Яндекс.Метрика
  • Марина Алексеева

Нина Попова: «На задних рядах сидел один рыжий, смеялся»

24 мая исполняется 80 лет со дня рождения поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского, жизнь которого тесно связана с нашим городом. Как готовится к этому юбилею Музей Ахматовой, рассказала президент Фонда друзей музея Нина Попова
Фото: Е. Яковлева

 Нина Ивановна, музей Анны Ахматовой стал первым местом в Петербурге, где представили экспозицию, посвященную Бродскому. Поэтому особенно интересно, как вы сейчас готовитесь к юбилею поэта?

– Действительно, у нас в музее есть Американский кабинет Бродского. Как раз в мае исполняется 15 лет со дня его открытия. Главное, что у нас хранится большая коллекция подлинных вещей Бродского, которые нам переслала его вдова Мария Саццани-Бродская. И из них мы делаем разного рода выставки, посвященные нобелевскому лауреату.

В этом году выставок по понятным причинам не будет. Но 24 мая мы представим на сайте музея не только воспоминания друзей Бродского, но и восприятие его стихов теми людьми, которые не были с ним знакомы. Мы хотим узнать, когда они впервые услышали его имя? Что для них значит Бродский? Что самое интересное для них в этих стихах? У нас целая серия вопросов, обращенных к людям самых разных интересов, и самое главное – разных поколений, в том числе к подросткам. И еще мы дадим возможность всем желающим прочитать любимое стихотворения Бродского, записать его на видео и отправить на наш сайт. Прежде у нас в саду мы всегда проводили поэтический марафон «Открытый микрофон». В этом году сделаем его онлайн. Сейчас у нас набралось уже столько ответов, что в один день не уложиться. Наверное, на это потребуется даже несколько месяцев. 

– Уже известно, кто станет участником марафона?

– Это Эллендея Проффер. Она познакомилась с Бродским еще в 1969 году и вместе со своим мужем Карлом издавала в Америке его книги. Это Яков Гордин и Андрей Арьев, соредакторы журнала «Звезда», Михаил Мильчик, президент Фонда создания музея Бродского, Виктор Шендерович. Стихи Бродского прочтут Светлана Крючкова, Юлия Рутберг, Анастасия Мельникова.

– Знаю, что вы всегда на связи с создателями музея Бродского. Как продвигаются дела?

– Очень хорошо. Это будет частный музей Бродского. Но откроется он, видимо, не 24 мая, а ближе к осени. Мы помогали и будем ему помогать. Заключим договор и с разрешения Министерства культуры передадим им некоторые подлинные вещи на временное хранение. Конечно, только после того, как получим заключение о том, что с точки зрения сохранности там все в порядке.

– И какие из 4200 предметов будут переданы в новый музей?

– Все, что сейчас существует в экспозиции Американского кабинета, не будет тронуто ни на йоту. А вот интерьер второго кабинета Бродского, того, что был в Бруклине (он есть у нас в фондах), мы и постараемся передать частному музею с условием сохранности. Сейчас я конкретно могу назвать только крупные предметы. Это бюро, письменный стол, кресло, стул. А уж чем будет насыщен интерьер, это вопрос обсуждения. Среди переданных вещей есть такие, которые характеризуют Бродского как человека. Это, например, джонка, часы в виде самолета или оловянные солдатики.

– Какой будет их судьба?

– Дело в том, что джонка стояла в доме Мурузи, в квартире Бродских. А вот солдатики как раз американского периода. Так что будем думать. Мы не жадничаем. Наоборот, стараемся всячески помогать не только советом, но и делом. И, если в процессе переговоров выяснится, что новому музею это необходимо, будем передавать. 

– Вы всегда говорили, что этот музей должен быть не только храмом, но и форумом и строится по мотивам эссе двух периодов жизни поэта.

– Эти концепции уже опробованы в новом музее, который готов предложить некое количество интересных художественных видеорешений. И в этом они абсолютно правы. Получается очень зрелищно и смыслово точно. Я видела, что молодежь реагирует на это стопроцентно. Создатели музея очень хорошо работают. Может, потому, что на них жестко не давят ни сроки, ни финансы. Не получается 24 мая, откроем 24 сентября, говорят они. И совершенно правы. 

– Как вы считаете, чем Бродский интересен молодежи. И вообще, в чем секрет его притягательности?

– Он интересен тем, что имеет свою, обоснованную позицию оценок и взгляда на мир, на общество, на человека, на власть. Его стихи сложны и многообъемны. В них пробивается какой-то очень сильный и жесткий взгляд на мир, который молодым, как это ни странно, близок и интересен. 

У Бродского есть прекрасная «Речь на стадионе», произнесенная им для своих студентов. Если кто не читал, сделайте это обязательно. В ней он говорит о человеческих ценностях, которые нужно иметь каждому 20-летнему. Вот, например, одна из позиций: «Относитесь к своему языку, как к своему банковскому счету. Язык – это зеркало вашего сознания. Не пренебрегайте этим». Наверное, для нас такое сравнение несколько странное, но для американцев – в десятку.
Он говорит об отношении с родителями. «Никогда не устраивайте с ними разборок, потому что они умрут раньше вас. И вам будет потом трудно оправдаться и попросить прощения. И трудно жить с чувством своей вины». Это поразительный текст. 

– А что для вас Бродский?

– Мне трудно говорить об этом, потому что мы с Иосифом Александровичем современники, почти сверстники. Когда я училась в университете на филфаке, это был 1958 год, у нас были общие лекции для всех курсов в актовом зале филфака. На задних рядах сидела группа ребят. Среди них был один рыжий, который на лекциях по истории КПСС всегда что-то комментировал и смеялся. Это был он. 

А первым стихотворением Бродского, которое я прочитала, были «Пилигримы». И оно меня совершенно сразило. Я отношусь с огромным уважением к его жизни, к тому, как думал, как уходил. Это дорогого стоит. 

– По отношению к Бродскому часто употребляют высказывание Ахматовой о другом великом поэте – Пушкине. Она говорила, что он победил время и пространство.

– Я с этим соглашусь. Знаете, что еще в его победе важно? Что он никогда не спекулировал на аресте, на ссылке. Он никогда не делал их темой рассказа. Никогда не хотел выглядеть страдальцем. Он считал, что это нормальный путь человека к познанию, осознанию себя и мира. Из этого не надо делать дешевку для продажи журналистам. И только за одно это его можно уважать.

Закрыть