Яндекс.Метрика
  • Дени Джамалов

«Двор дога Рамзеса»: как сказка жила на петербургской окраине

Петербуржец Аркадий Канцепольский создал детскую площадку по мотивам сказок и радовал детей более 20 лет
Фото: Соцсети

Многие петербуржцы, которые выросли в Кировском районе, с улыбкой и какой-то светлой грустью в глазах вспоминают «двор дога Рамзеса», который некогда существовал между домами на улице Зины Портновой. «Петербургский дневник» узнал, что это за чудесный двор, кто его создал и что с ним стало сейчас.

ДОБРЫЙ ВОЛШЕБНИК ИЗ БЛОКАДНОГО ГОРОДА

Во дворе улицы Зины Портновой, 8, на одном из дворовых деревьев висит железная табличка, которая гласит:

«Держу я на виду у всех это объявление:
Всем предупреждение!
Тем гостям мы очень рады, кто не лезет за ограду,  
Кто пришел к нам пошалить, с тем не будем мы дружить. 
Кто пришел озорничать, рвать цветы, траву топтать, 
Про того скажу Рамзесу, 
Он не будет их катать.
А тех, кто грибочки рвет,
Баба-Яга скушает,
Так и знайте. Вот!»
Леший-Лесовик.

Здесь, среди серой шеренги выстроившихся хрущевок, каких на петербургских окраинах тысячи, когда-то родилось настоящее чудо – детская площадка, где у входа и висела эта табличка. Сказка называлась «Станция дога Рамзеса».

«На этой детской площадке все было необычно, а появилась она благодаря доброму сердцу и золотым рукам удивительного человека», – вспоминает петербурженка Елена Соколова, которая живет на этой улице. Она застала еще то время, когда двор напоминал сказку. Тогда ей было 12 лет.

Фото: Соцсети

Небольшой детский «парк аттракционов» появился между домами № 6 и 8 в начале 1980-х годов. Автором и строителем этого городка стал Аркадий Канцепольский.

По рассказам жильцов дома, ему было 11 лет, когда он, потеряв родителей в блокадном Ленинграде, начал артистическую карьеру в детдомовской бригаде, которая выступала для раненых.

Позже он попал в Союзгосцирк, исполнял юмористические номера. В конце 1970-х он вышел на пенсию и поселился на улице Зины Портновой со своей женой Ириной, которая тоже работала в цирке акробаткой и была его партнером. Супруги завели большого немецкого дога и назвали Рамзесом, обучили его всем собачьим наукам. На долгие годы они стали героями для местных жителей. Аркадия прозвали добрым волшебником, а двор оброс городскими легендами.

Фото: Соцсети

ОСТАНОВКА – «СТАНЦИЯ РАМЗЕС»

Аркадий Канцепольский своими руками смастерил большие расписные сани, в которые, как лошадку, можно было запрягать дога и катать в них детей. Изначально сани предназначались только для внуков Аркадия и Ирины и их друзей, но получилось так, что скоро от соседской ребятни, желающей покататься, не стало отбоя. Каждое утро дети начали выстраиваться в очередь, чтобы дог Рамзес прокатил их в роскошных расписных санях.

«Аркадия Михайловича многие звали клоуном, но без злобы. Просто у него телосложение было такое, а еще он сильно походил на клоуна Карандаша. Он никогда не обижался, у него было золотое сердце, богатая фантазия и золотые руки, – вспомнила Ирина Краевская. – Я помню и хозяина, и собаку. Я была среди детворы, которую они постоянно катали. Хоть я и была маленькая, но все равно отчетливо помню».

Чтобы хранить сани летом, Аркадий построил во дворе домик-сарай. Жильцы вспоминают: тот буквально вырос на месте, где до этого лежала куча мусора. Это был резной теремок – фонарик над входом, нарисован хозяин теремка Рамзес – огромный добрый дог, который играет на гитаре, смотря в нарисованное окно, а внутри сидит некто, уткнувшись в телевизор. На двери написано – «Дом Рамзеса». С этого дома и началась настоящая история «Собачкиного города» – так его прозвали местные дети. Вскоре сарай для хранения саней превратился в «Крепость Кота в сапогах», рядом с ней Аркадий соорудил ветряную мельницу с гирляндами огоньков на крыльях, карусель с сиденьями-собачками и ракетой по центру.

Специально для маленьких посетителей, которые любили хулиганить, в избушку на курьих ножках Аркадий поселил Бабу-Ягу с огромным носом и помелом, а для любителей приключений соорудил яхту «Беду», ей командовали нарисованный капитан Врунгель и Лом, а для тех, кто успел испачкаться, стоял кран с водой, охраняемый Мойдодыром.

«С утра он объезжал на велосипеде все окрестные свалки, привозил стройматериалы: обломки резной мебели для домиков, спинки кроваток — для заборчика; из старинных чугунных столбиков с цепями получилась не только ограда фонтана, но и пушки; колеса от швейных машин пошли на лафеты для них… Летом сани заменило низенькое ландо из 2 велосипедов. Рамзес уже без сопровождения справлялся», – рассказывает Ирина Раевская.

В чудесном городе был даже маленький кинотеатр на двенадцать мест, где малыши могли посмотреть диафильмы, а также песочницы, клумбы – все для детей. Но главным его достоянием был дог Рамзес. Чемпион Ленинграда по караульной службе, сыгравший роль собаки Баскервилей в советском «Шерлоке», он был главной звездой для окрестных жителей. Здесь работала «почта Рамзеса» – дети писали письма догу, рисовали рисунки. За лучший рисунок с Рамзесом полагалось вознаграждение – десять катаний вне очереди. Дети приходили с дневниками – собака катала их за хорошие оценки. Вскоре водители троллейбусов начали объявлять: «Остановка – станция Рамзес». Почтальоны привыкли к письмам с адресом: «Зины Портновой, 8, Рамзесу». За 20 лет во дворе их сменилось несколько – после смерти первого дога Рамзеса, который прожил 11 лет, радовать детей продолжили его щенки.

Фото: Соцсети

КОНЕЦ СКАЗКИ

В 2003 году Аркадий Канцепольский умер, и двор пришел в запустение. По словам жителей, сначала неизвестные пьяницы растащили «Станцию дога Рамзеса» на цветной лом, а потом и вовсе подожгли оставшееся.

Еще при жизни предвидя такую судьбу, Аркадий пытался пристроить свой «сказочный городок» – в больницу или детский сад. Но никто не брался перевезти площадку.
В итоге ее снесли и, расширив тротуары, сделали на этом месте парковку. От былого чуда осталась только памятная табличка на дереве.

КСТАТИ:

Аркадий Канцепольский был награжден общественной организацией «Совет матерей мира» почетным знаком «Золотое сердце» за создание детского городка и организацию детского досуга.

Фото: Соцсети

ИЗ ПИСЕМ РАМЗЕСУ:

Местные жители рассказывают, что еще в 2005 году, при разборе почты для Рамзеса, в нем нашли письмо от неизвестного автора следующего содержания: «Милый Рамзес, я знаю, то, что я сейчас пишу, полнейший идиотизм, т. к. скорее всего это никто не прочтет, но мне так спокойнее! Мне сейчас 16 лет. На этой площадке я выросла, как я ее любила — не передать словами, это был целый маленький мир. Помню, как каталась в собачьей упряжке. А сейчас я в первый раз пришла сюда через 10 лет. И мне очень больно от того, что я вижу. Мой детский мир рушится, гибнет… Все в каком-то запустении… Я не знаю почему. Или уже никто не смотрит (а я помню того дедушку), или, ясное дело, нет денег. Но с сегодняшнего дня у меня появилась мечта. Мечта восстановить это место, оно мне безумно дорого. Я вернусь, обещаю».

Закрыть