Яндекс.Метрика
  • Марина Бойцова

Светлана Агапитова: «Не надо бояться»

Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге покидает свой пост – заканчивается второй пятилетний срок. За минувшее десятилетие Светлана Агапитова стала знаковой фигурой правозащитного движения
Светлана Агапитова: «Не надо бояться» Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

– Светлана Юрьевна, вы были первым детским правозащитником в Санкт-Петербурге. В 2009 году, когда в нашем городе был принят закон «Об уполномоченном по правам ребенка в Санкт-Петербурге» и учреждена соответствующая должность, вы предполагали, на что шли?

– Нет, не предполагала. Первые полгода я наивно еще пыталась совмещать эту деятельность с работой на телевидении, поскольку я ужасно любила телевидение и не понимала, как с ним можно расстаться. Но потом я осознала, что не потянуть. Конечно, я очень многого не понимала, ведь у нас в городе никогда не было детских правозащитников. Но постепенно я обрастала сотрудниками, связями. Первые месяцы у нас даже помещения своего не было – мы сидели в нескольких комнатах в помещении уполномоченного по правам человека Алексея Козырева.

Полноценно мы начали работать только года через полтора. Но поскольку журналистское образование изначально предполагается как дилетантское, то у меня были знания во многих областях – всего понемножку, как у каждого журналиста. Но сразу я поняла, что точно надо стать юристом. Свое юридическое образование я получала экстерном в академии госслужбы. В итоге юридическая основа и журналистское образование постепенно позволили разобраться в ситуации.

– Иногда кажется, что позиции профильных чиновников, общественных организаций и позиция детского правозащитника могут кардинально различаться. И это надо уметь не только «пробить», но и отстоять. Какими качествами в таком случае должен обладать детский уполномоченный?

– Я считаю, что в первую очередь – неподкупностью. И опять же хорошо, что я пришла на эту работу не из системы – образовательной, или социальной сферы, или правоохранительной. Хорошо, что было журналистское образование, которое научило меня слушать, слышать и делать выводы. Я училась этому, и мне постепенно пришлось охватывать все области, а потом постараться с помощью своего аппарата, юристов, социальных работников решить проблему, о которой я узнала, – в первую очередь в интересах ребенка. Это может быть внесение изменений в законы, или совещание экспертов, или встречи с чиновниками или депутатами.

Бывает, что достаточно собрать межведомственное совещание – и что-то начинает крутиться, работать. Наверное, еще, если любовь к детям можно назвать особым качеством, оно тоже непременно должно быть у детского уполномоченного. И еще – умение не бояться говорить правду независимо от того, с кем ты общаешься.

– Многие депутаты поддержали именно вашу кандидатуру, когда проходили выборы уполномоченного на второй срок. Но в других регионах уполномоченного назначают, а не выбирают. Что лучше? Может быть, и нам надо ввести эту должность как назначаемую сверху?

– Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге – должность выборная. В некоторых регионах его действительно назначают местные власти, но мы в Петербурге изначально приняли такой демократичный закон, что у нас его выбирают на альтернативной основе, причем есть еще рейтинговое голосование. И это правильно, я считаю. Потому что если должность назначаемая, то ты как бы от кого-то зависишь. Выдвинуть кандидатуру могут депутаты, Законодательное собрание или губернатор.

Меня в первый срок выдвигал городской парламент, тогда его возглавлял Вадим Тюльпанов. Во второй раз – губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Фактически предложить свои кандидатуры может любой депутат.

– У вас есть уже планы, куда вы пойдете работать?

– Конечно, хотелось бы, чтобы наработанный опыт пригодился людям и городу в плане правозащитной деятельности. Есть мысли вернуться на преподавательскую работу в университет, я все-таки доцент. Конечно, я с болью в сердце уходила с телевидения, но за 10 лет телевидение уже не то. Но – свято место пусто не бывает, ну и я не пропаду.

– Каким вы видите преемника?

–  Меня очень беспокоит, кто это будет. Хотелось бы, чтобы этот человек имел четкую позицию, что такое защита прав ребенка, чтобы он был достаточно независимым и чтобы у него не было желания разрушить до основания то, что мы с таким трудом строили. Это три важных составляющих.

– Если бы вам предложили, внеся соответствующие поправки, остаться на третий срок – вы бы остались?

- Десять лет напряженной работы требуют крепких нервов. В какой-то момент поняла, что устала… Но как десять лет назад я оказалась в нужное время в нужном месте, так и сейчас я понимаю, что место по-прежнему нужное. Конечно, я бы хотела продолжить работу, несмотря на усталость.

СПРАВКА

Светлана Агапитова окончила факультет журналистики Ленинградского государственного университета. С 1991 года работала на телевидении. В 2009 году вступила в должность детского омбудсмена, в 2015-м была переизбрана на второй срок. Светлана Агапитова хорошо разбирается в вопросах, касающихся детства, еще и потому, что сама мать четырех детей.

ЦИФРЫ

2000 граждан ежегодно принимают уполномоченный и сотрудники его аппарата в целях защиты прав детей.

30 000 письменных жалоб рассмотрено за годы работы. В 85% случаев нарушенные права детей были восстановлены.

5000 человек ежегодно получают консультации по телефону.

Закрыть