Яндекс.Метрика
  • Кирилл Чулков

Почему тюремную романтику признали экстремизмом

Движение АУЕ*, которое пропагандирует тюремную романтику и призывает к совершению преступлений, признано экстремистским и запрещено в России. «ПД» выслушал экспертов и узнал, сколько «ауешников»* в нашем городе
Фото: pixabay.com

Верховный суд РФ в понедельник, 17 августа, по иску генерального прокурора РФ признал экстремистским и запретил движение АУЕ* («Арестантское уркаганское единство»* или «Арестантский уклад един»*). Заседание проходило в закрытом режиме. По данным Генпрокуратуры, Верховным судом установлено, что АУЕ* является хорошо структурированной и управляемой организацией – молодежным движением экстремистской направленности. 

Федеральные СМИ со ссылкой на источник в правоохранительных органах распространили сведения о том, что АУЕ* насчитывает до 34 тысяч активных участников в 40 регионах России, до 40 процентов из которых составляют подростки. При этом у АУЕ* нет единого руководящего центра, но оно имеет развитую сетевую структуру. Лидеры АУЕ*, по данным источника, тщательно законспирированы, а непосредственная координация осуществляется так называемыми «смотрящими» через мессенджеры и соцсети. Движение пропагандирует насилие, отрицание общепринятых моральных норм, любых форм управления, его главные цели – вовлечение несовершеннолетних в криминальную идеологию и сбор с них средств для организации и ее лидеров. 

УГРОЗА НАЦБЕЗОПАСНОСТИ 

Президент России Владимир Путин в декабре 2016 года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека поручил проработать программу по противодействию влияния на детей тюремной субкультуры. 

Одним из докладчиков на том заседании была председатель Союза добровольцев России Яна Лантратова. По ее словам, уголовная идеология насаждается не только в интернатах и детских домах, но и в обычных школах. Лантратова рассказала президенту, что зачастую, если ребенок не может сдать деньги в так называемый «общак» для зоны, украсть или совершить какое-нибудь преступление, он переходит в разряд «опущенных». По словам Лантратовой, у такого ребенка появляются отдельная парта, посуда, его можно избивать и насиловать. Распространение уголовной идеологии среди подростков Лантратова назвала угрозой национальной безопасности. 

ДВИЖЕНИЕ МАЛОЛЕТОК 

Генпрокуратура утверждает, что запрет АУЕ* позволит эффективно пресекать его преступную деятельность и защитит интересы подрастающего поколения. 

С этим не согласен исследователь уголовно-арестантской субкультуры журналист и писатель Александр Сидоров. По его мнению, Генпрокуратура «переворачивает все с ног на голову». 

«Не взрослые уголовники рулят подростками. А, наоборот, субкультура неблагополучных подростков проникает в арестантскую среду, когда те стали попадать в колонии. АУЕ* – это движение гопников, малолеток, которые подражают блатной субкультуре. И сам термин АУЕ* появился в гопнической среде в начале 2000-х, а не в уголовной», – говорит Сидоров. 

По его словам, впервые «ауешники»* громко заявили о себе в бывшем «лагерном» Забайкальском крае, где и сейчас много колоний. Сидоров уверен – то, что говорила Яна Лантратова президенту про школьников и «смотрящих», относится прежде всего к этому региону. В свое время там даже были спортивные секции, которые готовили молодую поросль для криминального мира. Далее, в 2010 году, это явление проявилось в Краснодарском крае, когда в одной из колоний случился «бунт малолеток» и они кричали: «АУЕ!»* 

Исследователь криминального мира убежден, что проблема АУЕ* хотя и существует, но сильно преувеличена. Например, центр и юг европейской части России совсем не подвержены влиянию АУЕ*. Сидоров приводит в пример Ростов, где один подросток как-то хотел продвинуть АУЕ*, но «ему надавали по башке и этим все закончилось». 

В Петербурге, по словам Сидорова, движение АУЕ* «имеет под собой некоторую основу», поскольку история русского хулиганства зарождалась именно в нашем городе. Достаточно вспомнить, что «гопниками» в Петрограде 1920-х годов называли обитателей Городского общежития пролетариата (ГОП), которое находилось на Лиговском проспекте. 

Официально петербургские правоохранители о каких-либо представителях АУЕ* в нашем городе не сообщали. Даже в нашумевшем случае 2018 года, когда в Таврическом саду группа подростков напала на школьного учителя, полицейские не выявили связи с теперь уже запрещенной субкультурой. В кулуарных беседах некоторые оперативники признают, что им известны несколько подростков в Красносельском районе, которые позиционируют себя как представителей АУЕ*. В других же районах города «ауешники»* в поле зрения правоохранителей не попадали. 

МНЕНИЯ

Елена Омельченко, специалист в области социологии молодежи: 

«Для меня такое решение о запрете АУЕ* выглядит очень странно. Это все-таки не оформленное движение, которое можно было бы вот таким образом обозначать, это скорее субкультура. И не так уж очевидно, что оно действительно так распространено. Наверное, имеет смысл, если и запрещать АУЕ*, признавать его экстремистским – надо как-то внимательнее относиться к культуре и культурному потоку, где очень много связано с тюремной романтикой и какими-то вещами, которые работают на популяризацию тюремной культуры». 

Александр Холодов, заместитель председателя комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ: 

«Возможно, Генпрокуратура это сделала для того, чтобы можно было привлекать к ответственности лидеров АУЕ*, блокировать их сайты. Но тогда возникает вопрос, почему воров в законе не признают экстремистами и не запрещают их. И второй вопрос: что делать с автомобильными номерами «А-УЕ»*? Эти три буквы разрешенные. Соответственно, сочетание «АУЕ»* есть в каждой серии. Получается, люди сразу оказываются вне закона? На мой взгляд, это скорее субкультура, чем реально существующая организация, хотя, вполне возможно, у Генпрокуратуры есть данные о структуре и лидерах АУЕ*. 

Я считаю, что для Петербурга проблема АУЕ* не очень актуальна. Это распространено в других регионах и среди молодежи. У нас на территории Санкт-Петербурга три колонии – две взрослые и одна детская, а в Челябинской области их 25. Поэтому в нашем городе это не так сильно распространено. Но что-то с этим делать, наверное, надо». 

Виталий Черкасов, адвокат: 

«Запрет АУЕ* – это, по-моему, то же самое, что признать нежелательным сообщество тех же анархистов, антифашистов, которые не объединены между собой какими-то жесткими связями, а разрозненно существуют, периодически между собой пересекаются, но не имеют какой-то четкой организационной структуры. Взять, например, так называемое террористическое сообщество «Сеть», по делу которой я сейчас готовлю апелляционную жалобу. Здесь сторона обвинения представила доказательства, пусть я и считаю их порочными, которые суд признал убедительными, чтобы считать, что такая организация существует».

*АУЕ – экстремистская организация, запрещенная на территории Российской Федерации. 


Закрыть