Яндекс.Метрика
  • Сергей Гавров, социальный антрополог

«Мир удаленного доступа»: социальный антрополог рассказал, как изменится общество после самоизоляции

Каковы причины кризиса и к чему это приведет, рассказал профессор Финансового университета при правительстве РФ
Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

Коронавирус, конечно, внес глобальные изменения в большей части развитых стран мира. Мы теперь задаемся вопросами, к чему это приведет и каковы причины этого кризиса.

Одной из причин, на мой взгляд, является резкий разогрев планеты – глобальное потепление, о котором мы много говорили, о котором говорили международные организации, против которых выступала Грета Тунберг, которые демонстрировали температурные аномалии…У меня такое ощущение, что кто-то дернул стоп-кран. Это, безусловно, метафора, за которой стоит уменьшение использования углеводородных ресурсов. Вот вы видите: авиация практически не летает. Круизные лайнеры, на которых выявляется коронавирусная инфекция, стоят у причалов. Мы с вами видим Москву без пробок, пустой Невский проспект…

Соответственно, радикально уменьшилось потребление ископаемого топлива.

Конечно, это ведет к колоссальному изменению мира. Это мир, желательность которого раньше описывалась в умных книжках. Мир удаленного доступа. Когда у тебя по всему миру выставлены видеокамеры, ты имеешь интернет с хорошей пропускной способностью. И это все позволяет тебе побывать в любое время в Париже, на Северном полюсе, в различных заповедниках мира, без личного присутствия. То есть ради впечатлений не нужно жечь топливо. Это решает экологические проблемы.

Вторая проблема – это те социальные изменения, который экологический аспект влечет за собой. Конечно, это увеличение работы на удаленном доступе, фриланс, который стал легитимным на уровне крупных компаний. Все знали, что это возможно, но никто не пробовал в таких масштабах, и увидели, что это эффективно. Это приведет к сокращению рабочих мест. Ну и это определенная оптимизация общества, поскольку общение онлайн не заменит живое общение. И это то, что мы наблюдали, когда люди вышли на шашлыки, несмотря на призывы к самоизоляции. Конечно, многие пытаются сохранить привычный образ жизни, не могут переобуться в воздухе, отбрасывая ту тенденцию, которая была на протяжении пятидесяти лет на свободу перемещения. И играют в «русскую рулетку», рискуя своим здоровьем.

Тут проявляется и русский характер. В Германии, в Китае проще применить жесткие меры.

Конечно, самоизоляция отразится и на покупательских поведениях россиян. Мы и до нее многое заказывали онлайн, а торговые сети давно уже рассматривались как витрины тех товаров и услуг, которые мы заказываем по Интернету. Этот мир в отличие от мира глобализации, более скудный, мир, где стоимость товаров и услуг дороже. Это совершенно другой вектор развития – мы к нему не привыкли.

Насколько сильно нас изменит самоизоляция, зависит от сроков и жесткости мер по ее поддержанию. Если это продлится долго, общество изменится.

Но даже сейчас можно сказать, что Россия вернется к прежнему режиму нескоро. О массовом туризме придется забыть не на неделю и не на квартал.

Фото: Википедия
Закрыть