Яндекс.Метрика
  • Андрей Сергеев

Утке грозит реальное наказание за создание «группы смерти» ради хайпа

В социальных сетях распространяются новые «группы смерти», созданные некой Уткой.
Соцсети Фото: Д. Иванова

По Сети идет очередная волна панических сообщений о новых «группах смерти», созданных некой Уткой. Беспечные пользователи со всем возможным усердием бросились делиться информацией о страшной напасти.

Первоисточником сообщений о новой смертельной игре, угрожающей каждому ребенку, стала группа скучающих подростков, мечтающих о сомнительной славе. Они даже планировали создать аккаунты родителей, якобы потерявших детей от этой игры, для разжигания паники и привлечения внимания к своему проекту. Петербургская общественная организация «Молодежная служба безопасности» (МСБ) вывела Утку на чистую воду.

«Основная цель Утки – это хайп и желание прославиться, она пыталась осуществить информационную диверсию, используя вирусный маркетинг, вбросив информацию о новой страшной игре, как в конце зимы это пытался сделать другой гражданин со специфическим духовным миром – Марк Зоря», – отметил Леонид Армер, руководитель МСБ.

Он также добавил, что расчет был прост: запустить упоминание о проекте в информационное пространство, что повлекло бы за собой трудно контролируемую цепочку перепостов пользователями из родительской среды.

Впервые в поле зрения общественников, а следом и правоохранителей, Утка попала еще в 2017 году. Изначально предполагалось, что за сомнительным контентом стоит несовершеннолетняя девушка, которая решила «позабавиться». Все указывало на то, что подростком не занимаются родители, возможно, сложные отношения в семье и недопонимание сверстников крайне негативно повлияли на мировосприятие юного создания.

В беседах она не раз озвучивала идеи типа «совершу суицид, как Рина, прославлюсь зато» или «мне уже все равно, я не боюсь никого, плевала на ФСБ, если за мной придут – выброшусь из окна».

Наблюдение показало, что с определенного момента у Утки появилась команда помощников, т.е. речь идет о сообществе молодых людей, мнящих себя кураторами «групп смерти», а не об одном человеке, что позволит правоохранителям рассматривать их как «группу лиц, действовавших по предварительному сговору».

Изображая кураторов «первой волны» или «знакомых с ними» пользователей, молодые люди усердно культивировали легенду, что их проект самый старый, основанный еще в 2011 году и, как следствие, самый «правильный». В частности, для воплощения своего плана в жизнь они выкупали относительно раскрученные группы и аккаунты, переделывая их в угоду своему больному воображению.

На протяжении всего времени наблюдения Утка сообщала, что собирается «провести настоящую игру с суицидом, как планировалось изначально», но длительное время опасалась, зная, что находится под наблюдением волонтеров и правоохранителей. В начале мая 2018 года она анонсировала начало игры с 00:00 23 мая, что и начала активно осуществлять при поддержке единомышленников, выдав уже в задании №3 требование на самоповреждение. Это задание и подвело черту в деле Утки.

«К сожалению, Интернет остается площадкой, где могут объединяться различные патологии и отклонения, усиливая друг друга и вовлекая в какие-то негативные практики участников из "промежуточного слоя", тех, кто ситуативно мог начать "интересоваться темой по случаю"», – сказал руководитель МСБ.

Организатору Утки около 16 лет. Подростковая психика решила нетривиально решить недостаток внимания и личные проблемы в семье, не понимая, какой вред могут нести эти действия. Многочисленные попытки образумить «куратора», помочь ему сойти с опасного пути не увенчались успехом. Теперь, несмотря на юный возраст злоумышленников, делом Утки займется суд. Утке грозит как минимум «приятное» времяпрепровождение в спецшколе.

«Если родители не занимались воспитанием подростка, формированием его свободного времени, не разговаривали с ним о том, что может быть примером для подражания, не удивительно, что возникают проблемы. Столкнувшись с непониманием со стороны родителей к проявляющему самостоятельность подростку, его активность в социуме может приобретать самый невероятный асоциальный характер, – рассказывает Леонид Армер. – Если раньше это звучало как "не ходи в соседний двор, там плохая компания", то теперь это, по идее, выглядит как "не сиди в этой группе, тебя тут хорошему не научат". При отсутствии возможности быть признанным в достижении каких-либо успехов, подросток может начать искать любые формы самоутверждения и получения эмоциональных ощущений – от наркотиков до создания суицидальной игры под своим руководством, где он будет "царь и бог". Увы, со стороны общества реакция будет через призму Уголовного кодекса, особенно если желавшие остановить подобные действия исчерпали все имевшиеся ресурсы мягкого решения проблемы».

По опыту сотрудников МСБ, в данном случае речь идет о депрессивно-суицидальных группах, которые часто связаны с пабликами шок-контента (расчлененка, трупы, убийства). Именно там неоднократно наблюдалась концентрация подростков, находящихся в депрессии, и именно там могут состояться их первые разговоры о суициде и способах суицида. Когда эта тематика становится ежедневной в общении, у ряда людей, находящихся в группе риска, незаметно начинаются углубляющиеся изменения в мировоззрении, а окружающая группа общения подтверждает мысли, что «жизнь бессмысленна», «какой смысл в жизни?», «суицид – хороший выход». Причем в этих группах нет никаких так называемых «кураторов суицида», просто сама обстановка формирует определенное направление мыслей.

«Опасность представляют ситуации, когда в такой группе находится психически нездоровый участник, возможно, беспринципный тролль, который будет давать советы о методах и способах и провоцировать подростка по принципу "да ты все равно ни на что не способен, даже на суицид", что может как раз вызвать попытку суицида», – сказал Леонид Армер.

Он также добавил, что по аналогичной схеме можно говорить о группах так называемого «колумбайна» – нападений в школе. Кто-то обиженный грустит, может быть, вынашивает фантастические планы мести обидчикам, но в реальности он это проживет и переживет, как большинство подростков. Но если он попадет в группу, где спокойно обсуждается, как и за что можно было бы наказать врагов, и ежедневно участвует в разговорах о мести, «кровавой расплате», в обсуждении оружия, которое можно применить, то у ряда психически неустойчивых людей может начать формироваться убеждение, что «а почему бы и нет?», «я, оказывается, не один», а если это так, то «может, такие идеи и действия и не ненормальны?». И какой фактор-триггер сработает в каждом конкретном случае – неизвестно. Большинство ситуаций, заканчивающихся трагедией, – это результат длительного отсутствия интереса родителей к своим детям. Нежелание слушать и слышать, вникать в текущие проблемы взросления, которые для каждого подростка являются самыми важными и нерешаемыми.

«Вопрос психологического здоровья зависит от многих факторов: воспитания, окружения, сферы занятий и увлечений. Вместе с тем присутствует негативное информационное манипулятивное и паразитическое воздействие в виртуальном пространстве. В целом на сегодняшний день психологическое состояние подростков можно оценить как нестабильное», – сходятся во мнении психологи благотворительного фонда «Твоя территория», занимающегося оказанием психологической помощи подросткам.

Закрыть