twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. Star Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.
  • $
    65,72
  • 75,57
  • £
    86,13
  • Пробки 
    1

Статья

  • Августа Орлова

Компьютерные игры: так ли они страшны?

В 2022 году компьютерную зависимость могут внести в официальный российский перечень заболеваний. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) это уже сделала. Эксперты рассказали «Петербургскому дневнику», как отличить увлечение и спортивный азарт от болезни.
Компьютерную зависимость приравняли к заболеваниям
Фото: pixabay.com

В 2022 году компьютерную зависимость могут внести в официальный российский перечень заболеваний. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) это уже сделала. Эксперты рассказали «Петербургскому дневнику», как отличить увлечение и спортивный азарт от болезни.

Очень актуальной считает проблему широкого распространения компьютерной зависимости вице-президент Профессиональной психотерапевтической лиги Александр Катков, который разработал и воплотил в жизнь методику по борьбе с подростковой наркоманией в Казахстане. «Игровая зависимость распространяется в геометрической прогрессии», – отметил он.

ЭТО БОЛЕЗНЬ

В июне игровая зависимость выделена ВОЗ в отдельную нозологию международной классификации болезней (МКБ-11).

«Наша страна – член ВОЗ, на нее распространяются нормативные документы Всемирной организации здравоохранения. Рассмотреть новую МКБ-11 планируется в 2019 году. Предполагается, что она вступит в силу с 2022 года», – уточнила главный внештатный специалист СЗФО по медицинской психологии проректор РГПУ им. А.И. Герцена по научной работе Лариса Цветкова.

«В США уже 5-7 лет действуют классификации психологических расстройств, в которых значится игровая зависимость», – продолжает Александр Катков. В мире 3-4% детей и подростков страдают компьютерной зависимостью.

«По России эпидемиологического исследования не проводилось. В Казахстане в 2012 году 4-5% детей и подростков страдали игровой зависимостью. Северные регионы Казахстана близки и социально, и экономически, и демографически к РФ, поэтому полагаю, что и в России цифры примерно те же – 4-5%», – предположил эксперт.

Уверенность в  том, что зависимость от компьютерных игр – это действительно болезнь, а не просто модное поветрие, основана на научных исследованиях, отмечает Александр Катков.

О том же рассказала и известный нейролингвист, заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ Татьяна Черниговская: «Есть много исследований, статьи в серьезных научных журналах, которые показывают, что люди с интернет-зависимостью имеют нарушения в мозге, подобные тем, которые есть от других зависимостей типа наркомании или алкоголизма».

«Игровая зависимость бывает двух типов, – рассказал Александр Катков. – Первый тип – игра с использованием Интернета. Второй тип – чрезмерная приверженность виртуальной реальности. Первый тип приводит к необратимым изменениям психики: для человека становится характерным клиповое мышление, искажение картины реальности, инфантильность. Наблюдается облегченное отношение к реальности и суицидальное поведение на этой почве. Известны случаи, когда дети, страдающие игровой зависимостью, "выключали" неприемлемую реальность, не понимая, что выключают жизнь».

ПОД ЗАПРЕТОМ

Татьяна Черниговская сокрушается, что очень часто говорит об этом, выступая перед разными аудиториями, но мало что меняется: «Аргументы ученых – капля в море по сравнению с огромным агрессивным миром, электронным миром, в котором мы теперь живем, мы из него уже никуда не денемся. Но полезно знать, что серьезные – назовем прямо – элитарные западные школы имеют правила, при которых никаких гаджетов у детей быть не может. Ни телефонов, ни свободного выхода в Интернет. Билл Гейтс своим детям 2 часа в сутки разрешает находиться в Сети. Это  же должно людей как-то настораживать».

В петербургских гимназиях тоже действует запрет на гаджеты. В 56-й гимназии перед уроками педагоги собирают смартфоны и планшеты в корзинку. Обратно получить их дети могут только после окончания уроков. «Если что-то действительно важное или срочное – позвонить можно учителю», – объясняют они свои действия родителям.

«Я ни в одну компьютерную игру ни разу не играла и не планирую, – говорит Татьяна Черниговская. – Просто мне это абсолютно неинтересно. Но предположим, мне было бы интересно, но я знала бы, что это небезопасно, – я бы не стала этого делать, я не враг себе. Но установить для себя запрет может зрелая личность. В противном случае мы себя ведем, как дети, которые будут есть конфеты, пока не упадут в обморок от концентрации сахара в крови. Ребенок не может себе отказать – родители должны отказать».

Компьютерные игры вредны для подростков
Фото: Интерпресс/П.Каравашкин

Однако, если приглядеться, предпосылки распространения компьютерной зависимости можно видеть повсюду, например, в детской поликлинике, когда мама дает ребенку телефон или планшет, чтобы отвлечь, чтобы вел себя тихо – не бегал и не кричал или чтобы не плакал. Другая картинка: мама и папа постоянно «сидят» в гаджетах, ребенок это видит и неосознанно копирует, ведь копирование поведения – это естественный механизм передачи опыта у всех видов живых существ, и у человека в том числе.

По мнению Ларисы Цветковой, нужный эффект должна дать «комплексная профилактика», эффективная при других видах зависимостей. «Думаю, и здесь это тоже будет работать», – говорит она.

Александр Катков подчеркнул, что «любая психологическая зависимость корректируется с помощью работы с семьей, семейная психотерапия применима и в случае игровой зависимости».

Второй хороший способ, по его мнению, – «стратегическая полимодальная психотерапия», то есть «использование всех доказанных методов, всего, что есть доказанного в психотерапии».

Третий метод – когнитивно-поведенческая коррекция. «Пациенту объясняют, что такое зависимое состояние, что такое освобождение от зависимости, какие существуют маршруты освобождения», – говорит он.

СПОРТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Однако ряд экспертов предлагают не сгущать краски.

«Нужно разграничивать увлечение компьютерными играми и игровую зависимость. Зависимость мешает вести нормальную социальную жизнь, увлечение развивает многие полезные в реальной жизни навыки, например, внимание, память, навыки командной работы», – уверен доцент СПбГУ, советник международной юридической фирмы Dentons, кандидат юридических наук Владислав Архипов.

«В настоящее время уже есть результаты исследований, которые показывают, что у геймеров лучше обстоит дело с такими параметрами внимания, как распределение и объем, возможность удержать в поле внимания большее число предметов», – подтверждает его слова Лариса Цветкова.

Владислав Архипов также обратил внимание на тот факт, что киберспорт развивается в России. «Впервые он был признан видом спорта в 2001 году, затем исключен из реестра видов спорта и возвращен туда в 2016-м, а в 2017 году киберспорт вошел в число видов спорта, культивируемых на федеральном уровне», – заметил он.

В молодежной среде киберспортсменов есть явный лидер – команда Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. М.А. Бонч-Бруевича (СПбГУТ). Впервые команда вуза заявила о себе на первом студенческом турнире по киберспорту «Битва университетов» (League of Legends) в 2015 году, заняв в нем второе место. В апреле нынешнего года команда СПбГУТ стала победителем турнира. Объект права, предмет искусства, способ манипуляции?

В основе силы воли – физиологические механизмы, влияющие на различные параметры внимания. Как правило, это одна из физиологических причин зависимостей: отсутствие возможности управлять вниманием. Выходит, чтобы устоять против компьютерной зависимости, пригодится универсальное противоядие – тренировка силы воли.

1-3% населения в мире страдают компьютерной зависимостью. Болезнь поражает в основном молодых людей.