Яндекс.Метрика
  • Максим Сю

Грачья Погосян: «Памятник – это живое сооружение, которое умеет рассказывать историю»

Известный благотворитель и меценат рассказал «ПД» о строительстве колокольни у Пискаревского мемориального кладбища, полученной от блокадницы медали «За оборону Ленинграда» и духе великого князя Константина в Русском музее
Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник»

Грачья Погосян – известный благотворитель и меценат. При его поддержке в 11 странах мира отреставрировали и создали более 100 памятников (29 из них посвящены памяти Великой Отечественной войны). Большинство находится в Петербурге и Ленобласти.

– Грачья Мисакович, вопрос прозвучит просто. Зачем вам это нужно? 

– У меня есть железный принцип: относись к своему отечеству как к собственному дому. Ведь каждый человек тонко чувствует, чего не хватает его жилищу, и старается компенсировать любой недостаток.

Я изучаю нашу историю и иногда прихожу к печальному выводу: многие события и выдающиеся личности незаслуженно забыты. И мне кажется рациональным их увековечить. Не только в виде памятника, но и в фильме или в книге. Понимаете, если бы наши предки могли фиксировать те или иные события более четко, то мы знали бы сейчас гораздо больше. Но очень многое оказалось предано забвению. Потому что в свое время об этом не сообщили, не рассказали, не написали.

Сейчас возможности шире. И ими надо пользоваться. Иначе без памяти останутся наши дети, внуки, правнуки. А этого допускать нельзя. Если резюмировать, то нашему дому – России не хватает «глубины памяти». Это тот самый недостаток, который я и стараюсь компенсировать.

«ИДИ ДОМОЙ, ОН ВЕРНЕТСЯ» 

– У вас есть самый любимый, самый дорогой памятник? 

– Все они создавались с большой любовью и уважением – для меня они все очень дороги. Не в финансовом плане, конечно, а в духовном. Например, памятник детям блокадного Ленинграда в Тихвине. Напомню, трагедия произошла в октябре 1941 года: авиация вермахта разбомбила поезд, в котором ехали в эвакуацию более двух тысяч детей... На этот памятник есть живой отклик: к нему несут игрушки и цветы. Если бы люди не реагировали, то все созданное было бы бессмысленно.

Фото: Памятник детям блокадного Ленинграда в Тихвине. Фото: Благотворительный фонд имени Погосяна Грачья Мисаковича

Поразительных историй много. Мне очень хорошо запомнилось, как мы перевозили останки красноармейца Николая Сорокина на его родину в Казахстан.

У Николая Федоровича остались две дочери, сейчас им за восемьдесят. Около года назад одна пришла в церковь и начала плакать. Батюшка спросил, в чем дело. Женщина ответила: «Мои дни подходят к концу, а я так ничего и не знаю про своего отца – как он, что он, где он». Батюшка ответил: «Не надо плакать. Иди домой, он вернется». Старушка опешила: «Что вы такое говорите, семьдесят лет прошло! Этого не может быть». А через полгода она узнала, что останки найдены.

Николая Сорокина наградили медалью «За отвагу» – пронумерованной медалью. Через архив Министерства обороны бойца удалось определить. Он, кстати, участвовал в битве за Ленинград, а погиб в Эстонии. Но самое удивительное произошло уже в Казахстане во время поминальной службы. Казалось, мы хороним молодого человека: так родственники его оплакивали... Гибель отца была открытой раной даже спустя семьдесят лет!

Мы должны быть благодарны и помнить о подвиге советских воинов – об общем подвиге наших народов. Мы живы благодаря таким людям, как Николай Сорокин.

Фото: Благотворительный фонд имени Погосяна Грачья Мисаковича

ИСТОРИЯ ОДНОЙ МЕДАЛИ 

– Великая Отечественная война – главная тема для вас? 

– Пожалуй, да. Я ведь сам человек военный – окончил военное училище и в 90-е годы служил в поселке Мга Кировского района Ленинградской области. Сейчас майор запаса.

В Ленобласти я часто посещал места боевой славы и братские могилы советских воинов. Увы, не все они находились даже в удовлетворительном состоянии. И мне стало обидно. Обидно за тех, кто погиб. И за тех, кто еще с нами. Ветераны должны видеть, что их подвиг не забыт. Потому что они – самые добрые и самые благодарные люди. Особенно люди, пережившие блокаду.

Знаете, у меня дома хранится медаль «За оборону Ленинграда». Это подарок блокадницы – она подарила мне медаль своего отца (вы только вдумайтесь!). Разумеется, я пытался отказаться. Говорил, что не имею права, и просил эту женщину оставить медаль для ее детей или внуков. Но бабушка отвечала: «Детям я отдам медаль мужа, а эту хочу подарить вам. Вы должны знать, что мы ценим вашу поддержку». Можете ли вы себе это представить?! 

Все знают, что в 90-е годы было непросто. Тем более пожилым. И я действительно старался поддерживать их. Хотя на самом деле больше помогали они мне – своей любовью и молитвами.

В Ленинградской области жила председатель организациии «Жители блокадного Ленинграда» г. Кировска Людмила Григорьевна Зимнох. Я был до глубины души поражен, когда узнал, что она добивается присвоения мне статуса «Почетный гражданин Кировского района Ленинградской области». Она мотивировала свое желание так: «Грачья, ты столько сделал для нашего района и находился рядом, когда нам было тяжело». И она добилась того, чтобы я стал Почетным гражданином. А через три месяца умерла. Как будто эта цель была последней в ее жизни.

Хочу еще раз повторить: нет более добрых и благодарных людей, чем наши дорогие ветераны!

Фото: Благотворительный фонд имени Погосяна Грачья Мисаковича

«ПАРАД НА 27 ЯНВАРЯ – ЭТО ПРАВИЛЬНО» 

– Слышали, что на 75-летие полного освобождения Ленинграда от блокады хотят провести парад? 

– Конечно. Я отношусь к этому положительно. А почему нет? Ведь освобождение города было праздником: жители поздравляли друг друга. Да, было чрезвычайно сложно и тяжело, но тем не менее. Следуя этой логике, мы тогда и День Победы отмечать не должны: ведь Победа досталась нам ценой миллионов жизней... Но это же нонсенс не праздновать 9 Мая! 

Тут есть очень тонкая грань. Парад на 27 января не должен превратиться в пышное торжество – это и правда выглядело бы странно. Акцент надо сделать на уважении к тем, кто не увидел Ленинградскую победу. Нужно отдать дань памяти этим людям.

– Вы уже говорили, что блокадники – самые добрые люди. А как вы думаете, за счет чего им удалось выстоять в те годы? 

– Это тема для отдельного разговора, но я приведу в пример наш документальный фильм «Мужеству ленинградцев». В перерыве между съемками я часто разговаривал с режиссером Павлом Гладуновым. Однажды он зашел ко мне и дрожащим голосом произнес: «Я как будто сам пережил все эти события...» Я задал Павлу такой же вопрос: «Как ленинградцы смогли пройти через все это?» И он нашел в своем фильме ответ на него. Можно долго рассуждать, но главное – мы должны ценить железную волю жителей города. Они верили, надеялись, молились. И выстояли.
О боге в советские годы говорить открыто было не принято. Но люди все равно жили иконами. Вот характерный пример. Я восстанавливал могилу известного юриста Анатолия Кони. Священники рассказывали мне, что Анатолия Федоровича отпевали... 80 православных священнослужителей, а в храме не было свободного места от прихожан! И это произошло в 1927 году, когда гонения на церковь были в самом разгаре. Люди все равно понимали: без веры не обойтись.

Вот и блокада. Горожане верили, что кошмар закончится. И 27 января он, слава богу, закончился.

72 МЕТРА 

– Какой проект вы хотите реализовать в ближайшем будущем? 

– Главное желание – построить «Часовню-колокольню со смотровой площадкой и мультимедийным залом». Сооружение должно расположиться напротив Пискаревского мемориального кладбища.
Наш проект уже готов. Предполагается, что снаружи часовню будут украшать несколько икон. С одной стороны – Казанской Божьей Матери, с других – Александра Невского и Равноапостольного князя Владимира. Планируемая высота – 72 метра, а внизу – мультимедийный зал и музей. Хочется создать не просто место для молитвы, а что-то большее, что объединит людей разного вероисповедания и возраста. Чтобы это место было очень красивым и притягивало к себе.

Фото: Эскиз колокольни

Недалеко от Иерусалима есть музей холокоста Яд ва-Шем. Десятки тысяч свечей, черно-белые фотографии погибших, военная техника... Местные жители могут полностью пропустить через себя историю своего народа. В нашем проекте мы хотим добиться такого же эффекта.

– На какой сейчас стадии ваша задумка? 

– Наш Благотворительный фонд проводит огромную работу для ее реализации. Будет знаменательно, если к 75-летию полного освобождения Ленинграда от блокады место строительства будет освящено, появятся стенды с эскизами проекта и закладной камень, как гарант перед ветеранами и жителями блокадного Ленинграда того, что идея будет претворена в жизнь.

Конечно, проект может претерпеть какие-то изменения – мы готовы к обсуждению. Но важно отметить: нашу концепцию поддержали ветеранские организации и жители блокадного Ленинграда. Проект благословил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

– Где именно будет находиться часовня? 

– Мы предлагаем расположить ее рядом с кладбищем на оси монумента Мать-Родина за проспектом Непокоренных. Основная задача – тонко вписаться в ансамбль Пискаревского мемориала.

НЕ УБИЙСТВО, А ЗАЩИТА

– Как вы решаете, кому установить памятник? 

– Да оно как-то само приходит! Но у каждого памятника своя история: глубокая, трогательная, интересная.

– Например? 

– Вот вам пример. На территории 102-й российской военной базы в Армении мы установили памятник великому оружейнику Михаилу Калашникову. Дело было так. В 2013 году я получил от Михаила Тимофеевича подарок: легендарный автомат с личной подписью и сертификатом мастера. А спустя неделю Калашников впал в кому и вскоре умер. Так я стал одним из последних в этом мире людей, кто получил от него подарок. Мне показалось, что это знак. Я начал жить этой идей, но вдруг меня стали обуревать сомнения. Все-таки оружие – это несомненное зло. Зачем мне вмешиваться в это дело? И я передумал.

Прошло какое-то время. И тут я случайно наткнулся на публикацию в газете – письмо Калашникова Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Михаил Тимофеевич рассказывал о своих душевных терзаниях, признавался, что ему нелегко жить. Дословно не помню, но, в общем, Патриарх ответил так: это оружие было создано не для убийства людей, а для защиты нашей страны. Поэтому труд Михаила Калашникова только приветствуется и поощряется государством и высоко оценивается Церковью. Я прочитал это, и мне как-то сразу полегчало. Так бывает, когда долго мучаешься вопросом и наконец находишь ответ на него.

– Что было дальше? 

– Работа закипела. Командир базы с радостью принял наше предложение и намекнул: «У нас есть еще здание под музей, было бы рационально его тоже привести в порядок» (смеется). Ну, мы и это сделали! Кстати, при помощи коллег из Музея артиллерии мы воссоздали исторический флаг 1895 года для этой базы. На открытие памятника приехали вдова Калашникова Файруза Бурганова, его последний референт Сергей Носачев, министр обороны Армении Сейран Оганян и многие другие.

Сам памятник получился великолепный. Он сделан из базальта, его высота – 4 метра. В одной руке конструктор держит голубя, а в другой – свое знаменитое оружие (оно опущено). Рядом стоит глобус. Смысл: автомат Калашникова создан для защиты мира на Земле.

Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник»

ПАМЯТЬ О КВАКЕРЕ

– Погибшие в блокаду дети и великий оружейник – это понятно. Но почему вы взялись за воссоздание могилы родственников Даниэля Уилера на кладбище в Шушарах? 

– Чтобы еще раз подчеркнуть свою любовь к Петербургу. Английский квакер Даниэль Уилер – выдающаяся личность. Он приехал в Россию по приглашению императора Александра I в начале XIX века. Будучи первоклассным специалистом, он управлял мелиоративными работами на юго-западе города (проще говоря, руководил осушением болот). В общем, вклад этого человека в историю нашего города огромен.

– Судьба Уилера оказалась трагической. 

– Это верно. Пока в 1832 году он ездил в командировку в Лондон, его жена и дочь умерли в Петербурге от чахотки. Воссоздание их могилы – знак благодарности этому удивительному семейству.
То же самое, кстати, я могу сказать об Ираклии Баратынском и его жене Анне Абамелек из известного рода армянских князей. Он участвовал во многих войнах, был губернатором Казани и Ярославля, а она была полиглотом и переводила на европейские языки таких поэтов, как Пушкин, Лермонтов и Тютчев. В 30-е годы XX века их могила была утеряна. Но мы ее восстановили. Это произошло после обращения «Всемирного клуба петербуржцев» и по благословению Армянской Апостольской церкви.

КАК БУДТО КТО-ТО ХОДИТ 

– Что из реализованного в этом году вам запомнилось больше всего? 

– Во-первых, я выступил спонсором издания юбилейного сборника стихов «Свеча горела на столе...» (в него вошли произведения финалистов международного молодежного поэтического конкурса имени великого князя Константина Романова). А, во-вторых, была очень интересная история с Мраморным дворцом Русского музея.

На 2018 год выпало сразу несколько юбилеев: 120 лет Русскому музею, 160 – последнему владельцу Мраморного дворца великому князю Константину Романову, и 315 – Петербургу. На эти круглые даты я задумал сделать подарок – воссоздать мозаичную икону с изображением Святого равноапостольного царя Константина, когда-то располагавшуюся на фасаде дворца. Ее освятили и передали в дар Русскому музею. Ее установили там же, где раньше находилась историческая (оригинал, к сожалению, был утрачен).

Сотрудники Мраморного дворца рассказывали нам, что у них иногда происходило что-то странное. Они чувствовали в своих владениях чье-то незримое присутствие: скрипели полы, неестественно развевались занавески. Словно кто-то ходит... Будто это дух самого великого князя! Ведь с его времен тут ничего не изменилось. Остались те же обои и та же комната, где он молился. Но знаете, после передачи иконы все резко изменилось: хождения прекратились. Я сам этого, конечно, не видел, но представители музея позвонили и сообщили об этом. И рассказали, что теперь они думают об освящении Мраморного дворца. Трудно поверить, но такой разговор был.

Видите, как интересно? А ведь я могу рассказывать долго, долго, долго…

СПРАВКА 

Грачья Мисакович Погосян родился 11 августа 1970 года в городе Октемберян (ныне Армавир) Армянской ССР, детство прошло в селе Агарак Арагацотнской губернии Армении. В 1988 году окончил в Ереване Республиканскую специализированную школу с военным уклоном им. маршала бронетанковых войск А.Х. Бабаджаняна, а в 1995-м – Челябинское высшее военное автомобильно-инженерное училище. В звании лейтенанта служил командиром роты в/ч 01375 пос. Мга Кировского района Ленинградской области, где досрочно был удостоен звания капитана. В 1999 году уволен по оргштатным мероприятиям. Майор запаса. Женат. Воспитывает четырех детей.

Лауреат «Золотой книги Ленинградской области», член церковного совета Церкви Св. Екатерины в Санкт-Петербурге, Почетный член общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» Санкт-Петербурга и г. Кировска Ленинградской области. Награжден огромным количеством благодарностей и медалей, среди них – медаль «За укрепление парламентского сотрудничества», медаль «За вклад в укрепление дружбы между Россией и Монголией», медаль «За заслуги в строительстве космодрома», орден Св. князя Александра Невского II степени «За заслуги и большой личный вклад в развитие государства Российского», орден Русской Православной Церкви «Слава и Честь» III степени, Нагрудный знак министерства иностранных дел РФ и другие.

На средства Грачья Погосяна больше 100 памятников. Среди них – памятник с большим мозаичным панно погибшим в октябре 1941 года ленинградским детям на железнодорожной станции в городе Тихвин, монумент «Мужеству ленинградцев» в Санкт-Петербурге, поклонный православный крест с лампадой на месте прорыва блокады Ленинграда у одноименной диорамы, памятный комплекс Петру Первому, утраченный в годы Великой Отечественной войны, в городе Кировск, бюст первому дважды Герою Советского Союза, летчику Г.П. Кравченко в Синявино и многие другие.

СКАЗАНО

Меценат Грачья Погосян: 

– Что такое памятник? Можно подумать, что это просто каменное сооружение. Но это не так. На самом деле это живое сооружение, которое умеет говорить и рассказывать. Мы смотрим на него и с его помощью читаем историю!

КСТАТИ

В ноябре 2018 года в Санкт-Петербурге вручили «Премию МИРа»: награду получили волонтеры и добровольцы. Благотворительный фонд имени Погосяна Грачья Мисаковича поддержал проведение конкурса.

«Основная цель – дать людям почувствовать, что их добрые дела не остаются незамеченными. И не менее важно – это заразить хорошим примером окружающих. Желание совершать полезные поступки может и должно распространяться в обществе словно вирус», – считает меценат.

НА ЗАМЕТКУ 

Благотворительный фонд имени Погосяна Грачьи Мисаковича не только устанавливает памятники, но и проводит выставки. Одна из них («Девять лет – девять стран… и сотни добрых историй») прошла в Таврическом дворце и была посвящена Дню полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, а другая («С любовью к Армении и России») состоялась в ереванском Доме Москвы. Последняя выставка открылась в ноябре 2018 года в Государственной Думе и называется «Память сквозь время»: ее приурочили к Дню народного единства.

Закрыть