twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. Star Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.
  • $
    65,81
  • 75,32
  • £
    85,8
  • Пробки 
    1

Статья

  • Марина Бойцова

Главный клинический фармаколог Петербурга рассказал, зачем нам выписывают псевдолекарства

Главный клинический фармаколог Санкт-Петербурга, президент профессиональной ассоциации клинических фармакологов Александр Хаджидис рассказал "ПД", что такое лекарства-пустышки и чем на самом деле лучше лечиться.

Главный клинический фармаколог Санкт-Петербурга, президент профессиональной ассоциации клинических фармакологов Александр Хаджидис рассказал "ПД", что такое лекарства-пустышки и чем на самом деле лучше лечиться.

Александр Кириакович, сейчас начинается подъем заболеваемости гриппом и ОРВИ. Аптеки потирают руки и выставляют поближе самые популярные средства "от простуды". А может ли врач вообще ничего не назначать и честно сказать: не трать деньги, пей морс и лежи в постели? Складывается впечатление, что доктор чувствует себя как-то неловко, если ничего не выпишет. И потому назначает хотя бы что-то.

К сожалению, это порочная психология. 95% общения врача и пациента заканчивается тем, что врач выписывает лекарство. Если он ничего не назначит, то он вроде бы что-то недоделал. А так быть не должно. Надо понимать, что производство лекарств – это бизнес, а врач является модератором, развивающим лекарственную науку. Когда есть пациент, вокруг него начинают крутиться чиновники, врачи, фарминдустрия, дистрибьюторы. Все хотят принести пациенту пользу, но фармбизнес хочет еще и заработать. Иногда цели, желания и возможности у всех участников этого процесса не совпадают. Однако благодаря фарминдустрии мы научились лечить очень многие заболевания, поэтому приходится привыкать к ее "побочным действиям".

Врачи всегда рекомендуют при простуде постельный режим. Зачем?

Совет полежать не случаен: дело в том, что вирус живет внутри клетки, он – паразит, и когда ты, будучи больным, активничаешь, вирус также активнее размножается и выходит за пределы клетки, в кровь, разносится с кровью по всему организму. При высокой активности во время заболевания также не все силы организма направляются на развитие иммунной реакции, это ограничивает возможности организма в борьбе с инфекцией.

Очень разные мнения насчет того, надо ли сбивать температуру.

Когда поднимается температура, это значит, что вырабатывается интерферон – белок, который выполняет защитную функцию и борется с вирусом. Что делают неграмотные врачи? Они дают сбить температуру. Хорошо, мы ее сбили (что делать не надо, кроме критических случаев – когда, например, в анамнезе у пациента были судорожные припадки на фоне лихорадки, или тяжелые сердечно-сосудистые заболевания, или что-то другое), тем самым мы уменьшили выработку собственного интерферона. А дальше неграмотный врач назначает тучу препаратов, чтобы они стимулировали только что сбитый иммунитет, причем все эти препараты – из разряда "летающих самолетов".

Что это такое?

Я так называю интерфероногены, или препараты из группы, которой вообще нет нигде, кроме России и стран СНГ. На них часто рисуют самолетики. Я не буду озвучивать названия, понятно, о чем речь – об иммуномодуляторах.

Это тоже из разряда фуфломицинов?

Есть препараты, которые могут влиять на иммунитет, но таких очень мало, и количество противопоказаний к ним больше, чем показаний, причем это жизненные показания – например, при иммунодефицитах. Есть интерфероны для внутривенного введения – не путайте их с виферонами, которые в нос капают, они неэффективны (интерферон – это белок, который будет денатурировать в слизистой носа и, таким образом, не действует). Препараты интерферонов для внутривенного введения эффективны, но токсичны и применяются в строго определенных случаях. А то, что продается в наших аптеках, – они не имеют доказанной эффективности. Это большинство препаратов, которые на слуху у всех.

Зачастую врачи действуют как под копирку: средства для снижения температуры, иммуномодуляторы и что-то для снятия симптомов. В итоге – тысяча рублей, а то и больше. Так принимать это все или нет?

Лекарств, которые борются с вирусами и поднимают иммунитет, – единицы. Есть так называемые адамантаны – это ремантадин и амантадин. Им уже лет 30-40. Но к ним уже выработалась резистентность, хотя некоторым больным они все же могут помочь. Однако они токсичны, влияют на печень и кроветворную систему, так что в каждом случае надо взвесить все возможные риски, потенциальную пользу и решать, что лучше: может, пускай лучше голова поболит немного, чем потом испытывать на себе побочные эффекты лекарств? Есть два современных противовирусных препарата, вокруг которых идут целые бои: это осельтамивир и занамивир, у нас известные под оригинальными торговыми названиями "Тамифлю" и "Реленза". У них есть доказанный эффект, они могут укоротить болезнь… на 1 день. К тому же они весьма недешевы. Поэтому снова надо взвесить, принимать или нет. Если пациент не из группы риска по развитию тяжелых форм вирусной инфекции, то, может, и не надо покупать?

Но они же реально облегчают симптомы по крайней мере.

Каждый знает, как он будет болеть, знает свой организм. И если организм просит полежать и выпить молока, то, может, к нему надо прислушаться, чтобы польза превысила вред. Любая болезнь тренирует иммунитет, но если кажется, что лучше полечиться от симптомов, – то принимайте. У них в большинстве своем состав примерно одинаков. Это антигистаминные препараты, парацетамол и витамин С (полезность которого никто не доказал). Они все неплохие в качестве симптоматических средств, но дорогие. Тем более что в принципе почти все это можно заменить, купив по отдельности и за копейки.