Яндекс.Метрика
  • Мария Мельникова

Россиянка рассказала, как Мюнхен борется с коронавирусом

При этом люди не паникуют
Фото: Мария Кокорина

Россиянка Мария Кокорина живет в Германии уже шесть с половиной лет. Сейчас она заканчивает Высшую школу прикладных наук Мюнхена и занимается исследованиями в экспериментальной хирургии в клинике. Мария Кокорина рассказала корреспонденту «ПД», как немцы переживают пандемию коронавируса. В принципе от русских они не очень-то отличаются.

«Когда в Китае начались проблемы с коронавирусом, большинство знакомых мне немцев наблюдали за этим, как за диковинным явлением. Казалось, что это все очень далеко, и Германии никак не касается», – вспоминает Мария.

Весной, когда даже в Европе проблемы были очевидными, многие немцы так и не смогли отказаться от традиционных поездок в итальянский Тироль, чтобы покататься на лыжах. Неотмененные недели моды в Италии также не способствовали сдерживанию пандемии. Так коронавирус пришел в Германию.

Три недели назад школьников отправили на каникулы, но их это только обрадовало. Несмотря на просьбы властей посидеть дома, дети объединялись в большие дружные компании и шли гулять. Даже новый термин появился – коронапати. Количество заболевших начало расти.

Фото: Мария Кокорина

«Пару недель назад у нас ввели, как это называют в России, лайт-карантин. То есть все, кто мог, перешли на удаленную работу, людей призывают как можно реже выходить на улицу и больше двух не собираться. Закрылось все, кроме продуктовых магазинов и аптек. В последние, кстати, больше двух входить запрещается», – говорит собеседница «ПД».

В прошлую субботу по городу ездили пожарные и полицейские машины, из которых по громкоговорителю сообщалось: «Ахтунг, ахтунг! Сведите ваши социальные контакты к минимуму, оставайтесь дома».

«Кажется, примерно в это время стало по-настоящему страшно, и люди ломанулись в магазины. В итоге некоторые супермаркеты выглядели так, будто там война прошла», – добавляет Мария.

Если в России скупают гречку, то немцы сделали ставку на макароны и томатный соус. Туалетная бумага также крайне популярна. В продаже сложно найти дешевое подсолнечное масло, есть только с пометками «био»/«эко», то есть очень дорогое. Медицинские маски и дезинфекторы тоже на пике спроса. «Я работаю в лаборатории, и у меня есть доступ и к первым, и ко вторым, в итоге мы начали прятать все это в сейф, чтобы никто не подворовывал», – признается Мария. 

Общественный транспорт ходит полупустым, так как люди массово пересаживаются на личные авто или велосипеды. «У меня нет возможности работать не выходя из дома, поэтому меня на работу возит муж. Его перевели на удаленку пару недель назад. До эпидемии, кстати, его начальство считало это неприемлемым, а сейчас оказалось, что все возможно. Все это наводит на мысль о том, что прежней жизнь уже не будет», – отмечает Мария Кокорина.

Впрочем, как говорит наша собеседница, люди не паникуют.

«Человек ко всему привыкает. И я привыкла. Трех врачей из клиники, в которой я работаю, госпитализировали с коронавирусом. Я лично с ними незнакома, но, насколько знаю, с ними все хорошо. Все, кто с ними общался, также сдали анализы, диагноз подтвердился еще у одного. Я не удивлюсь, если эпидемия начнется среди моих коллег, но все же сильно не переживаю. Почему-то есть уверенность, что и моих заболевших коллег спасут, и меня, в случае чего», – отмечает она.

В Германии многие, конечно, переживают, но не из-за коронавируса, а из-за экономического упадка, который почувствуют на себе все без исключения жители страны. В новостях беспрестанно рассуждают о судьбе малого бизнеса. Рост безработицы пугает людей не меньше ежедневных цифр о заболевших и умерших.

«Лично я переживаю не столько из-за возможности заразиться, а за то, что не смогу вовремя завершить дипломную работу. Я биотехнолог на выпуске, мне нужно провести определенные исследования в лаборатории, режим работы которой постоянно меняется из-за коронавируса. То больше двух там находиться нельзя, то часы работы урезаются, то еще что-нибудь! Причем никто не может объяснить, что делать, если вовремя исследования я не завершу, – говорит Мария. – Вообще, неопределенность пугает больше всего. Я и многие мои знакомые живут в ощущении, что ситуация может измениться в течение пары часов. Например, за выход из дома введут уголовную ответственность или что-то еще такое. Как жить в такой ситуации, просто непонятно, но лично я исповедую принцип: делай, что должен, и будь, что будет».

СПРАВКА

По данным Института Роберта Коха, на 28 марта в Германии зарегистрировано более 42,2 тысячи заболевших и 253 смерти от коронавируса.

Фото: Мария Кокорина
Закрыть