Яндекс.Метрика
  • Александр Вершинин

Александр Вершинин: «Кто заложил основы государственности»

Генеральный директор Российской национальной библиотеки – о значимости фигуры Сергея Уварова
Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник»

Автор крылатого выражения русской монархической доктрины, знаменитой триады «Православие, Самодержавие, Народность» Сергей Семенович Уваров (1786-1855) вошел в историю как один из главных идеологов Николая I. Несмотря на понятное принижение его заслуг и званий в советское время (от «самого реакционного министра» до «образованного дилетанта»), он считается «ключевой» фигурой культуры, науки и образования первой половины XIX века в России.

Крестник Екатерины Великой получил прекрасное домашнее образование и учился в Геттингенском университете. После десятилетней службы в Министерстве иностранных дел (в том числе в представительствах за рубежом: Вене и Париже) он был попечителем Петербургского учебного округа (1811-1821), в 1826 году – назначен членом Государственного Совета, а затем – министром народного просвещения (1833-1849); долгое время работал президентом Российской Академии наук (1818 -1855).

Менее известно, что С. С. Уваров по ходатайству директора Императорской публичной библиотеки А. Н. Оленина стал в 1818 году его помощником и служил на этой должности вплоть до ухода в Министерство просвещения. В функции помощника входило выполнение административно-хозяйственных обязанностей и замещение директора на случай его отсутствия. Основная помощь директору и библиотеке от Уварова поступала, конечно, по линии образовательного ведомства, в котором он служил. В частности, в качестве попечителя учебного округа он содействовал библиотеке в получении обязательных экземпляров печатных изданий. Не забывал С. С. Уваров отметить чиновников библиотеки орденами, а ее бюджет пополнить финансовыми средствами, и когда в 1833 году покинул должность помощника директора в связи с назначением на должность министра.

Николай I нашел в Уварове человека, который «угадал» его направление мыслей и деятельности, сформулировав «истинно русские охранительные начала православия, самодержавия и народности». Это был противовес западным революционным учениям, основанным на принципах «Свободы», «Равенства» и «Братства». Кроме того, Уваров переложил на новый лад раннее употреблявшиеся патриотические и воинские девизы: «Бог, Вера, Отечество» и «За Веру, Царя и Отечество».
Краткий Уваровский перечень охранительных принципов сложился на основе личной писательской и библиотечной практики Сергея Семеновича. Еще Оленин в своем ходатайстве о назначении Уварова на должность в библиотеку указывал на его «склонности к литературным и библиографическим занятиям». Тот увлекался греческой мифологией и поэзией, а также поисками истоков русского самосознания. Долгое время занимался совершенствованием своего филологического образования, делая это, в частности, под руководством знаменитого эллиниста Фридриха Грефе. Гнедича – публично поддержал в использовании древнегреческого размера стихосложения для перевода «Илиады». А Жуковскому рекомендовал «русский» размер для русской богатырской поэмы. Возможно, склонность Уварова к систематизации и описанию окружающего мира, а не только имя действующего президента Академии наук в XIX веке зафиксировали составители номенклатур минералогии и ботаники. Издавна добывавшийся на Урале драгоценный минерал тогда назвали «Уваровитом», а разновидность растения из одного многочисленного семейства – «Уваровией».

Реализация «истинно русских начал» привела к известным успехам в деле развития университетского образования и народного просвещения. Вместе с тем стала и основанием для ограничений и запретов в области книгопечатания и доступа к иностранной печати. Цензурой Уваров руководил непосредственно в Учебном округе. Будучи сенатором и работая по вопросам просвещения, он принимал участие в разработке цензурного устава. Заметную роль в цензурной политике играла Императорская библиотека. В ней работали по совместительству цензоры или, наоборот, библиотекари – цензорами. Это было естественно, так как в библиотеку поступал обязательный экземпляр, запрещенные книги хранились в специальном секретном отделении, а цензоры и библиотекари в одинаковой мере были знатоками языка, литературы и печати.

После ухода С. С. Уварова в Министерство просвещения цензурный надзор не только усилился, но также стал предметом борьбы и интриг разных ведомств, лагерей и кланов. Через несколько лет автору «триады» пришлось самому столкнуться с последствиями ужесточения охранительных начал. В 1848 году революционные события в Европе обернулись созданием в России секретного комитета для высшего надзора за книгопечатанием, так называемого «Комитета 2 апреля 1848 г.». Как считается, цензуре была подвергнута сама цензура, а С. С. Уварову пришлось уйти с поста министра. Комитет же назвали «Бутурлинским». Его первым председателем закономерно стал директор Императорской публичной библиотеки Дмитрий Петрович Бутурлин. Тем самым было официально подтверждено центральное место библиотеки в деле цензуры. Сегодня цензура является предметом научной деятельности Российской национальной библиотеки.

Закрыть