Яндекс.Метрика
  • Августа Орлова, Рауф Шумяков

Почему россияне хороши в классической музыке

О феномене успеха русской классики за границей и о том, как можно расширить круг любителей академической музыки сейчас, «Петербургский дневник» побеседовал с ректором Санкт-Петербургской консерватории Алексеем Васильевым. Коронавирусная эпопея застала его в Туркменистане
Фото: из архива героя публикации

– Алексей Николаевич, как вы оказались в Туркменистане в разгар пандемии? 

– Мы с моим другом давно планировали совместный концерт в Ашхабаде. Вылет был 13 марта, а 11 марта ВОЗ объявила пандемию. Для того, чтобы меня пустили в самолет, потребовалась помощь российского посольства в Туркменистане. Борт посадили в Туркменабаде, в 500 километрах от столицы. Всех прибывших рейсом из Москвы поместили в фильтрационный лагерь и взяли тесты на коронавирус. Разрешили покинуть лагерь только по получении отрицательного результата.

Концерт прошел с большим успехом, но домой удалось вернуться лишь благодаря счастливой случайности. Рейс сперва отменили, затем несколько раз переносили, а потом вовсе объявили, что все вылеты до 1 мая отменены. Улететь я смог на частном самолете. Когда мы приземлились в Москве, я не верил своему счастью!

– В труппах зарубежных оперных театров, в симфонических оркестрах много наших соотечественников? 

– Наши музыканты занимают практически половину мирового рынка классической музыки. Значительная часть из их числа – выходцы из Советского Союза, отправившиеся после падения железного занавеса за рубеж. Музыкант всегда представляет собой творческую ценность, которая сохраняется за ним вне зависимости от точки земного шара. Но было время, когда сам факт того, что музыкант приехал из бывшего СССР, уже являлся гарантом успешного трудоустройства. Это продлилось недолго, потому что зарубежные исполнительские школы достаточно конкурентоспособны, и уже буквально через два-три года нашим музыкантам пришлось вступить в довольно жесткое соревнование. В особенности много находили дирижеров – выпускников Ленинградской – Петербургской консерватории. 

– Почему вы не уехали? 

– В 90-е годы возможность уехать была практически у всех. На мой выбор главным образом повлиял своего рода патриотизм. Не могу сказать, что мне всегда не нравилось, как живется за рубежом, тем более что в 90-е наша страна выглядела не так, как она выглядит сегодня.

Оглядываясь назад, я должен сказать, что страна значительно изменилась за последние 30 лет, она развивается. Я такой человек, что всегда хочу у себя на родине, допустим, просто дома, в своей квартире, сделать лучше, чем сейчас. А не уезжать туда, где это уже сделано. Вопрос, уезжать или нет, передо мной никогда не стоял. Всегда было чем заняться в Петербурге. В нашем городе очень высокий уровень культуры: прекрасные театры, великолепная Филармония. Мне посчастливилось работать в лучшем петербургском оркестре с 20 лет.

– Куда сегодня стремятся молодые музыканты? 

– Многие стремятся в Германию – образование там практически бесплатное для любых граждан. Многие стремятся также в Швейцарию. Там нет бесплатного образования, но есть значительное количество благотворительных фондов, которые готовы музыкантов поддерживать. Чтобы получить поддержку, необходимо принять участие в конкурсе этого фонда. Если вы покажетесь фонду интересным, то шансы весьма велики, хотя в Европе сейчас даже очень хорошим музыкантам довольно сложно найти постоянное место работы. Они часто вынуждены работать в формате фриланса, участвуя от случая к случаю в отдельных проектах.

– В каком положении находится ныне российская музыкальная школа? 

– Она продолжает сохранять лидирующие позиции в силу своих легендарных академических традиций. У нас традиционно сильные струнная, дирижерская школы. Только из Петербургской консерватории вышло множество дирижеров с мировыми именами! Я назову лишь Валерия Гергиева, популярного абсолютно везде, и Василия Петренко, который уже много лет работает главным дирижером в Ливерпуле и Осло.

– Как обстояло дело с публикой ранее и теперь? В чем причины изменений? 

– Давайте посмотрим правде в глаза. В начале XX века главным видом развлечения были концерты, опера, балет, театр. Ни развитого кинематографа, ни компьютерных технологий и Интернета не было. Поэтому люди развлекались посредством академической музыки. Сегодня число развлечений неохватно, публика разбилась на мелкие группы по интересам.

Что здесь можно сделать? Активно пропагандировать академическую музыку, особенно в отдаленных регионах страны, где люди не всегда имеют возможность бывать на живых концертах. Когда нам удавалось выступить в небольших городах, нас неизменно ждал восторженный прием. Так можно армию поклонников расширить.

Рассчитывать на то, что публика придет сама, уже не получается – сегодня нужно приглашать, привлекать, заинтересовывать.

СПРАВКА 

Алексей Васильев – ректор Консерватории с 2015 года. Лауреат международных конкурсов. Концертирует как солист и участник ансамблей.

Закрыть