Яндекс.Метрика
  • Анастасия Бирюкова

Мигель: «Петербург для меня – это город гедонизма»

Известный хореограф и режиссер – о новой постановке, любимых петербургских местах и танцевальной России
Мигель: «Петербург для меня – это город гедонизма» Фото: Школа «PROТАНЦЫ»

В особняке на Дворцовой набережной, 20, где известный режиссер и хореограф, наставник и член жюри шоу «Танцы» на ТНТ Мигель поставил два нашумевших иммерсивных шоу, этой осенью состоялась премьера еще одного шоу-променада «Письма». Для его создания Мигель пригласил венгерского режиссера Балажа Бараньяи, с которым вместе создавал «Безликих». 

«Письма» – это пластические аудиовизуальные перформансы, основанные на письмах и дневниках известных людей, среди которых Федор Достоевский, Фрида Кало и Франц Кафка. Действие шоу проходит в особняке на Дворцовой набережной, 20, где Мигель основал свой собственный иммерсивный театр: гости погружаются в эпоху персонажа и вместе со своими проводниками проходят путь героя.

Не испугаться Достоевского 

- Как появилась идея создать «Письма»? Шоу уже можно увидеть?

- Оно уже идет! Это шоу-променад, которое можно увидеть в нашем особняке на Дворцовой набережной, 20. Очень необычный для меня формат – до этого я никогда не ставил променады и даже не думал, получится у меня или нет такая задумка. Именно поэтому пригласил постановщика – режиссера Балажа Бараньяи. Он и поставил шоу по письмам известных людей. Невероятно красиво и трогательно – я не ожидал, что так здорово получится.

- Как подбирались персонажи для проекта?

- Здесь много разных связей. Во-первых, любовь самого Балажа к этим героям. Во-вторых, их известность. Истории этих людей очень трогательны, а самое главное – все они про любовь. Формат шоу очень гибкий, и, если нам понравится еще какое-то письмо, мы запросто можем добавить еще одну сцену. Мы не ограничимся выбранными персонажами и готовы к новым историям.

- Уже есть идеи, кем бы хотели расширить палитру персонажей?

- Пока хочется показать то, что уже сделано, потому что это невероятная красота. Зритель приходит на шоу, и его ведут определенным путем, который не повторяется.

- Во время подготовки шоу вы погружались в биографии этих людей?

- Я знаю, что Балаж нашел практически всю информацию о героях. Каждая сцена поставлена с учетом полной информации, каких-то особенностей характера, эпохи, в которой человек писал письмо. Иначе бы не получилось эффекта присутствия. Когда гость находится на сцене, он верит, что вот рядом с ним стоит Кафка, а здесь сидит Фрида Кало. Я очень боялся спекулятивного эффекта, ведь персонажи достаточно известные. Режиссер прошелся по такой тонкой грани и сделал все так, что я сам в восхищении.

- Удивила ли вас какая-то деталь из биографии известных людей?

- Практически все я уже знал! Главное ведь не удивить, а увидеть вживую. Меня удивило то, что, попадая на шоу, я действительно верю в происходящее. Я, например, очень боялся момента с Достоевским, которого люди хорошо знают, читали-перечитали его книги. Но тут такая смесь хореографии и композиции, что ты забываешь про стереотипы, связанные с этим известным человеком. Гость движется по той линии сюжета, которую задает режиссер.

Шоу делала команда, которая работала над «Безликими» и «Вернувшимися». Теперь хореограф, который ставил спектакль «Безликие» вместе со мной, взял на себя функцию режиссера. На самом деле все было сделано довольно быстро, потому что в какой-то момент мы просто осознали, что у нас целый театр, где шоу можно поставить. Мы просто взяли и сделали это.

Петербург – город гедонизма 

- «Письма» были созданы специально для Петербурга…

- Все премьеры я сейчас буду делать для Петербурга, потому что у меня здесь свой театр!

- А у Петербурга, на ваш взгляд, особая атмосфера?

- Совершенно особая. В Москве публика довольно напыщенная, но в этом есть свой шарм. Я люблю москвичей за то, что они умеют правильно выбирать. А Петербург мне нравится удивлять.

- Чем творческий Петербург отличается от творческой Москвы?

- Это секретная информация! Знаю, чем они отличаются до мельчайших деталей, но говорить не буду. Честно скажу вам, что творческие люди Петербурга меньше готовы на эксперименты, на мой взгляд, относятся к ним с большой осторожностью. 

- Что вам нравится в Петербурге?

- Люди здесь очень любят веселиться, тусовки в Петербурге нереальные. Вечеринки – это самое крутое, что только здесь есть. А все остальное… Я не ярый фанат театра, не очень люблю кино. Но меня в Петербурге очень сильно впечатлил камерный театр «Театро Ди Капуа». Меня привлекают маленькие, в некотором смысле лабораторные постановки. Что касается массового искусства, не могу сказать, что конкретно мне нравится.

- Есть ли у вас какие-то любимые места в городе?

- Я могу прислать целый список! Петербург для меня – это город гедонизма, поэтому все, что касается еды – это настоящий рай. Мне нравится Дворцовая набережная, где находится особняк, в котором располагается мой театр. Это одно из любимых мест в городе. Люблю ездить на свою малую родину в Усть-Ижору – там очень красиво. 

Танцевальная Россия 

- Чем занимались на карантине?

- Это было чуть ли не лучшее время в моей жизни. Я очень благодарен этому карантину, мне кажется, это какой-то подарок для всех. По крайней мере, для меня точно, потому что я успел доделать все дела и выпустил две премьерные постановки. Также сумел поправить все дела в моей школе «PROТАНЦЫ», только недавно приехал с большого тура. Поэтому этот карантин стал для меня одним из самых продуктивных периодов в году.

- Успели что-то прочитать или посмотреть?

- Да, конечно, слава богу, время на это появилось. Пытался осилить Федерико Гарсиа Лорку, но я больше люблю смотреть театральные постановки по его произведениям. Очень сильно впечатлил сериал «Годы», который я до этого не видел. Он рассказывает о 15 годах из жизни британской семьи во время политических и экономических преобразований в мире. Отправная точка событий в сериале – 2019 год.

- Сейчас идет последний сезон «Танцев». Каково это – прощаться с проектом?

- Мне нравится, как он поменял отношение людей к профессии танцора в нашей стране. Люди начали танцевать; то, что происходит в моей школе, и то, что вижу по всей стране – танцевальная культура начала развиваться. Это самое главное. Проект заканчивается, и мне нисколечко не жалко, ведь этот этап должен закончиться. И, слава богу, что он закончится вот так, на пике и не превратится во второсортный продукт.

- Россия – танцевальная страна?

- Да, мы очень любим танцевать, Россия – это точно танцевальная страна. Энергия была в нас всегда. 

- Как «Танцы» помогли раскрыться этой энергии?

- Во многих российских семьях говорили: «Мальчики не танцуют». А потом взрослые увидели, что мальчики танцуют, да еще как! Проект раскрепостил людей, дал им больше свободы, и я ее поддерживаю. Сейчас я езжу по школам и встречаюсь с родителями, которые хотят, чтобы их дети профессионально занимались хореографией. Прихожу в зал и вижу, что родители, учителя понимают меня, мы все за одно дело. 

Дела в моей школе идут отлично. Мы стартовали с новой программой «Кураторство» по всей стране. Школа «PROТАНЦЫ» стала местом для свободы творчества для любого, кто хочет самовыражаться с помощью хореографии. Я очень хочу находить таланты по всей стране, а рождаются они в каждом городе. Нужно давать ребятам возможность самовыражаться, чтобы никто не показывал на них пальцем и не говорил, например, девочке, что она не может танцевать крамп или брейк-данс.

В Питере очень мощная танцевальная школа. Кстати, петербургский состав «PROТАНЦев» выпустит премьеру в конце октября – балет «Превращение» по Кафке. Это иммерсивный балет практически в полной темноте. Все детали раскрывать не буду – просто приходите и посмотрите.

Закрыть