Яндекс.Метрика
  • Алексей Андрианов

Бывший нападающий «Зенита» Евгений Тарасов: «Всем говорю, что я – не второй Панов, а первый Тарасов»

Бывший нападающий «Зенита» Евгений Тарасов в интервью «ПД» вспомнил еврокубковые матчи петербуржцев в начале века, рассказал об отношениях с тренером Юрием Морозовым и посетовал на многочисленные травмы, что прервали его карьеру
Бывший нападающий «Зенита» Евгений Тарасов: «Всем говорю, что я — не второй Панов, а первый Тарасов» Фото: А.Федоров/ИТАР-ТАСС

– Перенесемся на 20 лет назад, в 2000-й год. «Зенит», к ужасу петербургских болельщиков, продает в «Сент-Этьен» героя финального матча Кубка России и встречи с Францией на «Стад-де-Франс» Александра Панова. Однако буквально через месяц в команде появляется Евгений Тарасов, которого с легкой руки Юрия Андреевича Морозова называют «вторым Пановым». Как состоялся ваш переход в «Зенит»?

– Я выступал в чемпионате Казахстана за «Кайрат», в 12 играх забил 8 голов. Как сейчас помню, на один из матчей приехал тренер «Зенита» Николай Васильевич Воробьев. Я сделал дубль, после игры Воробьев рассказал о намерениях «Зенита», пригласил на ознакомительный сбор. Морозову я понравился, мне предложили контракт, но у меня остались незаконченные футбольные дела в Казахстане, финал Кубка. Мы выиграли, я забил гол, после чего окончательно переехал в Петербург.

– И сразу попали с корабля на бал – 26 июля забили решающий мяч в домашнем матче Кубка Интертото с «Брэдфордом». Благодаря чему так быстро адаптировались?

– Скорее всего, у меня были те же качества, что у Панова: скорость, агрессия. Думаю, команда понимала, как играть со мной, а я быстро освоил принципы Юрия Андреевича Морозова. Словом, перестраиваться мне не пришлось, я играл в тот же футбол, что и в «Кайрате», к тому же очень хорошо приняли ребята – помогли, подсказали.

– Уверенности в себе добавил и гол в ворота «Брэдфорда»?

– Конечно! Я знал, что «Зенит» никогда не выходил в финал Еврокубка, а тот мяч сыграл немалую роль в нашем противостоянии с англичанами. Ребята поверили в меня, я стал чувствовать себя еще более комфортно. Сам эпизод до сих пор стоит перед глазами: мяч после удара Андрея Кобелева попал в штангу, я быстро среагировал и сыграл на добивание, пробил с левой, плотно.

– Признайтесь: вас не задевали бесконечные сравнения с Александром Пановым?

– Нет, нет, всегда говорил, что я не второй Панов, а первый Тарасов! (Смеется.) Да, было определенное сходство с футболистом, немало сделавшим для «Зенита». Мы общались, несколько раз вместе ездили играть за ветеранов, но я всегда шел своей дорогой.

– Сезон 2001 года тоже начался для вас хорошо: уже во втором туре чемпионата России вы сделали дубль в ворота «Ростсельмаша».

– Верно. В первой игре в Волгограде Юрий Андреевич неожиданно выпустил меня слева в полузащите, но потом в разговоре признался, что все-таки видит меня на острие. Его слова не разошлись с делом: с «Ростсельмашем» я действительно играл в атаке вместе с Геннадием Поповичем. Помню – слякоть, снег, но мы провели встречу на хороших эмоциях, забили красивые голы. Игра завершилась со счетом 3:1, на моем счету два гола.

– Весной 2001 года «Зенит» одержал пять побед подряд – невиданная в то время для петербуржцев стабильность, позволившая долгое время идти в лидерах. К тому же команда показывала быстрый, агрессивный футбол, с восторгом встреченный петербургскими болельщиками. В чем секрет?

– Юрий Андреевич подобрал классных, скоростных игроков, заряженных общей идеей. Мы прекрасно понимали требования главного тренера, очень серьезно поработали на сборах. Некоторые моменты предсезонки были для меня новыми, но в то же время я чувствовал себя очень уверенно. Тяжелые сборы здорово зарядили, а победы над «Ростсельмашем», «Торпедо-ЗиЛ», «Сатурном», «Факелом» и «Динамо» придали еще больше сил.

– Сейчас практически все ведущие клубы мира играют по схеме 4-3-3, но многие забывают, что «Зенит»-2001 играл именно в три форварда: сначала вы, Попович и Кержаков, а затем Астафьев, Кержаков, Аршавин.

– Верно! Юрий Андреевич использовал разные схемы, но в три нападающих «Зенит» действительно играл часто.

– Свой следующий мяч вы забили в ворота «Сатурна». Вы открыли счет, «Зенит» добился победы, но после той игры вы выпали из основного состава. Почему?

– В ответной игре с «Брэдфордом» получил травму – кто-то из англичан сделал накладку поверх колена. Коленная чашечка раздробилась внутри, мы долго не могли понять, что происходит. Не скрою, мучился: боль то отпускала, то возвращалась, не давая не то что играть – тренироваться в полную силу.

– В следующий раз вы вышли в основном составе во Владикавказе, но Юрий Андреевич заменил вас уже по ходу первого тайма. В чем было дело?

– Я готовился к игре, вроде все было нормально, но опять сказались проблемы с коленом и длительное отсутствие игровой практики. Видимо, решение Юрия Андреевича было связано именно с этим. Тем не менее он продолжал доверять мне – я играл в старте с «Локомотивом», выходил на замену в матче с ЦСКА. Что произошло потом? Увы, вновь подвело здоровье. В личных беседах Юрий Андреевич всегда выражал мне поддержку, отмечал мои качества, которые, по его словам, были необходимы команде. Мы часто общались, разговаривали позитивно, я бы сказал, задушевно, хотя и немножко нагоняя от Юрия Андреевича тоже получал. Не без этого! (Смеется.)

– Чего, на ваш взгляд, не хватило «Зениту» в 2001 году, чтобы завоевать медали более высокого достоинства?

– Сложный вопрос. У нас был настолько дружный, мотивированный коллектив, мы действительно могли забраться выше. Но те, кто опередил нас – «Спартак» и «Локомотив», играли в другой футбол и в итоге оказались сильнее. «Зенит» же на протяжении всего сезона действовал искренне, позитивно. Возможно, нам не хватило баланса, рациональности, где-то мы недосчитались своих очков, но в целом же, повторюсь, у нас тогда была очень хорошая команда.

– Последний раз вы сыграли за «Зенит» в 2001 году в домашнем матче с «Локомотивом». Встреча завершилась вничью, 0:0, приблизив команду к медалям чемпионата страны.

– Да, потом мы обыграли «Ротор», а затем уступили «Спартаку». Увы, в Москве на предыгровой тренировке я, побежав на ближнюю штангу, получил травму: кто-то из ребят попал мне в колено. Диагноз неутешительный: растяжение боковых связок. Ногу закатали в гипс, началось очередное тяжелое восстановление.

– Что было дальше?

– Я вылечился, Юрий Андреевич по состоянию здоровья отошел от дел, а руководивший в тот момент командой Михаил Юрьевич Бирюков сказал мне честно и прямо: у нас есть своя молодежь, которой клуб планирует доверять. Решение предложили принять самому (у меня оставался действующий контракт с «Зенитом»), но я, молодой и амбициозный, решил уйти из команды.

Из «Зенита» меня никто не гнал, напротив, советовали оставаться и доказывать, однако после разговора с Михаилом Юрьевичем мне стало не по себе. Возможно, это была моя фатальная ошибка. Что мной двигало? Желание доказать, что умею играть в футбол. У меня было несколько предложений, из которых выбрал Саратов. «Сокол» дебютировал в высшей лиге, неплохо начал и даже какое-то время лидировал, но по итогам сезона опустился в первый дивизион.

– Такого количества травм, как у вас, не вспомнить ни у одного другого российского футболиста. Как вы переживали эти тридцать три несчастья?

– Упал, отряхнулся, встал, побежал дальше. Я любил футбол и по-прежнему люблю эту игру, всегда хотел восстановиться как можно быстрее. У меня в тот период многое получалось, я чувствовал внимание и доверие Юрия Андреевича, стремился играть еще и еще, но… Наверно, иногда лез в какие-то сомнительные стыки, как, например, в игре с «Ростсельмашем»: пошел в подкат, забил, но, как потом сказали, задел Близнюка и нанес ему серьезную травму. Наверно, из-за моей бескомпромиссности и возникло столько проблем. Травмы не позволили мне раскрыться в России, продолжали сказываться в чемпионате Казахстана, куда я вернулся в 2003 году. В «Зените» поначалу все шло хорошо, но малейшее повреждение вновь и вновь выкидывало меня из футбола. Так что в этом смысле я действительно немного нефартовый...

– Вы родились в Казахстане, там же закончили карьеру в 2007 году в 28 лет, после чего вернулись в Петербург, где по сей день трудитесь в «Газпром» – Академии «Зенита». Город на Неве можете назвать своим вторым домом?

– Да, конечно! У меня все складывалось в «Зените» в начале нулевых, мне и моей семье комфортно в Петербурге, большинство ребят из той команды по-прежнему живут здесь. Мы плотно общаемся, дружим, я люблю свою работу. В Академии уже девятый год, и возглавлял команды, и был вторым тренером, какое-то время работал в дубле помощником Александра Селенкова. Словом, все хорошо.

– Матч с «Уфой» вы вместе с ветеранами «Зенита» смотрели на «вираже». Какие ощущения?

– Самые замечательные! Было очень приятно, что нас помнят, болельщики пригласили вместе исполнить гимн «Зенита». Незабываемые эмоции! Я первый раз оказался в фанатском секторе – аж мурашки по коже! Помню, как меня заводили трибуны «Петровского», когда я играл за «Зенит», сейчас представляю, что чувствуют ребята при поддержке десятков тысяч болельщиков. Мне этот поход пришелся по душе, огромное спасибо поклонникам «Зенита» за приглашение, прием, возможность окунуться в замечательную атмосферу!

– Ваши ожидания перед стартом «Зенита» в Лиге чемпионов?

– Конечно, мы верим в команду и верим, что она сможет выйти из группы и как можно выше пройти в сетке плей-офф. Да, у «Зенита» непростые соперники, но и наш клуб демонстрирует высокий уровень игры. Пришел Вендел, как мне кажется, команда на ходу. Если петербуржцы подойдут к стартовому матчу Лиги чемпионов в оптимальной форме, то мы вправе ожидать от «Зенита» красивого, искрометного футбола. На мой взгляд, у «Зенита» неплохая скамейка, есть футболисты, способные без потери качества сыграть как в чемпионате страны, так и в Лиге чемпионов. Со стороны очевидно, что в двух турнирах необходимо искать баланс, но Сергею Богдановичу виднее, как ротировать состав.

– Можно ли провести параллели между той командой Юрия Морозова и нынешней?

– На мой взгляд, это все-таки две разные команды, связанные одним ярким именем – «Зенит». Хотя, вы знаете, принципы игры «Зенита» не меняются со временем: «Зенит» играет первым номером, стремится доминировать на поле, прессингует, ищет счастье в атаке.

Закрыть