Яндекс.Метрика
  • Анастасия Бирюкова

Скажем родному языку «йоу»: кто и зачем «портит» русский язык

Филолог Светлана Друговейко-Должанская – о капризных нормах русского языка и «Слове года»-2019
Фото: spbu.ru

Почти шекспировские вопросы: почему в некоторых словарях «кофе» – среднего рода, а звОнит становится нормой? Преподаватель СПбГУ, член Орфографической комиссии РАН Светлана Друговейко-Должанская рассказала, как с годами изменились нормы русского языка.

«Сподвигнуть» или «подвигнуть»?

«Когда я была в Москве, нашла басню Сумарокова, написанную два с половиной столетия назад. Она так и называется – "Порча языка". Здесь Сумароков говорит о пагубе заимствований, от которых страдает русская речь. Филологи в последние годы без конца пишут научно-популярные книги, читают лекции, пытаясь разуверить российское общество в том, что с нашим языком происходит что-то нехорошее. Когда язык меняется, он не портится. Он просто становится другим. А меняется он, потому что меняемся мы и жизнь вокруг», – объясняет специалист.

Язык, как подвижная структура, меняется постоянно. В свое время Петр I европеизировал русское письмо – приблизил славянскую кириллицу к латинице. Реформа языка 1917-1918 годов сильно затронула орфографию. Кстати, несмотря на то что прошла она в революционное время, подготовлена реформа была Российской академией наук еще в 1904 году.

«Даже поэт Андрей Вознесенский когда-то писал, что репрессированные твердые знаки и ять кажутся ему двойниками расстрелянных в подвале Лубянки. Репрессиям подверглись не только люди, но и буквы», – напоминает преподаватель. 

Нормы бывают разными: часть правил мы усваиваем в школе. Это так называемые кодифицированные нормы – мы можем увидеть их в словарях. Но существуют нормы, которые признает «правильный языковой коллектив» – то, что каждый человек считает правильным вне зависимости от того, что говорит словарь. Просто ему так нравится.

«На лекциях я провожу эксперимент. Заранее говорю присутствующим, что их никак не дискредитирует, если я попрошу поднять руки тех, кто употребляет глагол "сподвигнуть". А слово "подвигнуть" кто-нибудь употребляет? Вы несказанно удивитесь тому, что глагол "сподвигнуть" не зафиксирован ни в одном словаре. Я чуть-чуть преувеличила: он попал в последнее издание Русского орфографического словаря, но у этого словаря другая задача: он не обязан рекомендовать то или иное слово к употреблению, он просто показывает, как это слово надо писать. Итак, глагол "сподвигнуть", который кажется нам совершенно естественным, в словари не попал, он не кодифицирован», – объясняет филолог. По ее словам, появился этот глагол всего два с половиной десятилетия назад.

За «ться» – в котел

Другой важный вопрос: почему нам не нравится то или иное слово? Иногда мы говорим – «режет слух». И в этот список «неприятных слов» попадают и заимствования, и новые сокращения, и даже вполне привычные слова.

«Почему нам что-то не нравится? Ответить на этот вопрос может скорее не филология, а психология. Я когда-то собирала примеры неприятия тех или иных слов разными русскими писателями. Трудно понять, почему Лев Толстой ненавидел слово "зря", Максим Горький ополчался на глагол "выглядеть", Блок решительно отвергал слово "принципиально"», – говорит Друговейко-Должанская.

В Сети стали появляться списки слов, которые не нравятся пользователям: «Андрей Аствацатуров, мой коллега, предложил своим подписчикам в комментариях добавлять слова и выражения, которые им не нравятся. Здесь есть и рекламные слоганы: "Наслаждайтесь вашим кофе", и заимствованные слова, например "коллаборация", и оценочные слова – "шедеврально", "милота"».

Есть еще и пуристы, ратующие за чистоту языка. Чаще всего их высказывания сводятся к тому, что они хотят, чтобы остальные люди говорили, как привыкли они.

«Вопрос чистоты языка, владения языковыми нормами приравнивается в нашем российском обществе едва ли не к нравственным категориям. Наверняка вы прекрасно знаете, как любой холивар в Интернете на любую тему обязательно на каком-либо этапе будет сопровожден фразой: "Сначала научись говорить, писать правильно, а потом высказывайся на важные темы". Дискредитировать оппонента тем, что он говорит неправильно, очень просто. Лингвистическая нетолерантность становится едва ли не доблестью. Наверняка вы слышали: "Я бы за такое слово убивал, расстреливал, казнил". В Интернете помещаются демотиватры: они путали "тся" и "ться", и за это им гореть в геенне огненной"», – приводит пример лектор.

То, что и как мы говорим, зависит от возраста, образования и среды, в которой живет человек.

«Кофе среднего рода сделалось в буквальном смысле жупелом последних десятилетий. Идут ли лингвисты на поводу у безграмотных людей? Первый том словаря русского языка под редакцией Ушакова 1935 года: кофе – несклоняемое, мужской род, разговорная – средний. Иначе говоря, без малого сто лет назад нормативный академический словарь уже фиксирует возможность произношения слова "кофе" как существительного среднего рода. Справочник под редакцией Аванесова, 1959 год: договОр, во множественном числе – договоры, разговорное – дОговор, договора.

По словам филолога, проблема не в том, что все мы говорим по-разному, а в том, что некоторые представители общества навязывают свое мнение в качестве истины.

«Проблема в том, что общественное обсуждение языковых проблем вышло в российском обществе на новый виток. То, что называется "демократизацией демократии", привело к тому, что народ стал требовать, чтобы интеллектуальная элита прислушалась к голосу народа. Но этого мало. Лингвисты-кадификаторы фактически утратили свой авторитет и диктуемые им нормы признаются не просто не соответствующими общественному вкусу, но и калечащими язык. Носитель языка заявляет: пусть все говорят так, как привык я, поскольку только так и правильно. Происходит это на наших глазах: на портале Change.Org одна за другим в 2016 году появилось несколько петиций. В одной из них жители городов Сортавала и Лахденпохья глубоко возмущены тем, что агентство "Республика" на протяжении последних лет разжигает рознь между жителями Карелии, позволяя себе вольное, с точки зрения грамматики русского языка, обращение с топонимами. Согласно грамматическим правилам русского языка, они не склоняются по падежам, говорят они. Это неправда. Прекрасно склоняется Сортавала, как и, например, Вена».

Лингвистические итоги года: протесты и предпенсионеры лидируют

Светлана Друговейко-Должанская, которая входит в экспертный совет «Слова года», рассказала «ПД» об итогах конкурса. В этом году главным словом русского языка стало «протест». Также в шорт-листе появился неологизм «предпенсионер».

«Людей моего поколения стали так называть официально – "предпенсы"», – заметила Друговейко-Должанская.

По словам специалиста, на выбор главного слова языка влияет общественная ситуация.

«В совет входят полтора десятка специалистов, в течение года формируется список слов, которые имеют шанс на то, чтобы их популярность расширилась. Каждый член совета голосует, по сумме голосов то или иное слово попадает или не попадает в шорт-лист», – рассказала «Петербургскому дневнику» филолог.

А вот приживутся ли феминитивы – авторка, юристка, блогерка, – зависит от позиции говорящего. «Если для меня важно, чтобы меня называли профессорка, я буду настаивать, чтобы меня называли именно так. Чем больше будет таких людей, а много их не будет, тем больше шансов у слова утерять свою стилистическую маркированность. Пока это воспринимается как нечто за пределами нормы. Я сама их никогда не употребляю, но, если кому-то хочется, пожалуйста», – объясняет филолог.

Закрыть