Яндекс.Метрика
  • Анастасия Бирюкова

Как петербуржцы «уходили» в мир Толкина

В ноябре исполняется 25 лет Толкиновскому обществу Петербурга
Фото: Роман Пименов/ «Петербургский дневник»

В ноябре Толкиновское общество Петербурга празднует четверть века. В 1994 году его создали авторы первого комментированного перевода «Властелина колец» на русский язык Мария Каменкович, ее супруг Валерий Каррик, Сергей Степанов и поэт, прозаик и исследователь творчества Джон Р. Р. Толкина Алексей Семенов. Общество объединило не только поклонников писателя, но и тех, кто изучает книги Толкина как литературный феномен. Как появилось общество и почему именно этот перевод стал классическим для петербуржцев, узнавал «ПД».

Страсти по Толкину

Толкинисты – фанаты «Властелина колец»  – образовали целую субкультуру с ролевыми играми и фанатскими сообществами еще в середине XX века. Сообществ толкинистов по всей Британии не сосчитать на пальцах, но почти сакральным для них местом остается Оксфорд, в котором профессор английского языка и литературы Джон Р. Р. Толкин преподавал, а отрывки из будущих романов о хранителях, которые вызвались доставить кольцо Всевластия в Мордор, оставлял прямо на экзаменационных работах своих студентов. Именно здесь впоследствии и зародилось Оксфордское Толкиновское сообщество, участники которого проводят викторины и костюмированные чаепития, посвященные Средиземью.

В России книги англичанина стали пользоваться особой популярностью во время перестройки, когда на книжный рынок хлынула целая волна книг в жанре фэнтези. Петербургский писатель-фантаст Андрей Балабуха познакомился с «Властелином конец» еще в советские годы и сразу понял: эта книга станет популярной в России.

«На читателей «Властелин колец» произвел эффект атомной бомбы. Это было великое событие. Целый культурный пласт образовался на Толкине. Для кого-то это просто попытка уйти в другой мир. Наиболее продвинутые толкинисты убеждены, что этот мир когда-то существовал, и они готовы идти на его раскопки. Но для меня знакомство с Джоном Р. Р. Толкином началось раньше, чем пошло все это безумство с «Властелином колец». Тогда Наталья Рахманова еще только переводила «Хоббита»: в 1975 году я прочитал рукопись перевода. Это был блистательный перевод. Но тогда был только «Хоббит», без трилогии»,  – рассказал «Петербургскому дневнику» писатель.

По его мнению, за этой трилогией стоит мощная католическая парадигма, которую читатель не всегда понимал. Перевод Каменкович и Каррика, который, по словам Балабухи, стал седьмым русским переводом Толкина, вызвался объяснить читателю эти нюансы.

Переписывали от руки

Поэт и переводчик Мария Каменкович скончалась в 2004 году после продолжительной болезни. О том, как шла работа над переводом «Властелина колец», «ПД» рассказала близкая подруга Марии Каменкович Наталья Геда.

По ее словам, «академический перевод» Джона Р. Р. Толкина пришелся по душе петербуржцам, а вот Москва его не приняла. Сама Наталья Геда познакомилась с переводчицей в конце 80-х и помогла в работе над переводом – от руки полностью переписала «Властелина колец».

«Все было очень забавно. Сейчас это сложно представить себе: я тот человек, который переписал «Властелина колец» от руки от начала до конца. Мария делала черновой перевод, я его смотрела, правила на предмет орфографических ошибок и стилистических неточностей. Выдержала я это все только потому, что не знала сюжета. Каждая глава была для меня открытием. Это, наверное, самый главный опыт в моей жизни, если не считать житейского»,  – поведала нашему изданию Наталья Геда.

По ее словам, магию и волшебство Средиземья сложно читать в отрыве от религиозного контекста: Толкин был верующим католиком. «Марии часто в упрек ставят, что она включила в перевод православный контекст, но этого на самом деле не было. Он был вынесен в комментарии, и человек, который желает разобраться в книге с этой точки зрения, имеет на это все шансы», – уверена помощница переводчика.

Помимо переводов Мария Каменкович занималась поэзией и, по мнению Геды, осталась одним из самых талантливых, но не признанных поэтов Петербурга конца XX века.

Толкиновское общество и история Эрандила

Толкиновское общество Петербурга, появившееся сразу после выхода перевода Каменкович и Каррика, создали по подобию западных, но его создатели поставили перед собой масштабную цель: не играть ролевые игры по произведениям великого писателя, а показать, что его книги – серьезная «пища» для филологов.

«Толкиновское общество Петербурга появилось в результате встречи, с одной стороны, группы молодых людей, всерьез заинтересованных творчеством Джона Р. Р. Толкина, а с другой стороны, писателей, переводчиков, которые на тот момент серьезно занимались переводом Толкина на русский язык. Тогда Толкином, как писателем, глубоким смыслом и подтекстами его книг мало кто занимался. Уже появились и ролевые игры по произведениям, а серьезной исследовательской группы в России практически не было. Мы хотели вернуться к аутентичному Толкину, поскольку существовало больше количество домыслов, которые к реальным идеям писателя имели мало отношения», - рассказал «Петербургскому дневнику» один из основателей Толкиновского общества, историк церкви Павел Парфентьев.

Одним из создателей общества стал петербургский поэт Алексей Семенов, известный, как Эрандил. В 2016 году хранитель традиций общества трагически погиб. Три года семья Алексея работала над книгой, посвященной его памяти – «Речи Эрандила». В нее вошли стихи, рисунки и статьи талантливого петербуржца, а также письма к переводчикам «Властелина колец». Своего рода творческая энциклопедия автора, и отчасти самого Толкиновского общества.

«Все началось с того, что я принесла домой книгу. Сейчас на книжной полке стоит трехтомник в переводе Каменкович и Каррика, одна из книг подписана: «Верному соратнику, Эрандилу, от переводчиков – Маши Каменкович и Валерия Каррика», – рассказала «ПД» мама Алексея, филолог Елена Семенова.

В 90-х на радио «Санкт-Петербург» в программе «Заячий остров» шел «Хоббит-клуб». Программа была рассчитана на детей, но вскоре стала популярной и среди взрослых поклонников Джона Р. Р. Толкина: многие записывали ее на пленку. Алексей Семенов написал письмо в программу и, к удивлению, получил ответное послание от Каменкович: переводчица писала, что считает его верным соратником и хорошим поэтом.

«Осенью 1991 года, когда начался книжный бум, мама принесла первые два тома «Властелина колец» издательства «Радуга». У меня тогда случилось что-то вроде депрессии. Что бы ни взял читать, все не нравилось. Но вот открыл форзац первого тома и увидел карту с кучей различных интересных топонимом. На ней не было гор выше Эвереста, пропастей 10-километровой глубины, архипелагов немыслимых очертаний, чем грешат многие авторы вымышленных миров», – писал Алексей Семенов.

Первым масштабным событием общества стал Большой Толкиновский семинар 1995 года, где были представлены и исследовательские, и творческие доклады. Около 300 участников обсуждали мир Толкина не меньше 8 часов.

С годами деятельность общества приобретала все более научный характер, а проведение семинаров стало ежегодной традицией. А некоторые участники сообщества даже рецензировали дипломные и научные работы студентов российских вузов, посвященные «Властелину колец».

В первые года существования петербургские поклонники трилогии выпускали журнал «Резвый Пони», в 1997 году появился журнал «Палантир», который выходит до сих пор. Многие члены общества публиковались в журнале под псевдонимами, за каждым из которых стояла своя легенда.

«Об Эрандиле же говорят так. Был это человек, известный в Эриадоре, много странствовавший в одиночку и с караванами, по суше и по морю...пришедший в Средиземье из другого времени, свободно ходящий по мирам и эпохам и живущий вечно.., вдохновленный и преображенный силой Тоски по Началу и Концу времен, ибо надеется увидеть вновь тогда ушедших на Заокраинный Запад Эльфов, которых знал, и ответить перед ними за некое Поручение, как считает себя призванным выполнять на Земле»,  – цитирует одно из писем Алексея Елена Семенова. Подобно Эрандилу, Алексей Семенов любил путешествовать, а также успел получить два высших образования. С Толкиновским обществом Петербурга он был связан вплоть до своих последних дней.

Толкинисты – новые битломаны

Сейчас первым участникам общества уже за 40. Тем не менее, общество продолжает жить. Так, некоторые его участники собираются на ежегодном КаминКоне: это событие, посвященное ролевым играм по Толкину, толкинистике и эльфийским языкам. Помимо секций, толкинисты проводят турнир, ярмарку и Каминный Зал – там поклонники английского профессора могут пообщаться в неформальной обстановке.

Старший преподаватель кафедры культурологии, философии культуры и эстетики СПбГУ Александр Апыхтин полагает, что толкинисты – это своеобразные битломаны, только от фэнтези.

«Если сейчас люди обсуждают, какое можно было бы сделать продолжение «Игры престолов» и предлагают альтернативный финал, мне кажется, по мотивам «Властелина колец» можно написать что угодно, даже русскую народную сказку. Кто-то из моих одноклассников в школьные годы учил английский язык по Толкину, читая оригинал, а некоторые фанаты во время переписи населения уже в постсоветское время называли себя хоббитами или эльфами. Это действительно носило массовый характер: книгами Толкина обменивались, поскольку люди почти не знали этот жанр. У меня закрепилось такое отношение к этой субкультуре, как будто они занимаются времяпрепровождением, которое им самим близко, но для общества не может быть руководством к действию. По сути, человек вырывается из действительности, отправляется в приятную реальность, совершенно одомашненный мир, в котором и живет. Для меня толкинисты – это такие битломаны от фэнтези.

В Англии были писатели масштабнее Толкина, но поскольку он был первым, ему все прощается и приписываются новации, которые он, возможно, и не изобретал. Конечно, Толкин – это не такая культовая фигура в масштабах мира, как в Америке Сэлинджер, но свой кусок славы он заслуженно урвал, и стоит только за него порадоваться. Человеком он был очень хорошим: сейчас с английского на русский переводится много его биографий».

Закрыть