twitter Created with Sketch. vk Created with Sketch. facebook Created with Sketch. Light Created with Sketch. exclusive Created with Sketch. right-arrow copy Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Rectangle Created with Sketch. Artboard Created with Sketch. full Created with Sketch. 733614 copy Created with Sketch. 118731 Created with Sketch. accept-circular-button-outline Created with Sketch. fail Created with Sketch. Shape Created with Sketch.

Статья

В Петербурге жильцы "приговоренного" к сносу дома просят пересмотреть решение суда

Собственники квартир дома 32 по Тбилисской улице направили в Приморский районный суд Санкт-Петербурга заявление о пересмотре и отмене ранее вынесенного решения о сносе здания в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

Напомним, в декабре 2015 года районный суд удовлетворил иск Службы строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга о сносе 30-квартирного заселенного дома в Коломягах, который признали самовольной постройкой, за счет владельца земельного участка и собственников восьми квартир. Остальные жильцы право собственности пока так и не смогли оформить.

Новое обстоятельство

В августе 2017 года Санкт-Петербургский городской суд оставил решение районной Фемиды без изменений, а апелляционную жалобу ответчиков - без удовлетворения. До вынесения этого решения была предпринята неудачная попытка заключить между сторонами мировое соглашение. Затем участники процесса ждали поправок в городское законодательство об охранных зонах. Спорное здание, расположенное в границах охранной зоны вокруг усадьбы Орловых-Денисовых, превышало действовавший 10-метровый высотный регламент более чем в два раза. Однако принятый документ для жильцов Тбилисской, 32, не стал панацеей, поскольку установил предельную высоту в данном районе Коломяг в 20 метров. Назначенная же судом экспертиза установила превышение высотности здания более чем на три метра.

Прокуратура тогда встала на сторону собственников, настаивая на отмене решения суда первой инстанции, в частности, в связи с нарушением сроков исковой давности. Истец, обратившийся в суд с требованием о демонтаже в июне 2014 г., утверждал, что сроки не нарушены, поскольку о самострое Службе Горсстройнадзора якобы стало известно лишь в 2012 г.

Вновь вскрывшееся обстоятельство, по мнению жильцов "приговоренного" судом к сносу дома, опровергает этот момент. Как следует из текста направленного в суд заявления, лишь в ноябре 2017 года им стало известно, что владелица одной из квартир, Заслуженный работник культуры РФ Надежда Шкленикене, еще в 2010 году обращалась к губернатору, в Комитет по строительству и к начальнику Службы Госстройнадзора с жалобами на действия застройщика. Письмо, адресованное руководителю Службы, было зарегистрировано 6 мая 2010 года.

Сроки давности

Как указано в тексте направленного в суд заявления, Шкленикене "информировала Истца о том, что ЗАО "Петербургская инвестиционно-строительная компания" возвела жилой дом по адресу Тбилисская, 32, без разрешения на строительство, а также просила привлечь застройщика к административной ответственности".

"В 2010 году в доме не было еще ни одного собственника, не было зарегистрировано по постоянному месту жительства детей, в доме отсутствовали вторичные добросовестные приобретатели квартир. Своевременные меры Службы Госстройнадзора могли остановить заселение дома", - поясняют собственники, которые по решению суда должны за свой счет лишить себя купленного жилья, для многих из которых оно единственное.

Согласно Гражданскому кодексу РФ, срок исковой давности исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права. И теперь у жильцов дома на Тбилисской, по их мнению, появился документально подтвержденный факт того, что еще весной 2010 года Служба Госстройнадзора узнала о постройке их дома без разрешительной документации.

"Сам факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске", - говорится в заявлении собственников квартир.

Пока неизвестно, принято ли заявление к рассмотрению или его решено вернуть заявителям для возможного устранения нарушений.


  • Текст
  • Анна Кострова