Яндекс.Метрика
  • Андрей Рыжков, член Топонимической комиссии Санкт-Петербурга

Краевед Андрей Рыжков: «Стихийные названия для фонтанов»

Если говорить в целом о практике присвоения названий фонтанам, то Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга этим не занимается. Кто и как тогда присваивает им названия?
Фото: Из архива колумниста

Во-первых, у фонтана может быть исторически устоявшееся название. Во-вторых, его можно увидеть в документах, которые связаны с открытием того или иного парка, сквера, любой другой зеленой зоны, где есть фонтан. Скажем, фонтан «Слава» в Московском парке Победы получил свое название, как только был открыт сам парк, – 7 октября 1945 года.

Конечно, есть фонтаны, которые являются объектами культурного наследия, тогда их название зафиксировано в документах, которые лежат в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.

Например, фонтаны Петергофа. Наверняка в документах на объект культурного наследия названия этих фонтанов зафиксированы.

В целом, я думаю, что названия фонтаны получают стихийно. Например, в Зеленогорске стоит интересная скульптура – девочка с рыбой, из пасти которой бьет вода. Фонтану дали имя по названию скульптуры.

Хотя, насколько я знаю, официального названия у него нет. 

К слову, к нам в комиссию, например, тоже пока никто не обращался с просьбой о присвоении названия какому-либо фонтану в Петербурге. 

И если кто-то захочет обратиться с таким предложением, то мы помочь не сможем. Потому что юридически фонтан относят к объектам недвижимости, а в Петербурге сегодня официально не распределены полномочия по присвоению названий объектам недвижимости. 

Поэтому, например, у нас такая интересная история с названием стадиона «Газпром Арена», который как только не называли. У него сейчас только коммерческое название. Но с точки зрения Топонимической комиссии, у стадиона такого масштаба должно быть и официальное название. Но пока такое наименование находится вне наших полномочий.

Закрыть