twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

Как на "Прорыве" появился рэпер Хаски

На Новой сцене Александринского театра состоялась очередная церемония вручения театральной премии "Прорыв". 

Ежегодно, с 2008 года, организаторы премии поощряют молодых петербургских актеров, режиссеров, художников за новаторский и экспериментальный подход к творчеству. Наверное, именно этим был обусловлен столь нехарактерный формат проведения церемонии нынешнего года. Режиссером мероприятия выступил Семен Серзин – выпускник мастерской Вениамина Фильштинского, постановщик из команды "Этюд-театра" и создатель независимого "Невидимого театра",  лауреат "Прорыва" прошлого года. 

Картинка

Почему на театральном мероприятии появился рэп-исполнитель Хаски, как театр может быть "невидимым", в каком "настроении" ждать фильм Серебренникова "Лето", рассказал "ПД" сам Семен Серзин. 

– Семен, как у вас возникла идея пригласить на церемонию рэпера Хаски? Как эту затею восприняли организаторы премии? 

– Я не сказал бы, что являюсь поклонником творчества Хаски. Я услышал его песни случайно – на дискотеке в лагере, где мы делали проект с воспитанниками детских домов. Меня заинтересовало то, какую музыку сейчас слушает молодежь, что для них теперь актуально. И тогда возникла мысль пригласить Хаски на церемонию вручения премии, потому что, мне кажется, он – тоже прорыв этого года в своей среде. Договориться с ним оказалось несложно. Организаторы восприняли положительно. Эта идея, на мой взгляд, была созвучна премии. 

– Судя по тому, что вы не раз ставили спектакли, так или иначе связанные с легендами отечественного рока ("СашБаш" – нашумевший спектакль про Александра Башлачева, "Летели качели" – про мужчину, который пытается жить жизнью известного музыканта Егора Летова), вам эта музыка близка. С чем это связано? 

– Для меня это герои моего времени, хотя я только сейчас начинаю это осознавать. У меня была пластинка с песнями Башлачева, я слушал Дягилеву, Цоя, "Зоопарк", "Черный Обелиск", "Аквариум", "Аукцыон", "Звуки Му", "ДДТ", "Наутилус", Настю в промежутке с 13 до 16 лет. Если говорить просто: я хотел быть в чем-то на них похожим. И спустя время это чувство не ушло, оно лишь видоизменилось и воплотилось через режиссуру. 

– Не отходя от темы рока, хочу спросить о вашей работе в фильме Кирилла Серебренникова "Лето". Как вы относитесь к уже известным комментариям отечественных рок-исполнителей о том, что "весь фильм – ложь от начала до конца"? Как относиться к этому зрителям, которые ждут фильм? И, кстати, кого вы сыграли в этом фильме, если не секрет?

– Лично я весь фильм от начала до конца не видел, да и те, кто высказался, тоже. Поэтому все это абсурд, который только подогревает интерес к фильму. Я считаю, что обсуждать можно только то, что уже увидело свет. Сказать, кого я  там сыграл, не смогу до тех пор, пока студия официально не объявит о выпуске фильма. Хотя в моей роли ничего удивительного. 

Картинка

– С чем связано то, что вы создали "Невидимый театр"? И вообще,  почему театр – "невидимый"?

– Так получилось, что мои пути  с "Этюд-театром" разошлись. Два года назад я объявил о том, что больше не буду главным режиссером. Комментировать все это за давностью не вижу смысла. "Невидимый театр" возник как-то сам собой, потому что естественным образом появилась необходимость объединить в афишу все мои спектакли. Этого театра, по сути, действительно не существует – нет никакой реальной организации. Это театральное объединение, включающее в себя несколько спектаклей, круг артистов, художников, режиссеров, которым интересно вместе создавать и играть спектакли. Кстати говоря, во многом это и артисты "Этюд-театра", мои однокурсники, с которыми мы продолжаем работать. 

Нельзя создавать концепцию одного театра внутри другого – это ни к чему хорошему не приведет. Театр "невидимый" еще потому, что он возникает в различных местах: кроме площадки театра Karlsson haus, где мы играем четыре спектакля, мы выступали во многих других пространствах. Это и Social club на Рубинштейна, и Центр Шемякина. Мы делали флешмобы Stop and dance with me на улицах города, а сейчас готовим спектакль во дворе. Финансовый вопрос, конечно, очень острый, но в этом случае я делаю ставку только на зрителя. Пока у нас полные залы, мы можем позволить себе существовать. Я  категорически против того, чтобы актеры играли бесплатно. Пусть это не заоблачные деньги, но все же работа.

– Недавно у вас произошла неприятная ситуация с одним из московских театров: вам не выплатили положенную сумму за работу. Как избежать подобных случаев?

– В этом случае я могу сказать только одно: нужно заключать договор, прежде чем начинать работу. Просто взять за правило.

– Какой совет вы бы дали начинающим режиссерам, которые не знают, с чего начать свой путь? 

– Да что посоветовать – надо работать и упрямо делать то, что хочешь. Да и странно мне советовать что-то: я не уверен, что сам сформировался как режиссер. Эта профессия не так скоро складывается, мне кажется.

Картинка
Картинка

Фото: Интерпресс

  • Текст
  • Анастасия Яланская