Яндекс.Метрика
  • Яна Григорьева

Никита Явейн рассказал, как преобразится здание пеньковых складов «Тучкова буяна»

Архитектурное бюро «Студия 44» выиграло конкурс на проект концепции парка «Тучков буян». Руководитель студии Никита Явейн рассказал, почему победа была неочевидной и как шла работа с коллегами из Нидерландов
Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»

– Никита Игоревич, победа вашего бюро в конкурсе для общественности была в какой-то мере очевидной. А лично вы как относитесь к первому месту?

– Мне очень приятно, что ряд коллег из архитектурной сферы были уверены в высоком уровне работы нашей студии. У меня, например, абсолютной уверенности в победе не было – слишком сильный был состав участников конкурса. К тому же я знаю, что определенная группа конкурентов, не буду называть фамилии, сделали все возможное, чтобы этого не случилось. Да, они тоже подавали заявку на участие в конкурсе и не прошли… Я уверен, что никто из профессиональных архитекторов, членов жюри или общественности не знали наверняка, кто конкретно выиграет.

Могу сказать, что уровень проектов-победителей очень высокий. Я отслеживаю мировые архитектурные конкурсы. Конкретно этот конкурс на проект парка «Тучков буян» гораздо выше по уровню, чем был на парк «Зарядье» в Москве. Чего только стоит проект, разработанный архитектурным бюро «Хвоя». Это же просто фантастика!

– Как шла работа в условиях пандемии коронавируса с иностранными коллегами?

– К слову, что касается нашей работы, я думаю, что секрет успеха в сотрудничестве с West 8, несмотря на то, что работа шла порой очень тяжело. (West 8 – архитектурное бюро из Нидерландов. В Петербурге, в том числе, проектировало общественное пространство «Новая Голландия» – прим. ред.). В начале работы над проектом наша команда вылетела в Нидерланды, и мы, в свою очередь, ждали гостей, так сказать, уже подготовили площадку. Но случилось то, что случилось. Дальнейшая работа была дистанционной, а совместное проектирование в удаленном режиме, это совершенно не то, что «вживую»: разные менталитеты, понимание ситуации, языковые барьеры, все это накладывало определенный отпечаток. Но в то же время, открытость по отношению друг к другу, желание рассматривать и принимать предложения по проекту, безусловно, помогли выстроить совместную работу. В целом, на мой взгляд, наш проект получил большое количество голосов, потому что он не мейнстримовский, как и наши бюро.

Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»

– Поправьте меня, если не права, но с архитектурным бюро West 8 вы работаете впервые…

– Да, мы совместно проектируем впервые. Надо сказать, что я долго думал, с кем проектировать. У меня был вариант поработать с французами, но договориться не удалось, а спустя некоторое время мне сами позвонили коллеги из West 8. Я, не раздумывая, согласился. Сегодня, оглядываясь назад, я, конечно, понимаю, что для нас вопрос участия или неучастия в конкурсе вообще не стоял… Нужно было попробовать! Город мы все-таки знаем и с участком под парк знакомы давно. (В 2013 году «Студия 44» проектировала комплекс зданий суда и судебного департамента России на участке, который сегодня отдан под парк «Тучков буян», а еще раньше, в 2008 году, студия участвовала в конкурсе на проект «Набережная Европы» – прим. ред.)

– Если говорить о проектах парка коллег по цеху… Чьи проекты оказались вам по душе?

– Например, у нас совпадает видение с архитекторами BjarkeIngels Group из США. Kengo Kuma & Associates из Японии и Франции, вместе с Vladimir Djurovic Landscape Architecture из Ливана сделали симпатичный, но уж очень эскизный проект, который вряд ли удалось бы воплотить в жизнь. Любопытная работа Agence Ter и Philippe Rahmarchitectes из Франции, но это такой регулярный парк. Мне кажется, что он не нужен, вряд ли он даст какой-то эффект для нашего города. Неплохо нарисован совместный проект архитекторов Michel Desvigne Paysagiste из Франции, Меганом из Москвы и Orchestra Design из Петербурга. Но, если честно, я бы отдал второе место архитектурному бюро «Хвоя» – просто даже за рисование.

– Если я не ошибаюсь, ваш проект не предполагает приспособление складов «Тучкова буяна»... Как вы видите преображение здания?

– Несколько лет назад мы уже анализировали возможность приспособления этого здания под отель, но сегодня я думаю, что там нужно делать образовательное учреждение, наподобие Аничкова дворца. Строительство развлекательного центра, например, вряд ли удастся воплотить в жизнь в случае с этим зданием. Там довольно «замкнутая» планировка, явно под другие цели. 

– По итогам конкурса вы получите вознаграждение в размере 110 тысяч долларов. Вы говорили, что полученные деньги не окупят участие в конкурсе, почему?

– В конкурсные проекты вкладываются средства, силы, время. Например, субподрядчики, которым нужно заплатить: специалисты по транспортной инфраструктуре, привлеченные ландшафтные архитекторы, специалисты из Университета ИТМО, которые занимались анализом пропускной способности парка в разное время года и суток, при различных сценариях времяпрепровождения в нем. Есть затраты, которые понесли конкретно мы: на создание макета, печать альбомов, работу режиссеров, монтажеров, которые делали финальный ролик для презентации членам жюри конкурса.

Если все это просуммировать... Причем это же не рынок, где ты торговаться можешь. Есть определенная стоимость, ты ее и платишь. К тому же при совместной работе с иностранным партнером нужно заниматься переводами, для этого тоже нужен специалист. West 8 также привлекали к работе сотрудников, которым нужно заплатить. У них, например, руководитель мастерской фактически вел проектирование парка, а это значит, что он приостановил работу над другими проектами, и это тоже деньги. В целом, над проектом концепции парка «Тучков буян» трудились примерно 24 человека, но, конечно, ближе к сдаче работы, были привлечены еще специалисты. Поэтому на самом деле речь, скорее, о двойном убытке, чем о заработке. Но в этом нет ничего удивительного, чаще всего так и происходит, когда участвуешь в любом архитектурном конкурсе. Конкурсы – это вообще, скорее, имиджевая история.

– Конкурс прошел, победителей объявили. Правильно понимаю, что пока контракта с вами на реализацию проекта не заключили?

– Этот вопрос может отложиться на год. Насколько я понимаю, сегодня решаются юридические вопросы, связанные с передачей прав городу на земельный участок. Сейчас часть работ на нем находится под контролем Управления делами президента России (на участке идет строительство Дворца танца Бориса Эйфмана, а также создание парковки – прим. ред.). Для дальнейшей работы участок полностью должен перейти в собственность Петербурга, а решить этот вопрос, видимо, удастся после окончания текущего строительства.

– А какую работу вы ведете сейчас в городе? Что проектируете и где?

– Мы сделали проект второго кампуса Университета ИТМО в Пушкинском районе. Очень серьезная работа, весьма новаторская... Спроектировали областную гимназию им. Е. М. Примакова в Одинцовском районе Московской области. Кроме того, уже завершается строительство образовательного центра для одаренных детей «Сириус» по нашему проекту. Конечно, довольно много жилищного строительства, которое и кормит нас. Например, в Петербурге мы спроектировали крупный жилой квартал, который сейчас строится на намыве Васильевского острова. Насколько я знаю, первая очередь уже сдана.

Фото: Ландшафтно-архитектурная концепция парка «Тучков буян»
Закрыть