Яндекс.Метрика
  • Алексей Андрианов

Дмитрий Бородин: «Все долги получить нельзя»

Воспитанник петербургского футбола, двукратный чемпион России в составе «Зенита» Дмитрий Бородин дал «Петербургскому дневнику» самое откровенное интервью в карьере, вспомнив годы, проведенные в Петербурге, и поделившись мыслями о настоящем и будущем «Зенита»
Фото: zenits.ru

- В «Зенит» вы приходили дважды – перед сезоном 2000 года, и десять лет спустя, в 2009-м. Как вы оцениваете время, проведенное в родном клубе?

- Я с детства хотел играть в «Зените», для меня, коренного ленинградца, это была команда мечты. Если ты ставишь перед собой определенные цели и достигаешь их, то уже можно говорить об успехе, особенно если речь идет о детских мечтах. У меня была цель - играть в «Зените». И я играл в «Зените». Да, возможно, не так, как хотел, но это другой вопрос. Подчеркну главное: свою задачу я решил и всегда буду вспоминать «Зенит» с самыми добрыми чувствами. Этот клуб навсегда останется в моем сердце.

- В матче с «Ахматом» в составе «Зенита» сыграли шесть воспитанников петербургского клуба. С таким же вектором комплектовался «Зенит» при Юрии Андреевиче Морозове, когда в команду пришли вы, давал игровую практику местным футболистам Властимил Петржела. Доживем ли мы до тех времен, когда такие же, как в свое время вы, мальчишки из «Турбостроителя», «Московской заставы» или «Звезды», смогут побороться за место в основном составе «Зенита»?

- Как ни прискорбно это утверждать, мальчишки не должны испытывать на сей счет особых иллюзий. Искренне желаю молодым ребятам пробиться в «Зенит», но положа руку на сердце - сделать это будет очень сложно. Я использовал фактически последнюю возможность попасть в главную команду Санкт-Петербурга, потом пришли «Газпром» и большие деньги, во главу угла был поставлен результат. Вышедшие на поле в Грозном? Это аванс, причем выданный тогда, когда судьба чемпионства была решена. Сколько угодно может работать Академия, «Зенит-2» с моим другом Владиславом Николаевичем Радимовым, молодежный «Зенит» с моим близким товарищем Константином Георгиевичем Зыряновым, но мало что изменится. Сейчас в футбол играют деньги, поэтому «Зенит» будет осуществлять новые трансферы, а из собственных воспитанников заиграют единицы. Вот «Ростову» повезло, они первый и последний раз сыграли против «Сочи» одиннадцатью своими футболистами. Исторический матч, никогда в российском футболе такого больше не будет. Даже «Краснодар» с Галицким такого не добьется.

- Как получилось, что в 2000 году вы одновременно подписали два контракта – с петербургским «Локомотивом» и «Зенитом»?

- На самом деле у меня такое было два раза – просто второй, времен «Торпедо», не афишировали. Ну а тогда перед молодым человеком с зарплатой в сто долларов положили на стол тридцать тысяч долларов наличными. Мне кажется, любой нормальный человек взял бы эти деньги. Я не исключение. Другое дело, что с этической точки зрения мне не стоило этого делать.

- Почему?

- Потому что разговор с руководством «Локомотива» состоялся днем, а утром я взял пять тысяч долларов у Виталия Леонтьевича (Мутко, - прим. «Петербургский дневник»). В «Зените» были меньше подъемные и больше зарплата, а в «Локомотиве» наоборот, хотя плюс-минус выходило примерно одинаково. В общем, взял и там, и там, а когда проснулся на следующее утро, понял, что надо что-то решать. Так что совет молодым – определяйтесь раньше, чем возьмете деньги.

- И как вы выкрутились?

- Спасибо Виталию Леонтьевичу, грамотно разрулившему эту историю и договорившемуся с «Локомотивом». Я полетел на сбор с «Зенитом», хотя в тот момент у тренеров и руководства закрались сомнения, что это за молодой вратарь и почему он так поступает. Главным тренером был Анатолий Викторович Давыдов, но, насколько я знаю, Юрий Андреевич Морозов, кивнув в мою сторону, бросил такую фразу: «Этого мы не должны упустить». У меня было огромное желание остаться в «Зените», поскольку хотел играть на более высоком уровне, чем первая лига. В итоге я вернул «Локомотиву» те тридцать тысяч, а Виталию Леонтьевичу сказал, что хочу играть только в «Зените».

- Что ответил президент?

- «Нет проблем, иди и доказывай». И я доказал, не пропустив на сборах ни одного мяча. При этом к питерскому «Локомотиву», который выпустил меня на большую футбольную орбиту, я всегда относился с пиететом, ездил на их игры, встречался с руководством. Спасибо, что люди поняли мои истинные намерения.

- А второй случай?

- У меня заканчивался контракт с «Торпедо», говорю своему агенту: «Меня уже месяц терроризируют, буду подписывать». Тот отвечает: «Ничего не подписывай, есть железный вариант!». «Какой?», - спрашиваю. «Сюрприз». И вот этот «сюрприз» все тянется и тянется, а меня в один прекрасный день вызывают в офис «Торпедо». Мы договариваемся с Алешиным и подписываем бумаги. А на следующий утро прилетает агент и заявляет: «Вот мой сюрприз, собирайся». Приезжаем в Черкизово. Президент «Локомотива» Филатов мне и говорит: «Дим, вот контракт, вот деньги».

- Много?

- Больше, чем в «Торпедо», в два раза. Квартира в Москве!

- И что вы?

- А я накануне подписал контракт с «Торпедо». Дело в сутках! «Локомотив» же в 2002 году незадолго до финиша в упорной борьбе нас обыграл, а потом победил в золотом матче ЦСКА. В общем, говорю так: «Спасибо, мне очень приятно, надо подумать». Знаю, что Семин всем своим сказал, что взяли Бородина – мол, «Локомотив» осуществил лучший трансфер, взяв сильного вратаря. Мне было жутко неудобно, не хотел обидеть ни агента, ни Юрия Павловича. Конечно, мне надо было вести открытый диалог, но получилось так, как получилось. Лишь на следующий день признался, что у меня уже есть контракт с «Торпедо». К сожалению, до сих пор не объяснился с Семиным, хотя он и в сборную меня вызывал, и в первом круге, когда «Сочи» принимал «Локомотив» на «Фиште», была такая возможность. Пользуясь случаем, хочу сделать это через вашу газету, и, конечно, при встрече сам обязательно извинюсь перед Юрием Павловичем лично за то, что тогда не смог оправдать его ожидания.

- Сложно сказать, заиграли бы вы в том «Локомотиве».

- Да, тогда в воротах играл Босс, Сергей Овчинников, с которым Семин потом ушел в «Динамо». Но что было, то было.

- В марте 2001 года в Волгограде при счете 0:0 в перерыве матча с «Ротором» вас заменили на Вячеслава Малафеева. Вы нашли для себя ответ на вопрос, что побудило тренеров поменять вратаря в такой ситуации?

- Думаю, этот вопрос лучше задать Михаилу Юрьевичу Бирюкову и Вячеславу Михайловичу Мельникову, работавшим тогда в тренерском штабе Морозова. Для себя до сих пор ответа не получил. Я не чувствовал нервотрепки, играл совершенно спокойно. Матч с «Ротором» до сих пор иногда пересматриваю: да, были несколько помарок, когда я выбивал в аут, но чтобы из-за них менять вратаря… В перерыве же поменяли не только меня, но и Андрюху Кобелева. Стоим в душе, разговариваем, и Андрюха произносит гениальную фразу: «Ладно, я порол, но тебя-то зачем менять?» Дело прошлое, хотя, возможно, из-за той замены у меня в «Зените» и не сложилось. Я всегда мечтал быть в петербургском клубе первым номером, но, к сожалению, из-за многих факторов не получилось.

- Помните матч с «Локомотивом» в мае 2001 года, в котором вы пропустили пять мячей? Этот тот случай, когда у соперника все залетает?

- Объективно на тот момент «Локомотив» был сильнее, мы просто попали под каток. Конечно, с себя вину не снимаю, но мы в целом не были готовы на равных конкурировать с железнодорожниками. Признаться, вообще не понимаю, как я попал в состав. В некоторые периоды ментально я был готов играть, чувствовал по тренировочному процессу, что сильнее Славы, но вот именно тогда не был уверен, что превосхожу Малафеева, мне кажется, просто произошла ротация. Не уверен, что мы добились бы положительного результата, играй в том матче Слава.

- Чем вы руководствовались, покидая «Зенит» после окончания бронзового сезона-2001?

- Амбициями прежде всего. Мотивация зашкаливала, я искренне считал, что при прочих равных условиях сильнее того же Малафеева. Поэтому и рассуждал так: «Если я сильнее, но играет Слава, при всех наших хороших с ним отношениях, мне надо уйти и доказывать, что достоин играть в премьер-лиге, два медведя в одной берлоге не уживутся». Я ушел и доказал прежде всего себе. Мог доказать это в Питере, но не смог. Доказал в «Торпедо», которое стало золотой страницей в моей биографии.

- Как вы оцениваете свой второй приход в «Зенит» в 2009 году?

- Это немного другая история. Изначально я понимал, что многие отнесутся ко мне скептически – мол, вратарь за тридцать пришел доигрывать. Однако в тренировочном процессе, жизни команды, товарищеских и официальных матчах я не дал ни одного повода называть себя человеком, попавшим в «Зенит» случайно. Помню, даже Спаллетти сказал, что Бородин – лучший вратарь ротации, с которым ему довелось работать. Со Спаллетти у нас всегда были хорошие отношения, для меня это один из лучших тренеров, с которыми довелось поработать. Он сделал по-настоящему чемпионскую команду.

- В 2013-2014 годах вы работали тренером вратарей в молодежном составе «Зенита». Почему не задержались на более длительный срок?

- Мне предложили новый контракт на прежних условиях, которые, на мой взгляд, не соответствовали специалисту моего уровня. Мы разошлись, не договорившись по финансам, хотя у нас с тогдашним генеральным директором «Зенита» Максимом Львовичем Митрофановым на словах были другие договоренности.

- В одном из интервью вы признались, что после окончания карьеры планируете собрать все долги. Удалось ли это сделать?

- Потихоньку-потихоньку, курочка по зернышку. Но на самом деле это рабочий момент, просто важно понимать, какие долги ты сможешь забрать, а какие нет. В определенный момент я понял, что некоторые долги собрать невозможно, поэтому просто о них забыл. Я вообще не жалуюсь на финансовую составляющую своей жизни, хлеб с маслом у моей семьи есть.

- Насколько комфортно вы чувствуете себя вдали от родного дома?

- Абсолютно комфортно! На сегодняшний момент в моей жизни полная гармония. Любимая жена, любимые дети, любимая профессия, любимая команда и востребованность в жизни – что еще нужно для полного счастья? Добавлю, что во вратарской бригаде «Сочи» у меня есть ребята, которыми я просто горжусь. Коля Заболотный перед матчем со «Спартаком» не тренировался три дня, но вышел и сыграл! Так же в Петербурге здорово выглядел Сослан Джанаев, накануне пропустивший несколько дней по болезни.

- Что скажете о нынешнем «Зените»?

- Поздравляю «Зенит» с заслуженной победой в чемпионате России. «Зенит» - гегемон российского футбола, единственной проблемой которого является то, что он не в каждом матче выкладывается на сто процентов. Отсутствие конкуренции никому не идет на пользу. «Зениту» в том числе.

Закрыть