Яндекс.Метрика
  • Марина Алексеева

Юрий Смекалов: «Мы предложим зрителю балет-квест»

Сегодня солист и хореограф Мариинского театра даст премьеру онлайн-балета Infinita Frida, посвященного художнице Фриде Кало. Премьера пройдет в двух форматах: видеобалет и балет-квест, где каждый зритель сам сможет выбрать свой вариант спектакля
Фото: предоставлено Творческим объединением Юрия Смекалова

– Юрий, расскажите о новом проекте и тех сюрпризах, которые вы приготовили для зрителей.

– Идея спектакля родилась в Германии в 2012 году, где я находился на реабилитации после травмы. Танцевальная карьера была под угрозой. И тогда коллеги и друзья – прима-балерина Государственного балета Берлина Элиза Каррильо Кабрера и премьер балета Берлина Михаил Канискин – подсказали идею спектакля о художнице, которая занималась творчеством вопреки трагическим обстоятельствам жизни и тяжелой болезни. Так родился балет Infinita Frida, заглавную роль в котором исполнила Элиза Каррильо, выросшая (бывают же такие совпадения!) на одной улице с легендарной мексиканской художницей.

Премьера прошла на родине Фриды – в Мексике, в городе Текскоко. А в 2015‑м – в Александринском театре. Но, так как собирать нашу интернациональную команду было трудно, спектакль показали лишь дважды. Когда случился карантин, я решил вернуться к Фриде, только в другом формате. Артисты записывали свои партии дистанционно. И на монтаже мы все это собрали в единый спектакль.

– Но это будет совсем другой спектакль?

– Это будет балет-квест. Мы предложим зрителю не прос­то посмотреть спектакль, а стать его участником. Правда, для этого потребуется определенная подготовка: нужно будет знать основные вехи биографии художницы, иметь представление о ее картинах. Только тогда получится досмот­реть спектакль до конца. Потому что, если ты что‑то не угадаешь, сразу попадешь в финал и потеряешь часть действия. Основная игра будет происходить в телеграм-канале, где зрителям будут задаваться вопросы. Они вписывают ответ и, если он верен, двигаются дальше. Кроме того, версия спектакля будет размещена на YouTube.

– Не слишком ли трудное задание приготовлено для публики?

– В этом прохождении квес­та заключается некая игра, которая позволит человеку стать более эрудированным. И в то же время заставит его азартно поучаствовать в просмотре балета. В основе спектаклей, которые я ставил, были литературные произведения. И я всегда старался сделать их такими, чтобы у зрителя появилось желание прочитать первоисточник. Не прочитал кто‑то в свое время «Цыганочку» Сервантеса (все знают только «Дон Кихота»), а сходил в Мариинский на «Пахиту» в моей постановке, и появилось желание прочитать это произведение. То же самое и с «Солярисом». Все мы помним, что есть фильм Тарковского, но многие не читали Лема. А когда посмотрят фильм или мой балет, возьмутся за книгу. Или, например, «Три товарища» Ремарка. В своем балете я оставил только его суть, тем не менее зрителю, надеюсь, все равно захочется ­вернуться к этому произведению.

– В этих постановках присутствуют лишь отзвуки известных романов. Расскажите, что нового будет во «Фриде».

– Это не совсем автобиографический спектакль. Он скорее про девочку Лизу, которая, вдохновленная творчеством Фриды, начинает фантазировать и примерять ее судьбу на себя через цвета и краски. Красный – это Троцкий, голубой – первая любовь художницы Алехандро, белый – Доктор (его партию и исполняет Смекалов. – Ред.), желтый – Диего, зеленый – сестра Фриды, с которой изменял Диего, черный – Смерть.

– Тема Фриды возникла в пандемию не случайно?

– Да, это очень острый, точно направленный посыл. Мало того, что у Фриды была травмирована нога, которую она в конце концов потеряла, так она еще не могла иметь детей. И это была самая большая трагедия в ее жизни. Из-за проблем со здоровьем Фрида всю жизнь была, по сути, изолирована. ­Поэтому мне, честно говоря, смешны те, кто сейчас страдает от того, что не могут пойти в парк или ресторан.

– Недавно у вас был опыт онлайн-работы с Елизаветой Туктамышевой.

– Программы для фигурного катания я ставлю с 2003 года. Делал произвольные программы для Евгения Плющенко, Артура Гачинского и других фигуристов. Совсем недавно с Елизаветой Туктамышевой мы репетировали произвольную программу на следующий сезон, не встречаясь друг с другом. Такого раньше никто не делал, мы были первыми. Как только мы выйдем из карантина, сразу перенесем ее на лед. Мы хотим показать всем, что можно реально заниматься творчеством даже на расстоянии.

– Ваши проекты носят экспериментальный характер. А ведь вы окончили Академию русского балета им. А.Я. Вагановой, работали в Театре Бориса Эйфмана и в Мариинском.

– В Театре Бориса Эйфмана я служил как артист. Было очень непросто работать в авторском театре и исполнять хореографию только одного балетмейстера. У артиста очень короткий век, он выходит на сцену всего 20 лет. И сейчас, когда такое изобилие хореографии, различных стилей и форм, хочется попробовать что‑то новое. В Мариинке я тоже выступаю как артист, но при этом у меня есть возможность ставить спектакли – как современные, так и большие классические полотна. Артист в XXI веке должен быть максимально многогранен.

– А как вы относитесь к модным сейчас проектам, призывающим всех танцевать дома?

– Не видел ни одного из них, но если они популяризируют танец, то почему нет? Танец – это удовольствие от музыки, от движения, от своего тела. Он расслабляет и раскрепощает. И чем больше людей танцуют, тем лучше. И дай бог, чтобы интерес к танцу возрастал.

Я сам проводил танцевальные флешмобы и в Китае, и на Дворцовой площади. И считаю, что они объединяют людей. Ведь главное – не унывать, а радоваться каждому дню. Тогда наша позитивная энергия поможет преодолеть любые трудности.

Закрыть