Яндекс.Метрика
  • Марина Алексеева

Масочный режим в историческом разрезе: в Этнографическом музее открылась онлайн-выставка

Совсем скоро эти необычные и даже немного таинственные экспонаты можно будет увидеть вживую
Фото: ethnomuseum.ru

В Российском этнографическом музее демонстрируется онлайн-выставка «Маски: грани традиции». Но совсем скоро эти необычные и даже немного таинственные экспонаты можно будет увидеть вживую. Музей примет первых посетителей сегодня, 6 июля, а немного позже откроется и выставка. 
Если кто-то считает, что маска, пусть и медицинская, примета только сегодняшнего времени, он серьезно ошибается. Свою защитную функцию маски выполняли испокон веков. Именно об этом и рассказывает выставка «Маски: грани традиции».

Радовались и боялись

Маска всегда означала нечто большее, чем может означать предмет, просто закрывающий лицо. И надевали ее не только для учас­тия в карнавалах или представлениях. Использовалась она и как важный атрибут ритуальных действий. Ведь, надевая личину, человек не прос­то изменял свою внешность, но и перевоплощался в того персонажа, которого изображал.

Куратор выставки Валентина Кузнецова, как и положено научному сотруднику Российского этнографи­ческого музея, к маскам относится очень серьезно.

«В традиционной культуре народов Евразии перевоплощения при помощи масок, как правило, были приурочены к календарным праздникам и обрядам. Переход от одного времени года к другому считался опасным периодом безвременья, когда на земле бесчинствует нечистая сила», – объясняет специалист. 

Например, у славян, балтов, финно-угров ряженье было наиболее распространено на Святки и Масленицу. На Кавказе оно связано с зимними праздниками или окончанием сельскохозяйственных работ. А народы Сибири надевали берестяные маски во время медвежьего праздника.

Любопытно, что маски часто создавали образ страшного существа или зверя. Это подчеркивалось мохнатыми бровями, густой бородой и торчащими зубами. И многие верили в их демоническую силу. После обряда часто их сжигали. А ряженым не только радовались (не придут – не будет счас­тья и урожая), но и слегка побаивались их.

Фото: ethnomuseum.ru

В помощь шаману

Особое место маски занимали в практике шаманов. Их надевали во время обрядов и ритуалов, которые сопровождались пением, звукоподражанием и различными движениями, что соответствовало образу того божества или духа, от имени которого и проводилось камлание.

Вспомните, к примеру, как «колдовал» в знаменитом фильме «Земля Санникова» местный шаман в исполнении гениального танцовщика Махмуда Эсамбаева.

Сами шаманские маски выполняли различные функции. Одни помогали перемещаться между тремя мирами: верхним миром богов, средним миром людей и нижним миром злых духов. И, скрывая лицо шамана во время такого «путешествия», позволяли ему оставаться неузнаваемым для вредоносных сил. Другие маски открывали шаману доступ к силе, помогали отпугивать злых духов и даже сражаться с ними за исцеление больного.

К слову, надевая актуальные ныне медицинские маски, мы тоже в какой-то степени перевоплощаемся. Становимся более ответственными и, если немного пофантазировать, даже превращаемся в супергероев – борцов с вирусом.

Дерево, войлок, береста

Часто маски, рассказывает Валентина Кузнецова, изображали головы животных, лица людей или мифических персонажей. А создавались они из самых разных подручных материалов. Например, у народов Кавказа были распространены маски из войлока. У русских и литовцев их вырезали из дерева или бересты.

Самые простые маски делались из отреза ткани, куска кожи, клочка бумаги, на которых прорезались отверстия для глаз, носа и рта. Часто бывало, что лицо ряженого просто занавешивалось тряпичным материалом.

Несколько лет назад, говорит куратор выставки, в музей поступила интересная румынская маска. Она выполнена на основе баскетбольного мяча. Также для ее создания были использованы кожа, мех, шерсть, растительные волокна и текстильные материалы, нос изготовлен из коровьего рога, а зубы – из позвонков домашней птицы.

По наследству

Попадали маски в музей самыми разными путями. Одни были подарены, другие (таких большинство) – собраны научными сотрудниками во время экспедиций. Прежние владельцы, как правило, относились к маскам бережно. Например, сложносоставные маски, на создание которых было потрачено много сил, могли храниться в семье годами и даже передаваться по наследству.

«Сейчас выставка «Маски: грани традиции» готовится для демонстрации уже не в виртуальном пространстве, а в одном из залов музея. Мы покажем не только те маски, что представлены на сайте, но дополним и расширим эту тему», – подытоживает Валентина Кузнецова.

Музей – живой организм, и мы реагируем на те события, которые происходят в окружающем мире. И показываем предметы, которые представляют научный интерес и в то же время могут быть интересны нашим посетителям. Научный сотрудник Российского этнографического музея Валентина Кузнецова.
Закрыть