Яндекс.Метрика
  • Марина Бойцова

Татьяна Друбич: «Надежда на новое поколение есть»

Татьяна Друбич – любимая многими актриса театра и кино, врач по образованию, а еще – сопредседатель попечительского совета благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Она рассказала, почему занимается благотворительностью
Фото: фонд помощи хосписам «Вера»

КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ПО СЕБЕ 

– Почему люди, в том числе успешные, не так охотно, как могли бы, участвуют в благотворительности?

– Можно понять тех, кто решается помогать не сразу. Это ведь личный выбор каждого, «каждый выбирает по себе»… Я тоже не сразу распознала, что такое благотворительность. Относилась с недоверием, думала, что это занятие для скучающих, гламурных людей. Не понимала, что это не просто благородный поступок или способ поставить себе «галочку добра», чтобы потом спокойно жить дальше, а системная, очень непростая и профессиональная работа.

– Связано ли это с призванием? 

– Возможно, точно не знаю. Но когда проходишь определенный путь и оглядываешься назад, уже трудно понять, было это твоим призванием или счастливым случаем, круто изменившим и тебя, и твою жизнь, от которой уже не можешь отказаться и возместить чем-то другим. 

Вы спрашиваете, почему успешные не так охотно, как бы могли, участвуют в этом? Мне встречались разные люди – среди них и успешные, и состоятельные, и талантливые… И они готовы встать рядом. Помощь другому человеку для них является важной и естественной частью жизни. Фонд «Вера» стал первым в России фондом, основанным на базе целевого капитала. И этого бы не случилось, если бы не помощь этих успешных и умных людей. Ведь они правильно понимают, что такое благотворительность.  

На открытии стационара детского хосписа «Дом с Маяком» в Москве Араз Агаларов, на личные средства которого было построено здание, сказал всего одну фразу: «Вы знаете, у меня было много проектов, но это единственный, которым я могу по-настоящему гордиться».

Что касается возможного нежелания погружаться в тяжелое, лени или жадности… Мне кажется, с такими качествами ни у человека, ни у корпорации нет будущего. Не осознав это, не выживем. Уверена, что любой нормальный человек готов помогать другому, но просто не всегда знает, как и что для этого делать.

НА ВСЮ ОСТАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ 

– Паллиативная помощь – один из самых, на мой взгляд, морально тяжелых видов помощи. Но вы помогаете именно там…

– Фонд помощи хосписам «Вера» – это помощь человеку в конце жизни, самый важный и трудный момент. Часто людям необходимо завершить то, что не получилось за жизнь: с кем-то объясниться, извиниться, кому-то написать, побыть с близкими. Если хотите, исполнить заветные желания. И им не должно быть при этом больно, страшно, одиноко и унизительно. А помощь их близким бывает еще нужнее. Когда мы вместе с Нютой Федермессер, Ингеборгой Дапкунайте создавали тринадцать лет назад фонд, тема ухода из жизни была табу. Масс-медиа отмахивались, зажмуривались и не хотели об этом слышать – и так народу не сладко. Мне кажется, ни один фонд не преодолел такого дремучего непонимания, как наш. 

А уж собирать деньги на хосписы было совсем утопией. Люди готовы были помогать животным, сиротам или пациентам с будущим! В общем, давать средства на жизнь. Но у наших пациентов та же жизнь, только ее меньше, и она не обесценивается, а, наоборот, становится ценнее. С каждым днем. В общем, «жизнь на всю оставшуюся жизнь». По-моему, это гениальная фраза! В ней можно менять первое слово «жизнь» на любое, которое каждый для себя выбирает, – любовь, секс, книги или вид из окна.

Те, кто понимает и поддерживает наш фонд, на мой взгляд, очень зрелые и чувствительные люди. Радует, что с каждым годом их становится больше.

– Вы часто приезжаете в Санкт-Петербург. Вас зовут какие-то проблемы или, наоборот, возможность перенять опыт? 

– Мне все время хочется сказать, что Санкт-Петербург для нашего фонда, да и для всей паллиативной помощи, – город особый. Здесь, благодаря усилиям английского журналиста Виктора Зорза и врача Андрея Гнездилова, был создан первый в России хоспис №1 «Лахта». И с тех пор необходимость паллиативной помощи не стала менее актуальной. 

Ежегодно в Санкт-Петербурге в такой помощи нуждаются около 40 тысяч человек, поэтому для фонда «Вера» работа здесь очень важна. Мы искренне хотели бы быть полезны всем – и опытом, и экспертизой, и нашим человеческим ресурсом. В общем, всем, чем можем помочь тем, кто нуждается в нашей помощи. 

–  Мы часто слышим, что проблемы подобного рода должно решать государство, а не частные лица. Возможно ли такое в принципе? 

– Во всем мире хосписы в той или иной степени существуют на пожертвования и поддерживаются благотворительными организациями. И ни одно самое процветающее государство не заменит нашей с вами помощи друг другу. 

Благотворительность – это абсолютно нормальное, спокойное человеческое дело. Мы просто перестали утруждать себя тем, что совершенно естественно для человека. И не стоит относиться к этому как к чему-то героическому.

ОТНОШЕНИЕ МЕНЯЕТСЯ 

– Как вовлекать людей в соучастие, в благотворительность, в добровольчество?

–  Чем раньше, тем лучше. В школе, например. Фонд «Вера» одним из первых поддержал акцию «Дети вместо цветов». Чего только мы не наслушались в первый год участия! Детей лишают праздника, учителей – радости 1 сентября и букетов, родителей – денег и т.д. Сегодня многие школы уже не сомневаются и с азартом участвуют в этой акции. А семилетний школьник осознает, что помогать другому мальчику или девочке, кому нужна его помощь, – естественно, к тому же это радость и удовольствие. Тогда, может быть, вырастет другое поколение – неленивых и неравнодушных. Надежда есть. Но хорошо бы без перебора, назиданий и пропаганды. Вот и наш с вами разговор для «Петербургского дневника» тоже, надеюсь, поможет кого-то вовлечь. 

В Петербурге фонд «Вера» сейчас адресно помогает семьям с неизлечимо больными детьми, которые живут дома, а также хоспису для взрослых №4. И мы стараемся вовлекать жителей города в помощь этому хоспису. Рассказываем, что можно стать волонтером, можно принести мандарины к Новому году или же рассказать друзьям о том, что есть такой вид помощи и мы все имеем на нее право. 

– Меняется ли в нашей стране отношение к этим вопросам?  

– Надеюсь, что да. По крайней мере я это вижу. И особенно для меня дорого, что меняется отношение к работе фонда. Наш фонд занимается неизлечимо больными людьми, последними моментами жизни. И нам удалось снять табу с этой темы, люди могут об этом спокойно говорить. У людей стало меньше страха, так как появилось понимание, на какую помощь в конце жизни они могут рассчитывать. И эта помощь избавит их от унижения, боли, беспомощности. Люди понимают, что их близкие смогут получить помощь. Мне кажется, для пациентов зачастую важнее, что не только они, но и их близкие получат помощь. Так что да – отношение к благотворительности меняется. По крайней мере в крупных городах.

– Где-то видела социальную рекламу, слоган которой «Волонтер – такой же человек, только счастливый». Согласны ли вы с этим?

–  Неудачно сказано. Счастливые люди бывают не только волонтерами. Но вот если он волонтер, то точно счастливый человек. Социальные опросы показывают, что люди в разных странах, разного достатка и разной социальной принадлежности на вопрос, что делает их счастливыми, отвечают: «Помощь другим». 

– Профессия врача помогает или мешает работать в фонде? 

– Профессия врача помогает в любом деле, не только в работе в фонде. Она мешать не может. Я считаю, что врач – это лучшая профессия, которую можно получить. Она расширяет горизонты понимания жизни.

– Привлечение в добровольчество, волонтерство, как в Европе, за бонусы к биографии, «плюсы» в трудовую историю – это правильно? 

– Считаю, правильно. Я была свидетелем, когда люди пришли «поволонтерить», то есть за бонусами, а остались в нашей волонтерской программе, поменяли свою жизнь, так и работают в благотворительности. Опыт волонтерства – неважно, за бонусы или без, – ценный опыт, который меняет человека, делает его немного другим. 

МОЖЕШЬ ПОМОЧЬ – ПОМОГИ 

– Желание помогать – это естественное или приобретенное качество человека? Другими словами: можно ли научить быть милосердным, бескорыстным? 

– Мы так с вами с ума сойдем, все это осмысливать. У меня простой принцип: можешь помочь – помоги. И если хочется помочь, не отказывай себе в этом. Так что если вы хотите поддержать работу фонда «Вера» в Санкт-Петербурге, помочь пациентам хосписа №4, то присоединяйтесь к группе «Друзья хосписа на Светлановском» в сети «ВКонтакте» или на «Фейсбуке». Или же можно сделать
пожертвование с пометкой «Петербург» любым удобным способом, которые можно найти на сайте фонда «Вера».

Справка:

Татьяна Друбич дебютировала в кино в 12 лет. После окончания медицинского вуза работала врачом в районной поликлинике. Одними из самых известных фильмов с ее участием стали «Асса» и «Десять негритят». Является сопредседателем попечительского совета московского благотворительного фонда помощи хосписам «Вера».

Закрыть