Яндекс.Метрика
  • Анастасия Бирюкова

Бывшие Вульфовские бани «обновляет» петербургская мебельная компания

Местные жители боятся, что там может открыться гостиница
Фото: «Петербургский дневник»

Много лет дом №7 на улице Чапаева в Петроградском районе ждал ремонта. Здание построил в 1875 году архитектор Федор фон Пирвиц, а четыре года спустя перестроил архитектор дома Зингера Павел Сюзор. В начале XX века дом на Чапаева обрел славу одного из банных мест Петроградской стороны, а в XXI его признали аварийным.

В руках частника

Дом №7 по улице Чапаева уже больше 10 лет находится в частной собственности, рассказали «Петербургскому дневнику» в пресс-службе администрации Петроградского района. Люди там не живут уже давно: долгое время окна были заколочены деревянными досками.

Сейчас помещение обтянуто зеленой сеткой, а с лета там активно ведутся ремонтные работы: рабочие периодически выносят строительный мусор. В доме установили новую дверь и обновили оконные рамы – верный признак того, что в доме откроется что-то новое.

Правда, жителей Петроградского района такая перспектива пугает, ведь на месте жилого здания может вырасти, например, гостиница или хостел. Так, два года назад местные жители узнали о возможном строительстве десятиэтажной гостиницы на Петроградской набережной. Дом №24, покрытый трещинами, признали аварийным и включили в программу краткосрочного капремонта.

Дом на Чапаева тоже аварийный, но его будущее зависит от частного владельца.

«Собственник в свое время дом выкупил, есть все законные документы. Он расселен, люди в доме не проживают, а сеткой он затянут, поскольку имеет место быть аварийному состоянию. Что дальше будет делать собственник – абсолютно его право. По этому адресу не зафиксированы обращения жителей в связи с тем, что в доме живут люди без определенного места жительства», – ответили на вопрос «ПД» в районной администрации.

Владельцем дома на улице Чапаева, 7, сейчас является ООО «Флигель». В компании «Петербургскому дневнику» эту информацию подтвердили, отметив, что ремонтные работы действительно начались. Правда, какой объект появится на месте бани, в компании пока не объявили.

В Фонде имущества Петербурга в беседе с нашим изданием отметили, что в последнее время судьба дома №7 не обсуждалась и фонд не взаимодействовал с собственником помещения.


Фото: «Петербургский дневник»

Малоизвестное банное место

В 1892 году на этом месте находились Бани Карла Герике – крупного промышленника и торговца мануфактурой. С 1840-х годов его семья содержала алебастровый завод на набережной Екатерингофки и торговые лавки в Гостином дворе. Родственники продолжили семейное дело и преобразовали его в торговую фирму «К. Ф. Герике». Как правило, бани были семейным бизнесом и переходили от отца к сыну. С 1902 года баней владел его сын Фридрих, а Вульфовскими бани стали уже после революции, по прежнему названию улицы – Вульфова. В советские годы в помещении бывших Вульфовских бань разместился один из цехов завода «Вибратор».

«Здание заброшено и общедоступно через открытое окно с улицы Чапаева. Помещения сильно захламлены. Лестничные марши местами обрушены. На правой лестнице следы небольшого пожара (горел мусор). Видны следы неоконченноой постсоветской реконструкции», – пишут местные жители.

Краевед Алексей Ерофеев в беседе с «Петербургским дневником» отметил, что эта часть города была настоящим «банным местом», однако Вульфовские бани ничем особенным петербуржцам не запомнились.
«Это малоизвестные бани и не самые популярные. На Петроградской самыми известными были Пушкарские бани, не только тем, что они сами по себе были хорошие, но тем, что в начале XX века их посещал Федор Шаляпин. Он ходил в ресторан на углу Большого и Рыбацкой, частенько захаживал к Борису Михайловичу Кустодиеву на Введенскую, 7. В советское время славились бани на Чкаловском проспекте, около Малой Разночинной», – рассказал краевед.

В XIX веке владельцами бань были не только предприниматели, но и люди из науки. «Далеко не у всех были ванны, разве что в барских квартирах. Баня с парилкой занимала грандиозное место в жизни людей всех сословий. Многие люди ученых степеней были владельцами бань. Известны были Воронинские бани, на углу Фонарного и Мойки. Михаил Воронин был профессором Петербургского университета. В историю нашего города он вошел скорее не как ученый-биолог, а как владелец бань».

В первой половине XIX века в Петербурге насчитывалось около 100 торговых и ведомственных бань, которые строили при казармах, училищах, приютах и промышленных предприятиях. В 70-х годах позапрошлого века бани стали некими оздоровительными центрами. В новых банях обязательно делали отдельные парильные и мыльные помещения, в которых устанавливали души и ванны. Каждая баня имела мужские и женские классы, а также семейные и индивидуальные «номера». Новые бани вмещали до 120 человек. Одной из особенностей русских бань были просторные парные, устроенные на манер амфитеатра: в несколько ярусов и помостом для парки веником.

В целом система дореволюционных бань и советских не претерпела изменений. Пришедший сдавал одежду, получал номерок, прицеплял его к тазику, брал металлическую шайку и шел мыться.

«Потом человек занимал место на лавочке. Чтобы охладиться, выходил, как правило, в раздевалку. Мог запастись заранее бутылочкой кваса или пива», – рассказывает Ерофеев.

Закрыть