Яндекс.Метрика
  • Игорь Гурфинкель

Бывший вратарь СКА и сборной России Максим Соколов рассказал о работе с армейской молодежкой

Также в интервью «ПД» он поведал о необходимости принимать жесткие решения и о том, почему только один из его сыновей продолжил голкиперскую династию
Фото: ХК СКА

- Максим, уже шесть лет, как вы закончили карьеру хоккеиста. Как изменили вас годы, проведенные на тренерском поприще? 

- Когда я только повесил коньки на гвоздь, то был, конечно, ближе к игрокам. Сейчас, наоборот, больше тренер. При этом своих хоккеистов все равно люблю, с уважением к ним отношусь. Но если потребуются жесткие решения – даже сомневаться не буду. Главное, чтобы они пошли на пользу делу. 

- Вы – один из немногих российских тренеров с вратарским прошлым. До сих пор существует предубеждение, что голкиперы не могут возглавлять клубы. Например, в КХЛ только Петерис Скудра раньше занимал место в воротах. 

- Это предвзятость. Хотя тот же Николай Георгиевич Пучков был великим тренером. Руководители клубов почему-то думают, что бывшие вратари не потянут работу с полевыми игроками. Считается, что голкипер не особо вдается в тонкости командных перестроений: «раскатов», «закатов»… Мол, мимо него этот важный элемент хоккея проходит. Думают, что потом он не справится. Но если вратарь – думающий, то почему не дать ему
шанс?

- Вам ведь тоже после завершения игровой карьеры предложили стать наставником вратарей. В подмосковном «Атланте». 

- Первоначально и не думал о чем-то другом. Но чем больше времени проводишь в тренерской комнате, тем больше у тебя желание попробовать себя главным. Если у тебя есть харизма, чувствуешь контакт с игроками – почему нет? Есть пример тренерского штаба «Авангарда». Бывший вратарь Жак Клутье у Боба Хартли выпускает защитников на лед. И это нормально. Ведь, будучи голкипером, он об обороне знал очень много. Возможно, даже больше, чем сами защитники. 

- Вратари часто раскрываются позднее полевых игроков. Можно уже в 17-19 лет понять, что талантливый паренек станет звездой? 

-  Все индивидуально. Но если человек отдается на тренировках на сто процентов, парню можно дать шанс. В моей жизни была такая же история. Я цеплялся за каждую возможность, и как только она появлялась –
использовал. Или мой сын – я честно советую ему остаться в хоккее, потому что он работает как проклятый. И, значит, у него будет шанс.

- Но ведь есть изначально талантливые игроки. 

- Есть. Не будем далеко ходить, тот же Игорь Шестеркин. Очень талантливый, с природными качествами, нужными вратарю. Но ему тоже пришлось долго терпеть, чтобы выйти на большой уровень. Да, в молодежном хоккее он был звездой. Но потом его карьерное движение остановилось на некоторое время. Игорь очень злился. У него даже проскакивали разговоры, что следует уходить из СКА. Или вообще заканчивать. Мне не давали возможность его продвинуть, но в какой-то момент я сумел это сделать. И уже первую свою игру в КХЛ Шестеркин провел так, что вопросы отпали. И сразу же все руководители, не рассмотревшие его потенциал,
сказали, что в СКА появился классный голкипер и его надо использовать. Сейчас Шестеркин – уже состоявшийся хоккеист. По крайней мере, для КХЛ. Будем надеяться, что и в НХЛ у него получится.

Фото: ХК СКА

- Шестеркин в какой-то момент перестал верить в себя. Но у вас наверняка были подобные чувства, когда сидели на лавке СКА третьим вратарем без особых перспектив. 

- Да, был у меня момент, когда не было ничего в хоккейной жизни, кроме травм. И позиция третьего безнадежного вратаря… По-моему, за первую команду СКА начал играть только в 22 года. И, кажется, даже в тот момент сказал кому-то, что следующий сезон для меня последний – я заканчиваю.

- Но все же остались. 

- Единственное, что толкало вперед, – мне нравился сам процесс. То есть игра в хоккей. Тренировки… И первый шаг был, когда Валерий Иванников ушел в «Магнитку», – у СКА начались финансовые проблемы. Во вратарской линии образовалась брешь, и мне стали доверять. Хотя поначалу много ошибался и уже знал, что на мое место ищут опытного вратаря. Но в какой-то момент сумел переключиться и понял, что больше
ни шагу назад не сделаю. Выдал неплохую серию, и с этого момента карьера пошла. 

- Когда сыновья решили выбрать хоккей, да еще и занять место в воротах, не отговаривали? 

- У них не было слов «хочу стать хоккеистом». Просто приводили их на каток: вот коньки, клюшка, пожалуйста – пробуйте! Единственное, сперва запретил им вставать сразу в ворота. Сначала – только полевой игрок. Уже потом старший, Максим, попросил попробовать себя вратарем. И у него получилось, стал сразу догонять ребят. И даже опережать. Добрался уже до МХЛ. И теперь ему предстоит сделать еще один большой шаг. 

- У младшего не сложилось? 

- У Арсения такой характер: получается – хорошо, нет – пусть будет как будет. Ему было важнее повеселиться, побезобразничать. Очень артистичный, и после каждого пойманного броска танцевал какой-то брейк. Но частенько филонил на тренировках. Пришлось объяснить, что с таким подходом вратарь из него не получится. И он ушел в фехтование. Там вроде у него получается. А хоккей был не его видом спорта. 

- Когда петербургские вратари появятся в СКА? 

- У нас есть уже подготовленная молодежь. Леша Мельничук, Никита Богданов. Не забывайте про Костю Волкова, который в прошлом сезоне выступал за «Сокол» и «Югру» в ВХЛ. Его потенциал для меня ясен, он задрафтован в НХЛ. Есть Никита Лысенков, выпускник этого года. Эти ребята через какое-то время могут стать основными вратарями СКА. Допускаю, что уже в следующем сезоне сменщиком Хелльберга станет вратарь из Петербурга: Мельничук или Богданов.

Закрыть