Яндекс.Метрика
  • Августа Орлова

Как живут и служат собаки на полярных станциях

21 мая в России отмечается День полярника
Фото: Владимир Власов. На фото: пес по кличке Дик

На научно-исследовательской станции «Мыс Баранова» – весна. По здешним меркам тепло – около 0. Уже пошел восьмой сезон, как на северную оконечность острова Большевик архипелага Северная Земля, где находится станция, вернулись люди. Станцию построили в конце 1980-х, пять лет после распада СССР она просуществовала как турбаза, а затем была законсервирована на долгие 17 лет. В июне 2013-го сюда эвакуировали зимовщиков с дрейфующей станции «Северный полюс – 40»: треснула льдина, а новой из-за заметного потепления в Арктике найти не удалось.

Вместе с людьми с СП-40 на Мыс Баранова прибыл и Дик – крупный флегматичный пес с разными глазами – один голубой, другой карий. До прошлой осени, когда Дик погиб в схватке с медведем, он был вожаком собачьей стаи, а вот с людьми предпочитал держать дистанцию. По-настоящему сдружился лишь с Владимиром Власовым, ведущим инженером-метеорологом НИС «Мыс Баранова» Арктического и антарктического НИИ Росгидромета. Он рассказал «Петербургскому дневнику» историю Дика.

Фото: Владимир Власов

Без собак здесь нельзя 

Вся история освоения Арктики пронизана «собачьими историями».

«Без собак здесь нельзя, это любой полярник скажет», – поясняет Владимир Власов. Когда-то собаки были рядом с человеком и в Антарктиде. Протокол об охране окружающей среды к Договору об Антарктике запретил завозить туда любые нетипичные для континента живые организмы, чтобы сохранить местную экосистему. Полярники погоревали и смирились, собаки там были скорее по привычке. В Арктике же они жизненно необходимы. В любой момент может прийти медведь, и собаки выполняют роль живой сигнализации. По словам Владимира Власова, бывало, что медведи приходили на Мыс Баранова и по пять раз в день.

История Дика 

Как у многих полярных собак, отмечает собеседник, породу Дика точно определить невозможно: «Тут все, что есть, намешано», зато имя пес получил звучное – по названию неофициальной столицы Арктики – порта Диксон. Родился Дик, судя по всему, на острове Врангеля. Его арктическая эпопея началась с того, что там в 2008 году семимесячного щенка взял доктор дрейфующей станции «Северный полюс – 36» Виктор Чубаков и отвез на льдину. Там у Дика появилась семья – жена Дина и сын Арчибальд. Дина и Арчи переболели чумкой, Арчи выжил, хотя потерял почти все зубы, а Дина – нет.

«В 2009 году, когда была срочная эвакуация СП-36, всех, в том числе собак, вывезли на остров Визе. Это был единственный раз в его взрослой жизни, когда Дик походил по земле. Доктор говорил, что он с непривычки стер себе все ноги...», – комментирует Владимир Власов недавний разговор с Виктором Чубаковым. С момента гибели Дика все разговоры на Мысе Баранова волей-неволей сводятся к нему – полярники уточняют детали, вспоминают разные моменты.

На Мыс Баранова Дик попал в 2013 году с дрейфующей станции «Северный полюс – 40», да так и остался здесь, став матерым медвежатником.

«Как ходить на медведя, собаки учатся от старших. Ни одна собака без такого обучения на медведя не пойдет. Они смотрят сначала, как старшие работают с медведем, после сами начинают потихоньку привыкать, – рассказывает Владимир Власов. – И не у всех собак одинаковые способности: есть более талантливые, есть вообще тупые. Дик был мудрый. Флегматик такой, созерцатель... Не суетился, не мелочил, зря не рисковал, знал свое дело. И многих этому обучил, это я свидетельствую».

Фото: Дик и Рыжуха травят медведей. Фото: Владимир Власов

Свой суровый нрав Дик показывал не только медведям. «Он был «парень» с характером, вспоминает один из типичных эпизодов Владимир Власов. – Однажды я улетал на вертолете – буквально на полчаса, на ледник – он мне это припомнил. Два дня со мной не «разговаривал». Не взяли его с собой. И когда в 2015, кажется, году, я улетал со станции на Большую Землю в отпуск, он просто влез в вертолет и не хотел выходить обратно. Пришлось его выносить на руках. Тогда, видимо, он кое-что понял, и когда через два года я опять улетал с Мыса Баранова, он просто стоял и смотрел».

На Мысе Баранова Дик обзавелся новой семьей. Его вторая подруга сентиментальная и созерцательная собачка по кличке Рыжуха любила сидеть на берегу пролива Шокальского и вглядываться в даль. Ее утащил медведь осенью 2019 года, незадолго до гибели Дика.

Для своих сородичей Дик был безусловным авторитетом на станции. После его гибели достойной замены вожаку не нашлось, собаки теперь сами по себе. Их шесть – два мальчика, две девочки и два щенка – Диковы праправнуки. Имена им еще выбирают, но предварительно мальчику подобрали имя Рем (Реомюр), а девочке Мазута, за черный как смоль окрас.

Последняя битва с медведем

«В тот раз Дикусе не повезло, – сокрушается собеседник, – видимо, уже сказался возраст – верткость не та, ловкость. Да он и достаточно крупный ведь был, а чем мельче собака, тем легче ей от зубов-когтей медведя увернуться»...

Жил Дик у Владимира Власова в метеокабинете, у него было свое место на ящике. В последние два года из-за проблем с суставами псу уже трудно было на него залезать и Владимир сделал для него ступеньку, привозил из Петербурга витамины.

Невыездные из Арктики 

У многих полярников возникало желание забрать с собой на Большую Землю своих четвероногих друзей с полярных станций. Но осуществить это крайне сложно – для таможни и ветеринарной службы их как бы не существует. Известен всего один случай, когда полярник сумел обойти эти запреты и привезенный им из Арктики пес живет у его родителей на даче под Петербургом.

Закрыть