Яндекс.Метрика
  • Игорь Гурфинкель

Андрей Рычагов: «Барри Смит поверил в мою искренность»

Любимец петербургских хоккейных болельщиков Андрей Рычагов вновь сменил клуб. Начав сезон в «Динамо СПб», нападающий отправился в Тюмень. Он рассказал о том, почему сменил за карьеру так много команд, и вспомнил о том, как сбылась его мечта выступать за армейцев с Невы
Андрей Рычагов: «Барри Смит поверил в мою искренность» Фото: Соцсети

– Андрей, почему вновь покинули Петербург? В «Динамо» не было игровой практики?

– Конечно, я профессиональный спортсмен и амбициозный человек. Не считаю, что на данный момент являюсь игроком шестого звена. Уверен, что готов на большее. Это основная причина того, что пришлось покинуть родной город.

– Правда, что вы сами предложили свою кандидатуру тюменскому клубу?

– Дело в том, что у меня нет агента, который представляет мои интересы, все вопросы решаю сам.

– Как руководство клубов реагирует, когда вы сами предлагаете свои услуги?

– Многих людей знаю лично – тренеров, руководителей, генеральных менеджеров… Они абсолютно нормально реагируют: им какая разница, с кем разговаривать – с игроком или с его агентом? На мой взгляд, даже лучше с хоккеистом: вы же должны понять, подходит он вам или нет в человеческом плане.

– Вам 37 лет. Не проскакивала мысль: зачем ехать в Сибирь? Могли бы плевать в потолок до конца контракта.

– Если человек сядет на одно место и будет плевать в потолок – деньги, мол, капают, – значит, в нем погибает спортсмен. А если хочешь ­ выигрывать, если любишь свое дело и отдаешься ему, не думаю, что это нормально.

– Когда выбираете новый клуб, что важнее: борьба за трофеи или возможность много играть?

– Наверное, все в совокупности: любой профессионал хочет выигрывать. Для этого он тренируется, пашет, получает травмы, соблюдает режим, во многих вещах себя ограничивает. Хоккеист себя в такие рамки ставит не для того, чтобы просто играть, а чтобы побеждать, завоевывать титулы. Конечно, стараюсь выбрать такой клуб и в него попасть.

– То есть главное – амбиции клуба?

– Естественно. Но у меня были ситуации, когда я выбирал не тот коллектив, который борется за медали, а тот, который дал бы мне возможность максимально реализоваться. Например, когда выступал за саратовский «Кристалл» – бюджет команды и подбор исполнителей не позволял бороться за высокие места. Тут никакого камня в огород клуба, это реалии.

Но я понимал, что «Кристалл» – это шанс реализовать себя. Я набрал в тот сезон 50 очков – это большое достижение. И самое главное, получил наслаждение и от хоккея, и от пребывания в этом городе.

– За карьеру вы успели поиграть за 15 клубов. Удивились бы, если бы вам такое сказали в юности?

– Думаю, поверил бы. Все-таки профессиональный спорт – он такой. Конечно, если бы мне предложили 15-летний контракт со СКА, я бы подписал не задумываясь. Любой нормальный человек будет искать стабильности. Но в моей карьере такое не получилось. Я побывал в разных уголках нашей большой страны. Это огромные знания, опыт. Познакомился и узнал большое количество людей. Узнал много интересного от разных тренеров, увидел, где хорошо, а где плохо.

– К сожалению, только в СКА, где вас обожают болельщики, не удалось долго поиграть. Был шанс закрепиться в главной команде Петербурга?

– В СКА я и так получил определенный аванс, попав в очень сильную команду с игроками, у которых за плечами были и НХЛ, и Олимпиады, и чемпионаты мира. Это яркое воспоминание. Может, действительно, свой шанс я не использовал. Но нет смысла жалеть об этом. Я и так рад тому сезону, когда мог выходить на лед при родных трибунах и болельщиках. Каждый год, проведенный в Петербурге, для меня – событие. Это мой родной город, школа, некоторых болельщиков знаю с 18 лет, когда делал первые шаги в большом хоккее.

– Действительно ли, когда вы познакомились с Барри Смитом, он был удивлен вашим словам, что вы готовы биться за родной город и клуб, а условия контракта – не главное?

– Для меня это были не пустые слова. Здесь я вырос. Вероятно, Барри поверил в мою искренность – это не тот человек, которому можно пускать пыль в глаза. И сказалось то, что я хороший игрок и подхожу его системе.

– Барри Смит – особый тренер в вашей карьере?

– Понимаете, для меня в тренере важна справедливость. Если хоккеист в порядке, он играет! Если нет – сидит! И на моей памяти в командах, которые выигрывали, было именно так. То есть человек выходил на лед не потому, что его надо поставить, а потому что он – лучший. И если брать Смита, то у него эти понятия существовали. В СКА были звезды первой величины – и иностранные, и российские. И он их выделял. А что касается остальных, то у американского коуча все было ­просто: кто выполняет четко схему – тот играет. Кто выпадает, делает ошибки – за бортом!

– Для себя уже отмерили, до какого возраста будете играть в хоккей?

– Зачем? Я получаю удовольствие от хоккея. Если ты себе ставишь какую-то мерку, ограничитель, то он у тебя в голове где-то на подсознательном уровне будет сидеть. А я не сторонник вообще каких-то ограничений: зачем они нужны?

***

«Спортивная составляющая – главное. Я вспоминаю школу, которую прошел: чтобы попасть в первую команду СКА в 18 лет, пришлось буквально биться. Сейчас молодым ребятам это как бы особо и не требуется. Тебя как "лимитчика" возьмут. И будут верить в тебя до 25 лет», – добавил Андрей Рычагов.

Закрыть