в родном городе. Трудно далось решение уехать из благополучной Испании?

– Я никогда не собирался всю, скажем так, послефутбольную часть жизни провести в Испании. Прожил в ней больше 10 лет, исправно платил налоги, и мог по законам этой страны подать документы на получение гражданства. Но если бы мне выдали испанский паспорт, то я потерял бы российское гражданство. Это меня останавливало. Я люблю Родину, не мыслю своей жизни без нее. Получилось так, что я сначала приехал в Москву, поступил в Высшую школу тренеров, чтобы получить лицензию для работы с юношами. У меня были планы работать тренером в Испании. Но в этот момент мне сделали предложение стать тренером Академии «Зенита».

– Свою роль сыграла ностальгия, ведь Академия клуба «Зенит»  это в прошлом ваша родная СДЮШОР «Смена»?

– Мне было очень сложно принять решение, ведь мои дочери, старшей было тогда 17 лет, младшей 10 лет, выросли в Испании, всю жизнь провели в этой стране. У них там были друзья, они, конечно, говорили по-русски, но я представил, как им будет сложно в России, сколько возникнет разных проблем – и бытовых, и психологических. Но все же решил рискнуть, подписал договор только на один год. А через год понял, что не ошибся, а дочери пошли учиться в российскую школу, им понравилось.
– Вы играли нападающим, сейчас тренируете нападающих. Есть молодые талантливые форварды, которые в обозримом будущем заиграют за «Зенит»?

– Таланты у нас всегда были и никуда не делись. Есть хорошие перспективные ребята. Но, понимаете, все сейчас совсем другое, чем во времена моего детства. Доводить игрока до высокого уровня надо другими способами, чем тогда. Когда-то весь Ленинград работал на «Зенит», все лучшие мальчишки попадали в «Смену» или школу «Зенит», заканчивали их, затем дубль «Зенита» или ленинградское «Динамо», в которое я попал в 1988 году. Переход из юношеского футбола во взрослый стал сейчас сложнее. В клубах играет много иностранцев, и ребята в 17-18 лет не могут пробиться, растворяются и пропадают.

 Как вы организацию Молодежной лиги, Юношеской лиги  ЮФЛ, в которой с этого сезона команды играют в двух возрастных дивизионах?

– Это правильные, полезные решения, которые приняло новое руководство РФС во главе с Александром Дюковым. Знаю, что с будущего сезона в ЮФЛ будет создан еще один дивизион для 15-летних. Замечательно, что юноши не варятся в своем соку, что участвуют во всероссийском чемпионате, играют с сильными соперникам. Я ездил на матчи с командой академии 2002 года рождения, видел, что ребята играют в очень хороших условиях. Это дает им возможность расти. Парни из юношеской команды подтягиваются к молодежной команде, получают шанс. Как потом у них сложится – зависит от них самих.

 Вы работаете с игроками атаки, чему вы их в первую очередь стремитесь научить?

– Я провожу с игроками атаки занятия – и индивидуальные, и групповые. Занимаемся на поле, разбираем матчи по видеозаписям. Главное – развитие игрока, индивидуальная работа с ним. Вырастить футболиста очень сложно. Надо понимать, что все в футбол играть не могут, занимаются миллионы, а игроками становятся единицы, не каждому дано. Надо увидеть талант и помочь ему.

 На днях ушел из жизни Диего Марадона, уникальный талант. Какие у вас о нем воспоминания?

– Это великий футболист. Когда мы играли в детстве, то играли в Марадону, кричали друг другу «Я – Марадона, я забил гол как Марадона!» Кем он был для футбола теперь, стало ясно. Все видели, как о нем скорбят во всем мире, а что происходило в Аргентине, там, наверное, ни с одним человеком не прощались, как с Марадоной.

 Есть у вас план отметить юбилей праздничным матчем?

– Были идеи таких матчей и у нас, и в Испании, где у меня много друзей, с которыми я играл. Можно было собрать три команды – ветеранов «Зенита», ветеранов «Спартака» и моих друзей. Но из-за пандемии эти планы пришлось отложить на будущее.

Закрыть