twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Петербургские эксперты рассказали, как бороться с компьютерной зависимостью у детей

Психолог центра "Ювента" Татьяна Кононова
Автор: Дмитрий Фуфаев

Впервые в список болезней и психических расстройств Международной классификации болезней (МКБ), составляемый Всемирной организацией здравоохранения, предложено внести зависимость от компьютерных, цифровых и видеоигр наряду с наркоманией.

Инициатива внесения игровой зависимости в МКБ-11 принадлежит члену департамента ВОЗ по психическому здоровью и субстанциональной зависимости Владимиру Позняку. Названы характерные для этого психического отклонения симптомы: постоянная или временная неспособность контролировать частоту, длительность и условия игровых сессий; приоритет игры перед другими жизненными интересами и делами; продолжение этого занятия даже при появлении негативных последствий.

Параллельный мир

Действительно ли проблема настолько серьезна, что геймеров необходимо лечить или по крайней мере показывать психологам и психиатрам? Об этом рассказывает психолог СПб ГБУЗ «Городской консультативно-диагностический центр "Ювента"» Татьяна Кононова.

– Для начала надо определить, что мы имеем в виду под зависимостью. Есть известные наркологические заболевания (зависимости), которые требуют лечения, например алкоголизм и наркомания, поскольку оба приводят к необратимым последствиям. К психологам же чаще обращаются не со сформированной зависимостью, а со сверхценным (чрезмерным) увлечением чем-либо, что часто приводит к социальной дезадаптации. Самостоятельно справиться с такой формой патологического поведения в данном случае практически невозможно, нужна помощь специалистов. Включение зависимости в МКБ-11 нужно, чтобы разработать определенные стандарты лечения.

– К вам часто обращаются пациенты с подобными проблемами?

– Очень часто. Увлечение порой носит действительно чрезмерный характер. Однако надо понимать, что такое «чрезмерно». Когда вид деятельности, объект, на котором фиксируется внимание, ставится во главу угла, подчиняет все поведение человека и приводит к его дезадаптации, то это уже серьезно. У подростков все это проходит особенно болезненно, потому что на каждом этапе взросления молодой человек должен приобретать определенные навыки, в том числе по социальному общению, должен включаться в окружающую среду, а если этого не происходит, то нарастает дезадаптация. Подросток выпадает из привычного социального окружения, уходит от реальности и живет в другом, параллельном мире. А там – свои правила, уровень фрустрации, которые он пытается сам контролировать. Подростку тревожно, он получил двойку, у него конфликт с кем-то? Но вместо того, чтобы решать эту проблему, он уходит в другую деятельность от этой некомфортной реальности. И получается, что выпадение из обычной жизни – это недополучение необходимых навыков. И как результат – снижение успеваемости в школе, конфликты в семье и со сверстниками.

– К вам родители приводят детей и подростков, пытаясь отгородить от этой зависимости. Другие пытаются решить проблемы радикально, отключив, например, Интернет…

– Всегда есть причины, по которым ребенок строит параллельную реальность. Он уходит туда, где ему комфортно, где он получает те эмоции, которых ему недостает в реальной жизни. Для них виртуальная жизнь – это инструмент решения каких-то своих проблем. Причем я сейчас говорю не о болезненном состоянии, а о чрезмерной фиксации на играх, гаджетах, соцсетях.

– Получается, что если ребенок, подросток будет искать решения проблем уходом в нереальный мир, то потом, когда игры, например, надоедят, он будет искать им другую замену?

– Именно так. По сути, зависимость – это симптом. Надо понять, почему человек уходит от реальности. Если не поймем, все это будет возвращаться. Уберем игры – придет другое. Крайне необходимо узнать и понять причину такого поведения. Кроме того, все, что касается зависимости или чрезмерной фиксации, очень сложно корректируется. Если человек путем изменения собственного сознания создает свою реальность и все это сопровождается эмоциями, то зачем ему оттуда уходить? Альтернатива есть не всегда, но искать ее надо, и чем раньше – тем лучше.

– Почему это происходит с подростками, а то и со взрослыми людьми?

– У нас очень много правил социального взаимодействия, увеличивается темп жизни, меняется экономическая ситуация и мы не успеваем за всем этим. Испытывая неудовлетворение, психологический дискомфорт в обыденной жизни, человек уходит в виртуальную реальность, где совсем другие чувства, где его понимают и принимают, где можно быть тем, кем хочешь.

Для подростка это особенно важно. Вполне естественно, что он все чаще и чаще прибегает к имеющемуся способу удовлетворения своих потребностей: «Ух ты, есть инструмент, с помощью которого я получаю, что хочу!» Это становится привычным, стереотипным способом реагирования. И через некоторое время реальная жизнь утрачивает свою значимость, теряет ценность. Снижается критика, разрушаются социальные контакты, интересует только погружение в этот мир, от которого уже невозможно отказаться. Зависимость становится разрушительной.

– А бывают полезные зависимости? Например, чтение книг или игра не в кровавые стрелялки, а, например, в спасение «Титаника»?

– Любые зависимости разрушительны, но они бывают конструктивными и деструктивными. Например, чтение книг – это тоже зависимость, она конструктивна, но если чтение приводит к дезадаптации, то становится деструктивным. Просто сегодня больше видов деятельности, которые смогут увести в параллельную реальность. Зависимость ведь не от сюжета, а от эмоций, от того, что ты получаешь.

– Сейчас не встретишь подростка без гаджета. Получается, что все они – потенциальные пациенты перечня МКБ-11?

– Я не была бы столь категорична. Да, подростки фиксированы на соцсетях, онлайн-играх и постоянном поиске информации в виртуальном пространстве, но не для всех это будет разрушительно. Риск формирования зависимости у всех разный, что обусловлено многими факторами, о которых мы уже говорили. Зависимости существовали всегда, просто сейчас возможности их реализации стали гораздо шире.

– И что со всем этим делать? Как вытягивать из виртуального мира?

– Один из факторов формирования зависимости – неструктурированное свободное время. Отсюда и отсутствие цели, планов, незнание собственных ресурсов. Когда много свободного времени, подросток найдет, чем его заполнить. Универсальный способ невовлечения в зависимости – формирование гармоничной личности. Это достигается воспитанием, любовью, общением… Но если уже так случилось, что человек в другой, параллельной реальности, то идти за помощью к специалистам.

Игры – не игрушки

Между тем эксперты по-разному оценивают пользу и вред компьютерных игр.

Так, генеральный директор одного из разработчиков игр – ООО «Инфинити АППС» Михаил Удалый считает, что большинство игр все-таки развивает игроков: «Главный критерий создания новой игры – это интерес к ней, а это значит выбор конкретной аудитории, которую необходимо заинтересовать. Исходя из этого выбираются жанр, стилистика игры и пишутся сценарии для гейм-плея. Большинство игр так или иначе развивают игроков, но данное развитие больше идет "на логику". Также есть множество геймификаций для бизнеса. Это игры, основная цель которых и состоит в обучении сотрудников или клиентов, но обычно в них интерес игроков подкреплен материальными благами. Также некоторые геймификации используют в образовательных учреждениях, но ученики все же понимают, что результаты вполне настоящие и что они получают образование. В остальных же играх решает все сюжет. Не навязывая, есть возможность обучать игрока полезным навыкам или жизненным ситуациям. Но образовывать молодых геймеров вряд ли возможно, этим должны заниматься родители и соответствующие структуры. Рейтинг игр таков: на первом месте – экшены, на втором – симуляторы, затем аркады, головоломки и приключения».

А вот известный публицист, писатель и создатель компьютерных игр Дмитрий Пучков, известный под псевдонимом «Гоблин», предлагает задуматься над осознанием полезных игр, а родителям – обратить больше внимания на детей: «А почему никому не приходит в голову заняться любителями чтения, например, или футбола? Почему-то мы этим не занимаемся, а это же тоже – мания. Что касается компьютерных игр, то этим должны заниматься родители: как, сколько, во что играет ребенок, обсуждать их и искать варианты. Для чего родитель покупает ребенку гаджет? Чтобы он уткнулся в него и не мешал. А когда ему "башню сносит", то начинается: "Давайте его лечить!" В казино тоже масса людей ходят, а озверевших – единицы. Если уж у людей такая тяга к играм, то надо делать такие игры, которые развивают, чтобы действие происходило на историческом фоне: революция, Великая Отечественная война или руководить восстанием Пугачева. Пора обратить на это государственный взор».

Впервые в список болезней и психических расстройств Международной классификации болезней (МКБ), составляемый Всемирной организацией здравоохранения, предложено внести зависимость от компьютерных, цифровых и видеоигр наряду с наркоманией.
Автор: pixabay.com
  • Текст
  • Марина Бойцова