twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

В театре наступила полоса интереса к женам великих

Кажется, в нашем театре наступила полоса интереса к женам великих. Вообще-то этот интерес был всегда, и, например, множество пьес о Пушкине сюжетом своим имели Наталью Николаевну. В одних она оказывалась безвинной жертвой светской черни, в других ветреницей, потворствующей Дантесу… 

В зависимости от конфигурации располагался и сам Пушкин – всегда драматургически прямо зависящий от "поведения" жены в пьесе… Но сегодня в центре нескольких спектаклей оказываются уже собственно жены. Все чаще увлекает театр сюжет о Софье Андреевне Толстой и муже ее, Льве Николаевиче: вот где настоящая русская драма, темный космос, нераспутанный клубок взаимоотношений мужчины и женщины, проживших вместе 48 лет… 

Юродствующих, публичных, двух любящих и изводящих друг друга истериков, двух блистательных партнеров, сочинявших биографию гения, как драму жизни. Сперва М. Ивашкявичюс написал, а М. Карбаускис поставил фантасмагорию о Софье Андреевне (спектакль "Русский роман" иногда привозит к нам на гастроли Московский театр им. Маяковского, Софью Андреевну изумительно играет Евгения Симонова). Ее Софья Андреевна ревностно мучается, будучи отлученной от всего разом, но более всего страдает от понимания: Толстой, писавший любовь, сам не любил, не мог, не умел. А она умела. Драма Софьи складывается из множества планов и наслоений, что делает ее (как, вероятно, и было) невыносимой и для мира, и для себя. Теперь в  "Приюте комедианта" вышел спектакль Д.  Хусниярова "Толстого нет" по пьесе О. Погодиной-Кузминой, где Софью сыграла Ольга Антонова. 

Ее Софья Андреевна доживает жизнь в немилом старом доме, вне любви и  сама вряд  ли кого-то еще любя. В ней усталость женщины, тринадцать раз рожавшей, переписывавшей рукописи, занимавшейся хозяйством. Антонова играет пустоту и  потерянность, играет старость, замирание жизни. Ее не слишком интересуют даже страсти о наследстве, которые метут толстовских детей. Она инакая в этом доме, в котором, между прочим, хозяйка. И вот – еще одна премьера, на сей раз в театре "Мастерская", где в очередной сценической фантасмагории "Жены" Мария Романова собрала сразу нескольких: Наталью Пушкину, Софью Толстую, Анну Достоевскую, Елену Булгакову, Ольгу Книппер-Чехову. 

Им есть о чем поговорить. Ведь женщинам этим не позавидуешь: гениальность – не оценка и  даже не  талант или  дар, это природный феномен, приговор. Гениальность отличается от таланта, как любовь от романа или флирта. Через гения, помимо его воли и желания, воплощается некий сюжет, над которым художник не властен. Он сам – персонаж в божественном промысле, проводник. И как жить рядом с таким, если она, конечно, не Елена Сергеевна Булгакова, в которой лично я подозреваю чистую ведьму, бывавшую на бале у Сатаны…

  • Текст
  • Марина Дмитревская
  • главный редактор "Петербургского театральног